Вернуться к обычному виду



«СONCORDIA DISCORS» из Воронежа и внешняя разведка России: взаимные симпатии очевидны!

  

«СONCORDIA DISCORS» из Воронежа и внешняя разведка России: взаимные симпатии очевидны!

В октябре 2013 г. в научном журнале «Берегиня 777 Сова» (г. Воронеж, гл. редактор – Р.Г. Гостев, д.и.н., проф., депутат Государственной Думы по фракции КПРФ) была моя статья про "реформирование внешней разведки" - Бобылов Ю.А. К интеграции инновационных университетов России с национальными службами внешней разведки // Берегиня 777 Сова, 2013, № 2 (17), с. 84-93.

Тематическая рубрика: ОБРАЗОВАНИЕ И НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ.

Воронежский журнал позиционирует себя как "НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ", сферой интересов которого являются ОБЩЕСТВО, ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА.
Мне представляется, что как по содержанию, так и по оформлению "Берегиня 777 Сова" претендует вскоре на вхождение в Перечень ВАКовских научных журналов.

Читателя впечатляет цветная обложка журнала, на которой изображена огромная СОВА, летящая на нашим земным шаром. От этой глубоко мистической обложки прямо веет многочисленными тайнами мира, к которым склонна обращаться Редакция.

«СONCORDIA  DISCORS» из Воронежа: ЧТО ЭТО?

Здесь можно обратиться к обширной мировой мифологии.

"Сова является амбивалентным символом. Это птица мудрости, но также мрака и смерти. Являясь атрибутом богини Афины, сова символизирует мудрость, познание. Совы обладают способностью видеть ночью, видеть все вокруг себя, не двигаясь с места, а только поворачивая голову, у них мудрый проницательный взгляд. Бесшумный ночной полет, светящиеся глаза и жуткие крики повлияли на то, что сову связывали со смертью и оккультными силами. Ее считали птицей смерти в Древнем Египте, Индии, Центральной и Северной Америке, Китае и Японии. Как ночная птица сова — символ грусти, ностальгии и одиночества. Кроме того, она олицетворяет опустошение и несчастье, темноту, ночь, дождь. Во многих традициях совы несут угрозу, пророчат беду. В сов могут обращаться ведьмы, колдуны, злые духи. Ей приписывали дар пророчества, возможно, из-за способности видеть в темноте. Некогда сова была символом способности не испытывать страха перед темнотой, то есть знать тайны, обычно скрытые для смертных. Но со временем, в поздней античности и в средние века, суеверие придало сове демоническое значение. В настоящее время это эмблема проницательности и книжной эрудиции". http://www.newacropol.ru/alexandria/symbols/owl/

ВОТ И ИСТИННАЯ МИССИЯ ЭТОЙ "СОВЫ" - знать тайны, обычно скрытые для смертных!

Мне приятно вновь коснуться тайн реформирования внешней разведки России, поскольку «СONCORDIA  DISCORS» из Воронежа меня идеологически и мистически поддержала.

Теперь скажу о миссии мистики и магии для обеспечения национальной безопасности России в мире.
В эти критические для выживания России дни хотелось бы по новому посмотреть на возможную роль доброго старого русского мистицизма в решении ряда важных задач. В сложные периоды жизни тех государств, которые “выжили”, всегда оказывалась велика роль “умного правителя” и его духовного “штаба”, который мог проявить “политическое ясновидение” и привести государство к расцвету политики, экономики и культуры. В самом крайнем случае это делали “революционеры”, взращенные на новой теоретической основе, но также при неизменном участии великих мистиков. Мистицизм как теория исходит из принципиальной возможности осуществления непосредственного единения конкретного человека с Высшим Смыслом (Богом, Абсолютом, Единым или Иным), что, однако, непостижимо в рамках обыденного человеческого  понимания (в том числе и в рациональной науке). Здесь своевременно появившийся мистик может дать Родине больше, чем вся РАН и некоторые новые  общественные движения и политологические Фонды, в том числе созданные при участии наших спецслужб.

Претендует ли сам автор на роль мистика?
Пожалуй!


Уже по своему определению мистика является воплощенной тайной, а сам мистик - редчайшим представителем человеческого рода в силу кардинальности своих идей, как правило, “непонимаемый”, “преследуемый” и “отвергаемый” своими современниками. Важно, что мистика-гения нельзя отнести к какой-либо одной профессии, области деятельности. Сильный российский политик иногда прямо должен быть гениальным мистиком. В этом смысле возможный и уже желанный кремлевский  мистик - это человек, со странными, но правильными и привлекательными идеями, живущий в мире вдохновения и интуиции и более, чем другие его сподвижники, близкий к постижению Высшего Смысла в развитии  современной России.
Хотелось бы также обратить внимание на то, что мистика начинается с конкретного человека в его соотношении с Тайной, которую именуют “мистическим опытом”. Здесь политик-мистик, экономист-мистик, идеолог-мистик представляет собой воплощенную Тайну, которая естественно раскрывается в его жизни и деятельности. Считается, что мистиками рождаются, но не сразу становятся. Каждый мистик неизбежно проходит тяжкий путь страданий и испытаний, который во многом определяет характер и степень раскрытия его мистической гениальности. Здесь, как и любой гений, мистик, внутренне “зная” свои способности, должен сам найти способ их развития и реализации.
Очевидно, что мистицизм не обязательно должен быть связан с церковной и религиозной деятельностью. В этой связи мистицизм не указывает на принадлежность “озаренного” или “творящего” к высокой культуре, но для его развития безусловно нужна длительная культурная работа и специальное обучение (в том числе и политологии), необходимо разочарование в действительности  и познание того, что человек не всегда постигает истину естественным научным путем, но делает это в ходе своей иррациональной практики или интуитивно.

К мистицизму сегодня всех нас толкает крайнее разочарование “прозападными” реформами эпохи Б. Ельцина, крупные провалы в экономике, образовании и бытии российской науки, наконец, крайняя нищета и социальное расслоение населения евразийской России.

Интересно, что в русской культуре мистицизм развивался не только в рамках церковной, но и внецерковной, т. е. светской, деятельности. В ряде случаев, не отвергая духовных заветов и исторического достояния православия, русские мистики (В, Соловьев, Е. Блаватская и др.) в определенной мере противостояли православию, видя значительные ценности в других религиях (Кравченко В.В. Вестники русского мистицизма: М., Издатцентр, 1997, с. 4-5). Особые достижения также приобрели некоторые русские ученые в рамках целенаправленного антиматериалистического движения в науке, что обеспечило им всплеск русского космизма (В. Вернадский, А. Чижевский, К. Циолковский и др.).
Тщательного анализа заслуживает специфика взаимоотношений мистика и его окружения. Всегда не мистик ищет мира, но мир - его (безусловно, что вся Россия сегодня в глубоком поиске). При этом таинственность, окружающая мистика, условна.
Мистик обретя Тайну (в том числе в области национальной безопасности России), хочет ее лишь отчасти сохранить, поскольку эта Тайна “велика есть”. И даже если начать о ней кричать на улицах или в печати, то это, в сущности, ни к чему хорошему не приведет (не поймут). Однако Тайна и на этом Блоге сама ищет своих “избранных”, ибо творчество имеет свои неписанные законы.
Н.А. Бердяев считал, что одним из отличительных свойств подлинного мистика является его “ненародность” и стремление к сохранению своей тайны. Поскольку тайна все же открывается, то ознакомленные с нею уже составляют “закрытое сообщество” (секту). Таким образом, в мистицизме почти  неизбежна  тайная (секретная),  хотя часто и миссионерская,  деятельность.

