Вернуться к обычному виду



Блог Абрамова Михаила Давыдовича

  
  • Архив

    «   Август 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31      
Абрамов Михаил Давыдович

Блог Абрамова Михаила Давыдовича

Автор: Абрамов Михаил Давыдович


Введение необлагаемого налогом дохода и повышение ставки НДФЛ как первый этап прогрессивного налогообложения

Введение прогрессивной шкалы подоходного налога – одна из главных мер улучшения социально-экономической ситуации в России.
Наличие прогрессивной шкалы – обязательное (хотя и не единственное) условие развития России. Такая шкала есть у всех стран ОЭСР, «Двадцатки», БРИКС и многих других. Более того, на Гайдаровском форуме (январь, 2013) генсек Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Анхель Гурриа заявил, что ОЭСР «не готова принять РФ в свои ряды из-за плоской шкалы налогов, бедности и недофинансирования медицины». Анхель Гурриа посоветовал руководству РФ объявить фискальную войну вопиющим диспропорциям посредством введения прогрессивной шкалы. А ведь в ОЭСР Россия пытается попасть уже 16 лет.
Но вводить прогрессивную шкалу в России следует поэтапно. Сначала необходимо научиться выявлять доходы физических лиц из всех источников в России и за рубежом. Потом, в течение 1-2 лет можно оставить плоскую шкалу подоходного налога, установив минимальный необлагаемый налогом доход и увеличив ставку налога.
Предлагаем с 2017 года установить необлагаемый налогом доход 20 тыс. руб. в месяц и ставку НДФЛ 20%; в 2018 году ставку НДФЛ можно увеличить до 30%.
Рассмотрим, что дадут населению и бюджету предлагаемые новации.
Чтобы оценить результат, учтем, что в 2014 году был собран НДФЛ в сумме 2700 млрд. руб. , среднедушевые доходы населения, согласно Росстату , в 2014 г. составили 27.766 руб./мес. Следовательно, годовой доход населения равен 48.746 млрд. руб. (27.766 руб. х 12 мес. х 146,3 млн. чел.).  
Распределение доходов (48.746 млрд. руб.) по пяти 20% группам населения показано в табл. 6.21 Российского статистического ежегодника – 2015.
Каждая группа 29,26 млн. чел. (