И на этом Блоге, и в ряде своих сообщениях я был обязан бить в набат в силу быстрого нарастания тайных биоугроз России, скорой крупномасштабной биологической войны, от ее агрессивных геополитических противников.

Кажется, в темном туннеле российской жизни возник спасительный просвет в виде специального Указа Президента РФ:

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=154162

Утверждаю
Президент Российской Федерации
В.ПУТИН
01.11.2013 N Пр-2573

ОСНОВЫ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ОБЛАСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ХИМИЧЕСКОЙ
И БИОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
НА ПЕРИОД ДО 2025 ГОДА И ДАЛЬНЕЙШУЮ ПЕРСПЕКТИВУ.


После этого введения я привожу текст своей статьи, в которой детализируется ряд вопросов, затронутых в самом первом моем сообщении,приведшем меня на этот Блог.


К интеграции инновационных университетов России  
с национальными службами  внешней  разведки


Ю.А. Бобылов,
к.э.н., научный редактор журнала «Менеджмент
и бизнес-администрирование».


Согласно определению ЮНЕСКО, информационные технологии  - это комплекс взаимосвязанных научных, технологических, инженерных дисциплин, изучающих методы эффективной организации труда людей, занятых обработкой и хранением информации; вычислительную технику и методы организации и взаимодействия с людьми и производственным оборудованием, их практические приложения, а также связанные со всем этим социальные, экономические и культурные проблемы. Такие технологии требуют сложной подготовки, больших первоначальных затрат и наукоемкой техники. Их внедрение должно начинаться с создания математического и программного обеспечения, моделирования, формирования информационных хранилищ для промежуточных данных и решений.
Прикладная информатика в той или иной мере входят во все российские вузовские специальности, а также является основой ряда узких специализаций.
Для России, существенно отставшей по инновациям и уровню менеджмента от США, стран Евросоюза, Японии, Израиля, Республики Корея и др., важное  значение имеет формирование новой модели подготовки кадров по прикладной информатике, способных, в частности, быстрее интегрироваться в современные методы и системы конкурентной научно-технической и экономической разведки России. При этом надо понимать особенности и различия легальных и нелегальных методов такой конкурентной разведки, также как и различия между государственной и корпоративной (и частной) разведкой.
Эта статья продолжает авторский цикл публикаций по проблемам реформирования внешней разведки России (
Примечание. Первая из серии статей: Бобылов Ю.А. Россия, ВТО и промышленный шпионаж // Бизнес и безопасность в России, 2001, № 4. Далее резонанс имела статья: Бобылов Ю.А. Ведомственная внешнеэкономическая разведка Минэкономразвития России как новая национальная спецслужба: некоторые аргументы «за» и «против» // Мир и безопасность, 2002, № 2. Таких статей вышло более десятка.

1. Новое качество выпускника российского университета:
  лучше понимать внешние и внутренние угрозы России


Экономика России требует нового качества российских менеджеров, инженеров и ученых для решения задач: 1) развитие инновационной эко­номики России; 2) повышение инвестиционной привлекательности РФ для иностранных инвесторов; 3) обеспечение экономической безопасности страны и др. [1; 2; 3].
По мнению автора, в решении таких проблем требуются «двойные технологии» управления и бизнеса, часть которых носят не совсем законный или прямо незаконный характер. Порой нужна опора на многоопытных «особых людей» из спецслужб. Новая миссия ведущих инновационных университетов  состоит в том, что следует начать учить соответствующим методам внешней и внутренней конкурентной разведки. В центре внимания научно-техническая или экономическая разведка в интересах повышения конкурентности  нашей экономики и предпринимательства.
В изучении таких методов в высшей школе России нет ничего «незаконного».
Как отмечает в своих работах к.э.н., руководитель Центра проблем военно-промышленной политики Института США и Канады Е.А. Роговский, современные разработки в области информационных технологий опираются на такое объективное свойство глобального, остро конкурентного информационного пространства как информационная асимметрия, иначе говоря, на неравенство национальных информационных потенциалов. Это означает, что одна из сторон, участвующих в информационном взаимодействии, обладает не просто большими возможностями, чем другие, но доминирует в глобальном информационном пространстве.
Термину информационное доминирование соответствует целый набор способов информационного воздействия на противника (конкурента/ оппонента): 1) информационный мониторинг - сбор необходимой информации о противнике; 2) информационное давление - манипулирование данными с целью побуждения противника на те или иные действия (решения); 3) информационное сдерживание - недопущение использования противником информационного пространства в целях, противоречащих интересам доминирующей стороны [4].
Практическая значимость таких прикладных информационных технологий особенно велика для целей обеспечения национальной безопасности, поскольку научно-техническая разведка имеет своей миссией получение доступа к непатентуемым секретным изобретениям. Более широкое поле шпионской деятельности - патентуемые изобретения и различные непатентуемые промышленные «ноу-хау», защищаемые корпоративной коммерческой тайной.
Вместе с тем, специальные (в том числе секретные) прикладные информационные технологии выходят за пределы узко военных или специальных задач и функций.
В сфере российских НИОКР чрезвычайно велико доминирование зарубежной научно-технической и производственной информации. Россия перешла разумные границы обеспечения своей научной и технологической безопасности. При анализе «критических ситуаций» вначале стоит проблема диагностики (что «это»?), далее системная оценка с учетом факторов обеспечения национальной, экономической и иной безопасности, наконец, наступает стадия выработки решения для преодоления сложившейся опасной ситуации.
Для примера, большую озабоченность экспертов по национальной безопасности в 2013 г. вызвало, в частности, решение Министерства образования науки РФ поручить разработку так называемой «Карты российской науки» фирме «Pricewaterhouse Coopers RUSSIA». Это наносит  прямой вред национальным интересам и безопасности страны, поскольку многие фундаментальные и прикладные НИОКР, включая проводимые в федеральных министерствах и ведомствах, в РАН и высшей школе являются сферой «двойных технологий».
Не станем вспоминать про закрытые ядерные технологии, в том числе на АЭС гражданского назначения, а обратимся к наукам о жизни.
Казалось бы, биология и медицина – это важные науки гуманитарной направленности, основная цель которых повысить ресурсы выживаемости человека, важнейших видов животного и растительного мира. При этом  цель деятельности фармацевтической промышленности и новых биотехнологий – создание эффективных лекарственных и защитных препаратов, а также устойчивых к природным вирусам и микробам генно-модифицированных организмов (ГМО).
Однако в ХХ-м веке начались масштабные работы по созданию особо опасных видов инфекций военного назначения и средства защиты от них. Биологическое оружие – это важная составная часть общего мирового военного потенциала, тщательно скрываемая в рамках «двойных технологий» в биологии и медицине, многочисленных научных организаций медико-биологического профиля.
В августе 2009 г. научный журнал «Nature» опубликовал статью Д. Соммэр о продолжающейся милитаризации биологии и необходимости жесткого общественного контроля над этим процессом, в очередной раз поднимая вопрос об ответственности науки за разработку оружия массового уничтожения. Сама статья начиналась таким тревожным обращением Ассоциации медиков Великобритании: «...Если мы продолжим бездействовать, а использование биохимического оружия не будет жестко регламентировано, мы вступим на скользкий путь, в конце которого – милитаризация биологии и намеренная манипуляция эмоциями, памятью, иммунными реакциями и даже репродуктивными способностями людей».
См.: oko-planet.su/.. ./25047-dario-salas-sommyer-oborotnaya-storona-nauki.html
В данной статье также цитируется Дж. Морэно, профессор этики  Пенсильванского университета, сказавший: «Постепенно биологические и медицинские исследования под эгидой DARPA и Пентагона превращаются в новую отрасль разработки вооружений, а интерактивные технологии, якобы «совершенствующие» возможности человека, на самом деле предназначены для вторжения в мысли и разум обывателя».
Обширная информация о военной биологии в СССР содержится в книге Л.А. Федорова «Советское биологическое оружие: история, экология, политика [5]. Эта книга – уникальна по своему содержанию и раскрывает многие государственные тайны СССР. Также в ней приведены полные тайн признания ученых-эмигрантов бывшего СССР и специалистов из Минобороны и спецслужб.
С другой стороны, экспертами по национальной безопасности отмечается, что «военно-ориентированная наука достигает вершины своего развития, когда именно наука о жизни становится наукой о смерти и, соответственно, важнейшим средством войны. Соответственно меняется и конфигурация современного военно-промышленного комплекса (ВПК), отчасти повторяя вехи создания первой атомной бомбы и секретной атомной промышленности» [6].
По этой теме написана авторская монография:  Бобылов Ю.А.Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоемкого биотерроризма. Изд. 2-е. // М.: Белые Альвы, 2008, 384 с. – электронная версия книги имеется на ряде российских и зарубежных сайтов.
Можно прогнозировать  прозападную направленность рекомендаций нанятой Миноборнауки РФ «Pricewaterhouse Coopers RUSSIA» по организации деятельности российских ученых-биологов и уточнению профиля образовательных программ, например, работам по ГМО и пищевых ГМП. Пока биологи во всем мире гонялись за грантами для новых НИОКР, крупные сельскохозяйственные корпорации США и Евросоюза поставили на поток промышленное производства генно-модифицированной пищевой кукурузы и сои, вызывающей бесплодие у женщин и всплеск онкологических и иных заболеваний в странах Африки. В свою очередь политики США в целях поддержки таких корпораций активно рекомендуют потреблять пищевые ГМП, а при подписании Соглашения о присоединении России к ВТО обязательным условием для российского стороны потребовали снятия ограничений на внутреннем российском рынке.   Результатом такой «прогрессивной» внешнеторговой политики стало заметное увеличение генетических уродств, всплеск бесплодия среди людей и животных, появление новых заболеваний, исчезновение разных видов растений и животных.
«PricewaterhouseCoopers «(PwC) — крупнейшая в мире международная сеть компаний, предлагающих профессиональные услуги в области консалтинга и аудита. Сеть международной компании насчитывает около 770 офисов в 158 странах. В 2006 году 425 компаний из мирового рейтинга корпораций «FT Global» 500 были клиентами PricewaterhouseCoopers. В «PwC» работает более 168 тыс. человек. Выручка корпорации в 2011 году составила 29,2 млрд. долл. США.  В России работает около 2300 сотрудников российской части «PwC». Конечно, есть ряд направлений сфере организации корпоративного управления и развития внешнеэкономического сотрудничества на уровне крупного и среднего бизнеса, где Россия получает известные экономические результаты. Но можно ли доверять «PwC» даже по «форме» совершенствование управленческих технологий в Минобрнауке, сети научных организаций и вузов, формирование «перспективных» грантов и др.?
Очевидно, что по ряду особенностей обеспечения национальной безопасности России это следует делать с большой осторожностью и в опоре на использование норм информационной защиты на основе законодательства РФ по государственной и коммерческой тайне. Есть свои аргументы России в пользу активизации легальной и нелегальной научно-технической и экономической разведки, а также уголовно наказуемого в развитых странах мира промышленного шпионажа.
В современных гражданских НИОКР России также есть свой предмет засекречивания информации, документации и первых опытных изделий, особенно когда открывается возможность неожиданного выхода производителя товаров и услуг на емкий мировой рынок. Такие новые инновационные установки правомерны при изменении нашего отношения к имитационным технологиям и имитационной продукции, особенно для насыщения внутреннего рынка.
Огромные затраты на науку и новую технику в милитаризированном СССР и условиях гонки вооружений сформировали в нашей стране устойчивый культ ученого-первооткрывателя в фундаментальной и прикладной науке. И даже сегодня претензия на позицию первопроходца стала уже чем-то вроде обязательного атрибута любого сильного предприятия (также вне ядерного или оборонного комплекса). Успех продукта и компании на рынке в рамках теории традиционного стратегического менеджмента очень часто связывается с подходом «новое во всем и всегда».
Однако мировая промышленная практика показывает, что «копирование чужих идей и их переработка представляет собой бизнес, имеющий не меньшие шансы на процветание, чем бизнес первопроходцев» [7, с.78].
Здесь А.А. Козиков отмечает новую управленческую стратегию использования инновационных имитаций компании «Procter&Gamble» (P&G), которая в 2000 г. компания приняла концепцию «Соединять и развивать» (Connect and develop). Суть новой инновационной культуры компании заключается в переходе от инноваций, разрабатываемых только внутри компании, к заимствованию порядка 50% идей из внешней среды. Такая идеология организации бизнеса особенно распространена в фармацевтических компаниях, где острая конкурентная борьба, большая инновационная динамика и емкий мировой рынок.
Как показывает зарубежная инновационная практика, компании, которые достигают выдающихся результатов, часто становятся объектами для подражания конкурентов. Их успешные новые продукты или технологии полностью или частично заимствуют другие компании в надежде получить аналогичные результаты. Однако такая продуктовая или производственная  имитация достижений первого изобретателя все-таки основывается на оценке результатов деятельности других компаний (outcome-based imitation). Конкуренты всегда  анализируют результаты внедрения инновации, которую ввели другие организации, затраты и прибыль по стадиям освоения в серии, сильные и слабые стратегии освоения инновации, чтобы определить, насколько она им нужна и возможна для заимствования (в том числе на основе промышленного шпионажа). Прибыльность инновации является важной предпосылкой, которая предопределяет ее копирование и скорую имитацию.
Трудно сказать, кто из выпускников престижного мирового университета более интересен для успешно работающего наукоемкого предприятия – «изобретатель-инноватор» или «шпион-имитатор»? Однако в данном случае речь идет об имитации для производства наукоемкой продукции.
История мирового промышленного шпионажа показывает, что умело украсть новое техническое или технологическое решения – это лишь часть задачи. Часто отставание конкурента в уровне технологической базы затрудняет прямое использование зарубежной документации. Но это часто компенсируется большей изобретательностью в частных решениях по ее внедрению, простотой и изящностью отдельных заимствованных конструктивных решений. Здесь также возникают свои секретные и коммерческие «ноу-хау» [8; 9].
Редкая для российской управленческой теории позиция А.А. Козикова трансформирует наше понимание сущности «инновационного вуза» и ставит новые учебные задачи для инновационных университетов России.
Все это новые задачи для инновационных университетов России и принятия стимулирующих воздействий на них со стороны Минобрнауки.

2. К разумному балансу военно-промышленных и гражданских инноваций в России

В более фундаментальной постановке вопроса актуальна интеграция инновационных университетов со структурами внешней разведки, где головным ведомством является Служба внешней разведки РФ (СВР), а координируемыми - ФСБ и ГРУ Минобороны РФ. Речь идет об активизации научно-технической и внешнеэкономической разведки в интересах развития промышленного потенциала крупного и среднего бизнеса, а также поддержки малого наукоемкого бизнеса [8; 9; 10; 11].
В частности, нужна поэтапная подготовка инженеров, ученых, преподавателей высшей школы, аспирантов и стажеров с созданием учебных Кафедр от СВР.
В последние годы Россия в 2–3 раза отстает от развитых стран мира (включая ЕС) по уровню затрат на НИОКР. На эти цели, включая нужды обороны и безопасности, расходуется лишь около 1,1% ВВП. Однако милитаризированная сфера российских НИОКР часто не адекватна целям инновационного промышленного развития и роста конкурентоспособности гражданской промышленной продукции.
Чрезмерно большие военные расходы приводят к разрушению гражданской экономики.
По разным источникам на сферу военных исследований и разработок в мире в конце прошлого века приходилось около 40% расходов на науку. При этом около 10% средств, затрачиваемых на оборону, направлялось на военно­промышленные исследования и разработки. В период наибольшего военного противостояния на США приходилось около 50% мировых затрат на военно-промышленные исследования и разработки, на СССР — около трети. Особым приоритетом было развитие атомной военной промышленности. По оценкам, оборонные расходы СССР и США в 1989 г. были примерно равны и составляли более 300 млрд. долл. В 90-е годы в РФ и США оборонные расходы снизились. После 2000 г. начался их новый рост. Так, вскоре в США военные расходы превысили 500 млрд. долл., из них затраты на военные НИОКР достигли 65 млрд.
Посмотрим данные А.М. Павлова в статье «Динамика открытий и изобретений (1931–1990» в «Вестнике Российской академии наук» (1996, т. 66, № 51).
Анализ советских открытий в 1931—1990 гг. свидетельствует, что особенно интенсивно фундаментальная наука развивалась в 1945—1980 гг. Значительный удельный вес среди зарегистрированных открытий приходился на «явления» (67,6%), а доля «закономерностей» и «свойств» была почти одинаковой (на уровне 16 %). Пик открытий по пятилеткам пришелся в СССР на 1961-1965 гг. (зарегистрировано 392 открытия). Наибольшее число открытий было сделано в ядерной физике и физике плазмы - 73 (18,6%), в химико-технологических науках и физике твердого тела - 71 (18,1%). Очевидна военная направленность этих направлений и их близость к атомной, ракетной, авиационной и космической, а также оборонной технике.
Однако в СССР были научные «лидеры» из гражданской сферы науки. Так, в области биологии было зарегистрировано 51 открытие (13,0%), медицины - 44 (11,2%). Некоторые виды продукции гражданского назначения, например, спортивный инвентарь, применяемый на престижных международных соревнованиях, в ряде случаев требовали таких материалов и технологий, которые отсутствовали даже в авиакосмической промышленности.
Выступая в марте 2010 г. в Госдуме вице-премьер С.Б. Иванов сообщил, что в стране неблагополучное положение с выпуском отечественных комплектующих: "В "оборонке" - 35% российских комплектующих, а 65% - иностранных. В "гражданке" - 10% отечественных комплектующих, и уже 90% иностранных" - см.: http://www.newsru.com/russia/10mar2010/mistral.html.
В последние годы Россия передвинулась на 3-е место в мире в рейтинге стран с наибольшими военными затратами. Согласно докладу Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), самые крупные военные расходы в мире в 2011 г. пришлись на страны: 1) США - 711 млрд дол. (минус 1,2% по сравнению с 2010 г.); 2) Китай - соответственно 143 (+ 6,7%); 3) Россию - 71,9 (+ 9,3%); 4) Великобританию - 63 (- 0,4%); 5) Францию - 63 (- 1,4%); 6) Японию – 59 (0%); 7) Индию - 49 (- 4,9%); 8) Саудовскую Аравию - 48 (+ 2,2%); 9) Германию – 47 (- 3,5%); 10) Бразилию - 35,4 млрд дол. (- 8,2%) – см.: http://nationalsafety.ru/n68214.
В конце 2012 г. Россию признали одной из самых милитаризированных в мире стран. Речь идет об очередном ежегодном рейтинге Боннского международного института конверсии, где наша страна заняла четвертое место в мире.  См.: http://www.newsru.com/world/17dec2012/military.html
Один из главных показателей  данного рейтинга - отношение военных расходов страны к уровню ее ВВП. Первая десятка самых милитаризированных стран мира выглядит так: 1. Израиль;  2. Сингапур; 3. Сирия; 4. Россия; 5. Иордания; 6. Кипр; 7. Кувейт;  8. Азербайджан; 9. Бахрейн; 10. Саудовская Аравия. По расчетам  вышло так, что США, опережающие все прочие страны, включая Россию, по сумме абсолютной величине военных расходов, оказались всего лишь на 30-й строчке.
По информации российских СМИ, в течение 2012 – 2020 годов на нужды ВПК  по Государственной программе вооружений (ГПВ) выделяется около 23 трлн. руб.  Из них 3 трлн. руб.  по госпрограмме вооружений планируется потратить на развитие оборонно-промышленного комплекса, что стимулирует развитие общетехнического профессионального образования, например, в авторитетных московских  МВТУ, МИСиС , питерском «Военмех» и др. Более 20 трлн. руб. из пойдут только на покупку вооружений в интересах Министерства обороны России, в которых также принимают участие технические университеты отраслевой направленности (авиационные, кораблестроительные и др.). Так, ВМФ получит до 2020 г. вооружений на 4,7 трлн. руб.  На перевооружение Сухопутных и Воздушно-десантных войск  пойдет 2,6 трлн. руб. На развитие Войск воздушно-космической обороны направляется  около 4 трлн.  руб. ВВС получат также  4 трлн. руб. Расходы на РВСН составляют около 1трлн. руб. По оценкам, в сумме это составит до 16,6 трлн. руб. Прочие расходы на иное вооружение (системы связи и управления, материально-техническое обеспечение и др.) и инфораструктуру составляют почти 4 трлн. руб. См.:http://vpk.name/news/71604_rossiya_potratit_na_sekretnoe_oruzhie_chetyire_trilliona_rublei.html
В интервью «Российской газете» от 26. 09. 2012 г. заместитель председателя правительства РФ и председатель Военно-промышленной комиссии Д.О. Рогозин отметил: «В любом случае эти деньги пройдут через производство и науку: на оплату научных исследований, опытно-конструкторских работ, закупку самого вооружения. Прибыль уйдет собственно в доход предприятий».
В развитии новой инновационной политики России до 2020 г. нужна специфическая «революция демилитаризации».
Думается, в научно-технической политике России следует: 1) лишь частично следовать нуждам ВПК; 2) не пытаться конкурировать со странами, от которых по ряду направлений Россия отстала «навсегда» (пример промышленных роботов Японии и др.); 3) сделать более приоритетным недропользование и соответствующую российскую науку и технику (так, логично, например,  производить экскаваторы для земляных работ «лучшие в мире»).
Осенью 2012 г. законодательно создан «Фонд перспективных исследований» (ФПИ) для разработки нетрадиционных видов военной и специальной техники, как аналог американской ДАРПА. Появление в России ФПИ является большим достижением Военно-Промышленной комиссии Правительства РФ. Однако в системе Минэнерго США уже несколько лет действует энергетический аналог военной ДАРПА.
Об энергетическом ФПИ в России практически не дискутируют. Здесь автор в лидерах [12].

3. «Белые пятна» российских стратегий инновационного развития
и модернизации экономики


Разработчики утвержденной Правительством РФ 8 декабря 2011 г. «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года» указывают на три возможных стратегии инновационного развития России (с. 21-23) - 1) инерционное развитие с игнорированием научно-технического прогресса; 2) догоняющего развития и локальной технологической конкурентоспособности; 3) достижения лидерства в ведущих научно-технических секторах и фундаментальных исследованиях.
По вариантам 2 и 3 видятся новые крупные задачи как высшей школы, так и внешней разведки РФ.
По оценкам первых лиц в руководстве страны (В.В. Путин и Д.А. Медведев), российские спецслужбы должны в большей мере обеспечивать конкурентоспособность нашего крупного и среднего бизнеса и решать задачи эффективной интеграции страны в мировую экономику.
В своем интервью для «Российской газеты»  по случаю 90-летия Службы внешней разведки (СВР) России ее руководитель М.Е. Фрадков подтвердил, что руководство страны понимает необходимость и важность внешней разведки для России. По его оценке, наша Служба сохраняет все возможности для оперативного, качественного, эффективного решения поставленных перед ней задач, и в настоящий момент входит в сообщество наиболее сильных и конкурентоспособных разведок мира. См.: http://www.rg.ru/printable/2010/12/20/svr.html
Научно-техническая разведка может эффективно вести лишь специалистами с хорошим техническим образованием, что отличает по целям и методам от политический или военной разведки. Другим условием успехов в этой сфере является хорошее знание иностранных языков.
После распада СССР и ликвидации КГБ основной задачей российской Службы внешней разведки (СВР) стало приобретение деловой информации и передовых технологий преимущественно в интересах поддержки оборонной промышленности.  
По информации С. Лещенко, бывшего офицера КГБ, перевербованного американцами, "Служба Т" (техническая разведка) в СВР России имеет три подразделения: оперативный отдел руководит деятельностью агентов за рубежом и в России; аналитический отдел занимается координацией собранной информации, составляет списки иностранных компаний и выпускаемой ими продукции; исследовательский отдел сортирует собранную информацию и направляет ее в соответствующие министерства и исследовательские институты Российской академии наук – см.: www.e-edu.by/students/guidance/manuals/0408_PersCapacity.swf, с. 137-138.
Сдержанная публичная информация о СВР России приводится на сайте данного федерального ведомства.
Мировая военная продукция составляет лишь незначительную часть в мировом ВВП. По данным Р. Пухова, в 2009 г. доля военного производства в мировой экономике составила лишь 0,7%, доля США в мировой военной продукции – 50%, доля экспорта в мировой военной продукции – 13% [13]. В наукоемком бизнесе (ИТ, нано- и биотехнологии, новая энергетика, материалы и др.) доминирует гражданский сектор, что особенно ярко проявляется в экономике Японии и Республике Корея.
С другой стороны, для понимания сути новой модели специалиста по прикладной информатике  важно появление в мире новых «нетрадиционных» форм ведения войны. В частности, это крупномасштабные торговые войны, в которых активно участвуют национальные спецслужбы.
Обратимся к базовому федеральному закону «О внешней разведке», который был принят Государственной Думой 8 декабря 1995 года и подписан Президентом РФ Б.Н. Ельциным 10 января 1996 г. № 5-ФЗ (Собр. зак. РФ, № 3, ст. 143). Закон РФ имеет пять самостоятельных глав.
Традиционно внешняя разведка СССР имела преимущественно «военно-промышленную» ориентацию (атомные, ракетные, космические и другие секреты и работы потенциальных противников), что определяет и ныне  многие нормы права РФ, включая защиту государственной тайны РФ [14].
Советские традиции все еще сильны в СВР России и других спецслужбах.
С точки зрения российского экономиста с опытом работы в сфере инновационной и торгово-промышленной политики и поддержки национального производителя товаров и услуг, особенно в условиях присоединения России к ВТО, приведенные определения кажутся весьма неточными по существу целей нашей внешней разведки (см. ст. 5 закона «Цели разведывательной деятельности). Внешняя разведка лишь отчасти должна быть ориентирована на обеспечение национальной безопасности и обороны страны. Ее роль для перехода к «инновационной экономике» пока недооценивается.
Экономическая практика федеральных министерств и ведомств РФ, так и в крупном и среднем бизнесе в условиях присоединения России к ВТО в августе 2012 г. требует более активной внешней разведки и спецопераций для перехода к «инновационной экономике». В этой связи  автором предлагается создание «Третьих отделов», в своей деятельности интегрирующих формы и методы стратегического менеджмента с секретными целями и методами работы спецслужб (ФСБ, СВР и др.), включая специальные операции. Следовало бы продолжить цепочку особых закрытых управленческих подразделений – «Первые отделы», «Вторые отделы», «Третьи отделы» [11].
Шпион - это очень нужная, но рискованная профессия. В США даже кража деловых секретов квалифицируется как федеральное правонарушение с наказанием исполнителей лишением свободы до 15 лет и штрафом до 500 тыс. долл. Утешает, что пойманные ценные тайные агенты быстро обмениваются и возвращаются в свою страну.
Кажется, в интересах внешней разведки России (СВР,ФСБ,ГРУ) и растущего крупного и среднего российского бизнеса (и вне секретных структур ВПК) наша высшая школа и РАН могли бы внести больший вклад для подготовки нужных специалистов.
Какие бы методы защиты информации не предпринимались бы ведущих инновационных, деловых и финансовых центрах, уязвимым остается человеческий фактор.
Характеризуя значимость промышленного шпионажа, можно привести показатели экономических потерь Германии от промышленного шпионажа в 2007 г., которые составили 2,8 млрд. евро (См.: http://www.rbcdaily.ru/2007/11/26/world/305067). Эти данные приведены в совместном опросе, организованном компанией по предоставлению охранных услуг «Corporate Trust», Бюро прикладной криминалистики в Гамбурге и редакцией «Handelsblatt». В этом опросе приняли участие 741 немецкая фирма. Примерно 20% всех немецких компаний уже стали жертвами промышленного шпионажа или же в них имела место утечка интересующей конкурентов служебной информации. Утечка происходила разными способами. Примерно в 15% случаев конкуренты хакерскими способами подключались к внутренним базам данных. Кроме того, «прослушка» велась спецслужбами конкурентов. В 20% случаев имела место нелояльность собственных сотрудников. В 18,7% случаев сотрудники компаний оказывались завербованными фирмой-конкурентом или же зарубежной спецслужбой в целях передачи им закрытой информации. Иногда продажей информации занимаются  бывшие работники фирмы. Согласно исследованию, в нелояльности по отношению к собственной компании чаще всего замечены делопроизводители (31,3%), квалифицированные рабочие (22,9%) и менеджеры (17,1%).

4. Две модели внешней конкурентной разведки


В последние годы узким место при реализации более активной инновационной и инвестиционной политики даже в стратегически значимых секторах экономики России является дефицит нужных финансовых средств как на уровне государственного бюджета, так крупного и среднего бизнеса. Банки России не имеют возможности предоставления заемщикам «длинных денег». На практике такой дефицит отчасти преодолевается иностранными заимствованиями, что резко повышает требования к корпоративной финансовой разведке.
Здесь миссия доступа к зарубежной финансовой информации выпадает уже не на выпускников технических университетов, а инновационных гуманитарных университетов, готовящих международников. В России – это, в частности, столичные МГУ, МГИМО, ВШЭ и ряд других университетов.
Если говорить о необходимости улучшения такого специфического образования в нашей высшей школе, то можно признать своевременным переход к широкому преподаванию в вузах курсов  конкурентной разведки.
Как специфическая учебная дисциплина и сфера деятельности «Конкурентная разведка» вынуждена действовать на ограниченном поле.
Вот определение термина «Конкурентная разведка» по ВИКИпедии:
«Конкурентная разведка (англ. Competitive Intelligence, сокр. CI) — сбор и обработка данных из разных источников, для выработки управленческих решений с целью повышения конкурентоспособности коммерческой организации, проводимые в рамках закона и с соблюдением этических норм (в отличие от промышленного шпионажа); а также структурное подразделение предприятия, выполняющее эти функции. Другое определение понятия «Бизнес-разведка» - это особый вид информационно-аналитической работы, позволяющий собирать обширнейшую информацию о юридических и физических лицах без применения специфических методов оперативно-розыскной деятельности, являющихся исключительной прерогативой государственных правоохранительных органов и спецслужб» - см.: ru.wikipedia.org. wiki/Конкурентная_разведка.
Другие часто встречающиеся названия конкурентной разведки - деловая разведка», «корпоративная разведка», «аналитическая разведка», «маркетинговая разведка», «коммерческая разведка», «экономическая разведка».
Для сравнения, по той же ВИКИпедии: «Промышленный шпионаж - форма недобросовестной конкуренции, при которой осуществляется незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну с целью получения преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно получения материальной выгоды. Основное предназначение промышленного шпионажа - экономия средств и времени, которые требуется затратить, чтобы догнать конкурента, занимающего лидирующее положение, либо не допустить в будущем отставания от конкурента, если тот разработал или разрабатывает новую перспективную технологию, а также чтобы выйти на новые для предприятия рынки. Это справедливо и в отношении межгосударственной конкуренции, где к вопросам экономической конкурентоспособности добавляются и вопросы национальной безопасности. Основное отличие промышленного шпионажа от конкурентной разведки в том, что промышленный шпионаж нарушает нормы законодательства, прежде всего, уголовного, тогда как конкурентная разведка этого делать не может. Промышленный шпионаж остаётся и будет оставаться мощным инструментом государственных разведок, предназначение которых - прямое нарушение законов иностранных государств в интересах и по поручению своей страны» - см.: http://ru.wikipedia.org/ wiki/промышленный шпионаж.
Изучение технологий промышленного шпионажа вполне возможно в наших ведущих инновационных университетов и не является незаконной деятельностью.
Практика деятельности открытых организаций дает различные возможности приобщения ко многим закрытым сведениям, особенно с использованием специализированных организаций и предприятий, имеющих лицензию ФСБ России на секретную деятельность. В такие организации пропуск граждан РФ может осуществляться по обычному паспорту.
Государственная тайна может иметь несколько грифов секретности и создан целостный механизм законодательной и оперативной защиты такой тайны (доступ к тайне; допуск к тайне, защищенные носители информации и др.). Вместе с тем, общее законодательство РФ по государственной тайне - открытое. Также имеются весьма объемные учебные пособия по государственной тайне и особенностям засекречивания. Автор выделяет, например, книгу питерских авторов «Государственная тайна и ее защита в Российской Федерации» (2003 г.) под редакцией М.А. Вуса и А.В. Федорова [13].

5. Ждать ли инициативы со стороны СВР или из Минобрнауки?


Спецслужбы в мире имеют сложившиеся секретные методы и средства внешней разведки, контрразведки и ведения тайных секретных работ. Так, шифрование открытых текстов уже является секретной деятельностью, поскольку шифры - секретны.
Ниже любопытная цитата из книги о спецслужбах, где имеется повышенная концентрация «особых людей»:
«Во исполнение своих праведных и неправедных задач спецслужбы используют в своей деятельности специальные формы и методы, которые обычно не применяются други¬ми государственными органами власти и управления. Мо¬гущество, которое обрели нынешние специальные службы ведущих стран мира, зиждется на многих факторах. К ним можно отнести многотысячные коллективы сотрудников, размещаемых в многоэтажных комплексах, академиях и на¬учно-исследовательских институтах. В распоряжении спец¬служб находятся мастерские по подделке документов, изго¬товлению технических спецсредств, ядов и оружия (вплоть до психотронного и генетического). Здесь трудятся специа¬листы по шифровке и дешифровке текстов; хранители опе¬ративных учетов и архивов; мастера конспиративных встреч и явок; профессионалы в деле запугивания и вербовки; сле¬дователи и палачи. Среди спецов здесь имеются те, кто мас-терски владеет древними навыками изощренных пыток, и — те, кто освоил суперновейшие профессии, граничащие с научной фантастикой. А еще в их тесных и тайных рядах — медиумы, маги, гипнотизеры и экстрасенсы; вот к ним мы и обратим свой пристальный взгляд. К людям, чья деятель¬ность практически всегда оставалась и остается за самыми крепкими замками секретности» [15, с. 3-4].
Важнейшим ресурсом разведывательных служб и частных крупных компаний являются специально обученные кадры и технические средства. Другой особенностей секретной оперативной работы является формирование и действие агентурных сетей, члены которых формально не принадлежат к кадровому составу спецслужб, но могут получать по личным каналам ценную техническую, экономическую или иную информацию и далее передавать ее сотрудникам спецслужб по денежным или иным мотивам.
В целом российские спецслужбы крайне скупы на образовательные контакты с российскими инновационными университетами.
Сам публичный сайт СВР России сильно уступает сайту ЦРУ США, где есть страницы для школьников и студентов.  Многие аспекты захватывающих шпионских игр с «альтернативной реальностью» отлично соответствуют характеру деятельности разведывательных служб, где важное место занимают технологии манипулирования людьми, нужными для разведки и  с их знаниями политических, военных, научных и экономических секретов. Несколько лет назад по примеру военного ДАРПА с целью разработки продвинутых "шпионских" технологий был создан свой инновационный аналог  «IARPA» (Intelligence Advanced Research Agency).
Есть чему поучиться в наукоемком Израиле. Вот заслуживающее внимания сообщение от 3 апреля 2013 г. «Израильские военные обучат школьников приемам кибервойны».
Армия Израиля, заинтересованная в квалифицированных специалистах, решила принять участие в новой программе по обучению старшеклассников приемам борьбы с угрозами в киберпространстве. По данным министерства образования страны, новая дисциплина - часть национальной программы изучения компьютерных технологий в школе, но относится к категории повышенной сложности. Впоследствии прошедшие курс кибербезопасности молодые люди смогут применить полученные знания как в специализированных армейских подразделениях, так и в компаниях, работающих в сфере высоких технологий. В рамках этого проекта среди школьников с высокими оценками по профильным предметами отбираются группы, которые пройдут углубленный курс по кибербезопасности. На "продвинутом" этапе обучения предусмотрено изучение принципов разработки программного обеспечения с акцентом на "электронные войны". Скорее всего, речь идет о экспериментальном проекта, поскольку для такого обучения было отобрано до 200 школьников. Теоретические занятия будут проходить параллельно с практическими тренировками, посвященными отработке способов защиты информации операционной системы или компьютерной сети. В конце курса учащиеся должны будут представить итоговый проект - написать антивирус или программу защиты информации, а также сдать выпускной экзамен. Для нас важнее, что все школьные преподаватели прошли обучение в подразделениях израильской разведки. Вопросами компьютерной безопасности профессионально занимаются две структуры: подразделение военной разведки «8200» и Управление командования, контроля, связи, компьютеров и разведки «C4I». Ранее там разрабатывались средства кодировки информации и защиты сетей, принадлежащих армии и стратегическим государственным концернам, а теперь, по данным местной прессы, на них также возложена задача наращивания "наступательного потенциала" в кибернетическом пространстве. Израильские специалисты по компьютерной безопасности активно готовятся к мощной атаке на информационные ресурсы страны - после того, как одна из хакерских группировок пригрозила "стереть израильское присутствие в Интернете". См.: http://hitech.newsru.com/article/03apr2013/ilhckrschl
Очевидно, что в своих инициативах наукоемкая израильская Армия опередила наши Минобороны, ФСБ и СВР России.
Но где же инновационные инициативы со стороны руководства Минобрнауки РФ и ведущих университетов страны?
В плане реформирования высшего образования России (также и других стран) виден как гуманитарный фундамент эффективной внешней разведки и контрразведки (умение работать с учеными, инженерами, предпринимателями стран-конкурентов), так информационно-технологический (использование Интернета и спецтехники, особых методов защиты информации и др.).
Интересна книга, написанная профессионалами разведки бывшего КГБ СССР: Шаваев А.Г., Лекарев С.В. Разведка и контрразведка. Фрагменты мирового опыта и теории [9] - см.: http://velesova-sloboda.org/archiv/index.html#_24.
В кратком «Введении» книги есть примечательное замечание: «Многочисленные исследования работы разведки и контрразведки нередко страдают: во-первых, «маятниковостью»; во-вторых, рассмотрением отдельных эпизодов деятельности спецслужб вне контекста глубинных исторических событий и их истинной подоплеки; в-третьих, отсутствием хотя бы попыток вычленить закономерности, характерные для развития такой значимой части государственного механизма, какой являются спецслужбы; в-четвертых, отсутствием вскрытия противоречий как внутри самой системы государственной безопасности, так и в структурах государственного механизма в целом».
Новая инновационная политика и упрочнение позиции экономики России в мире требуют изменения приоритетов научно-технической разведки России и новых форм связей спецслужб СВР, ФСБ, ГРУ с высшей школой, отраслевыми и академическими НИИ, наукоемкими российскими компаниями. Также новые задачи в стране множатся для экономической разведки.
Деятельность России в сфере внешней разведки имеет свои неиспользуемые ресурсы высшей школы, российской науки РАН и отраслевых НИИ и КБ.
В стратегии развития внешней разведки РФ есть два альтернативных направления деятельности:
1) государственное, близкое к фундаментальной науке и военно-промышленной сфере, где критерии прибыльности работ практически не применяются, которое координируется СВР России. В силу технического прогресса (суперЭВМ, новые средства защищенной связи и др.) растет мощь российской разведки, с которой не могут состязаться частные фирмы;
2) корпоративное коммерческое, реализуемое самими наукоемкими компаниями вне ВПК и ориентированное на прорывные прикладные НИОКР и использование в гражданской сфере (новые наукоемкие товары для личного и семейного потребления, особенно автомобили, средства связи, информационные технологии, фармацевтика, биотехнологии и др.).
Считается, что коммерческие прикрытия обеспечивают большую безопасность разведывательных операций и дают разведчикам более свободный и хорошо легендированный доступ к важной информации.
В числе методов ведения легальной экономической разведки и тайного промышленного шпионажа используются, в частности: 1) неофициальные запросы в иностранные организации относительно предоставления информации; 2) сбор информации во время посещения фирм или предприятий; 3) склонение иностранцев к предоставлению консалтинговых услуг по ведению дел и маркетингу; 4) создание совместных предприятий и подставных компа­ний; 5) покупка у иностранных компаний, используемых ими технологий; 6) использование для получения необходимой информации бывших и действующих служащих компаний из числа представителей определенных национально-культурных общин; 7) использование международных совещаний и конференций в целях сбора данных; 8) получение интересующей информации из открытых источников и др.
Ряд мероприятий, особенно спецопераций, носит незаконный характер и требует своих приемов защиты.
Всему этому можно учить в высшей школе. Учить, так сказать, на всякий случай.

6. Феномен «двойных технологий» высшей школы России

Своеобразный феномен новых «двойных технологий» важен для развития высшего профессионального образования в мире и в России. Дать поэтапно соответствующие знания и практические навыки можно бы большинству студентов, магистров и аспирантов России. Но это не значит, что они автоматически включаются в систему внешней разведки разных форм и типов.
Назрело широкое изучение в высшей школе России курсов «конкурентной разведки». Также уже на студенческой скамье и в аспирантуре ведущих инновационных университетов и НИИ РФ поэтапно следует давать несекретные знания о роли, методах и технологиях внешней разведки. В качестве источника информации здесь имеется обширная мемуарная и научная литература российских и зарубежных шпионов.
Здесь еще раз следует подчеркнуть, что сам научно-технический, промышленный и экономический шпионаж преследуется уголовным кодексом во всех странах, но изучение технологий шпионажа под присмотром спецслужб России в наших вузах уже не является «противозаконной деятельностью». Кстати, такие деликатные технологии можно изучать самостоятельно, просматривая ряд российских специализированных сайтов. Весьма информативен сайт: Технологии разведки для бизнеса (Информационно-аналитические материалы, посвященные вопросам разведки и контрразведки в бизнесе: публикации, обзоры технологий и программных продуктов, нормативные документы и т.п. ) – см: http://www.it2b.ru.
Знать - не значит делать. В отдельных случаев студентов и аспирантов правомерно знакомить с даже секретными инструкциями (без выходных данных).
Есть и финансовая проблема для предлагаемого нововведения в высшей школе России. Введение во всех ведущих вузах такого обучения (хотя бы 15% контингента к 2015 г. ) требует специального финансирования. Такие деньги должна получить СВР России.
Пока высшая школа России в этом плане пребывает в непонятной «спячке».
Все же автору удалось сделать сообщение по этой теме на II-й Международной конференции исследователей высшего образования  (Москва, ГУ ВШЭ, 28-29 октября 2011 г.)  Наименование заявленного доклада -  «Новые задачи интеграции высшей школы России со структурами внешней разведки»  - см. презентацию на сайте: rahsr.ru.
Свои дискуссии ведут «профессионалы» российской конкурентной разведки.
Вот одна из новых российских книг на эту тему - Доронин А.И. Бизнес-разведка [16]. Во введении автор пишет: «Российская школа ранее никогда не занималась подготовкой специалистов данного профиля. Однако на сегодняшний день проблема подготовки специалистов, которые могут обеспечивать принятие оптимального решения в условиях системной неопределенности, связанной с различными предпринимательскими риска­ми, встала кардинально» (с. 19).
В свою очередь в названной выше книге «Разведка и контрразведка» отмечено: «Некоторые страны специально обучают студентов шпионажу и после этого посылают на заграничную стажировку или учебу. В Китае есть технический колледж, который западные спецслужбы давно прозвали кузницей кадров для промышленного шпионажа. Студенты обучаются теории научно-технической разведки, после чего в рамках культурного обмена между странами засылаются в Соединенные Штаты, Великобританию, Францию, Японию или Германию» (с. 67).
В идеале сильной инновационной деятельности актуален принцип: самый лучший разведчик/шпион - это сам российский менеджер, ученый, инженер. Российская школа и российская наука пока вне такого особого профессионального образования, если не говорить о редких инициативах вузов по введению курса «Конкурентная разведка» (Москва, Петербург, Екатеринбург и др.).
Для внешней бизнес-разведки очень важно уметь находить новые источники иностранных инвестиций для назревшей новой крупно­масштабной индустриализации в России. Как и 30-е годы прошлого века надо активно закупать целые машиностроительные заводы за границей, отчасти сократив расходы на некоторые не промышленные «престижные проекты», а отчасти и на мировые спортивные соревнования.
О необходимости новой индустриализации России наши эксперты уже не спорят. Но новые методы ее организации – в центре внимания. Есть и своя кадровая миссия инновационных университетов.

Выводы

1. Сегодня важно разработать организационные и методические подходы по большей интеграции работников высшей школы и российских разведывательных структур и начать финансировать такую интеграцию. По мнению автора, идеологи реформирования высшего профессионального развития, особенно из ВШЭ, не должны избегать такой «особенной тематики».
2. Научно-техническая и финансово-экономическая разведка  должна в большей мере стать объектом высшего образования в ведущих инновационных университетах.
В этой связи предлагается:
1) разработка форм и методов более активного информационного сотрудничества структур высшей школы страны и российских спецслужб;
2) организация в структуре ведущих российских университетов научно-учебных кафедр или представительств   Службы внешней разведки России (как головного разведывательного ведомства), которые могли бы отбирать наиболее способных студентов и аспирантов для обучения формам, методам и техническим средствам научно-технической разведки (как первичная ориентация для возможного последующего использования в системе);
3) введение для технических и иных ведущих университетов и отраслевых вузов России общеобразовательного курса «Конкурентная разведка» с разработкой и утверждением ряда ФГОС ВПО (по основным специализациям);
4) повышение уровня квалификации по проблемам деловой конкурентной  разведки (включая защиту информации и противодействие иностранных разведкам) для научных и преподавательских кадров Минобрнауки, работающих по совместным международным научно-техническим проектам и программам, принимающих иностранных ученых и инженеров, а также выезжающих в служебные заграничные командировки, в том числе для участия в научных конференциях.            
5) с целью лучшей языковой подготовки в ведущих университетах России следует шире привлекать иностранных преподавателей, что ставит вопрос о корректировки Минобрнауки сложившейся структуры  затрат на высшее образование.

Примечания

1. Доклад Минобнауки России «Национальная инновационная система и государственная инновационная политика Российской Федерации (Базовый доклад к обзору ОЭСР национальной ин­новационной системы Российской Федерации) // М.: 2009» - см.: mon.gov.ru/files/materials/6333/09.11.11-bd-…
2. Доклад «Конкурируя за будущее сегодня: новая инновационная политика России» // ОПОРА РОССИИ. -  «Бауман Инновейшн», 2010, 125 с. - см.: www. opora.ru/analytics/our-efforts/2010/06/30/konkuriruya­za-buduschee-segodnya-novaya-innovatsionnaya-poli.).
3. Доклад о конкурентоспособности России 2011 // «Всемирный экономический форум», ОАО «Сбербанк» и «Стратеджи Партнерс Групп», 2011, 227 с.
4. Роговский Е.А. США: информационное общество (эконо­мика и политика) // М.: Международные отношения, 2008, с. 408.
5. Федоров Л.А. Советское биологическое оружие: история, экология, политика / М.: 2006, 309 с.
6. Бобылов Ю.А. Накануне глобальной мировой биологической войны //  Качественная клиническая практика, №1, 2012 г., стр. 56-64 – см. ClinVest.ru›part.php?pid=250.
7. Козиков А.А. Имитационные стратегии развития бизнеса //«Менеджмент и бизнес-администрирование», 2012, № 1, с. 78-93.
8. Чертопруд С.В. Научно-техническая разведка от Ленина до Горбачева // М.: Олма-Пресс, 2005, 447 с.
9. Шаваев А.Г., Лекарев С.В. Разведка и контрразведка. Фрагменты мирового опыта и теории //М.: Издательская группа «БДЦ-пресс», Москва, 2003, 544 с.
10. Бобылов Ю.А. «Двойные технологии» высшего образования России для внешней разведки // Информационные войны, 2012, № 2, с. 93-102.
11. Бобылов Ю.А. «Третьи отделы» в условиях глобальной конкуренции // Атомная стратегия XXI, 2012, август, № 69, с. 18-22.
12. Бобылов Ю.А. Катализатор инноваций. Опыт американского военного агентства DARPA может быть полезен для сырьевой экономики и ТЭК // Нефть России, 2011, № 7, с. 21-23.
13. Пухов Р. Мировой ВПК сегодня и завтра //Военно-промышленный курьер, 2010, 27 октября, № 42  - http://vpk-news.ru/articles/5775.
14.Государственная тайна и её защита в Российской Федерации (под общей редакцией М.А. Вуса и А.В. Федорова) // СПб.: Юридический центр Пресс, 2003, 610 с.
15. Грейгь О. И. Маги на службе Красной империи и Черного рейха //М.: Эксмо: Алгоритм-Издат, 2010, 400 c.
16. Доронин А.И. Бизнес-разведка.  5-е изд., перераб. и доп. // М.: Ось-89, 2010, с. 704.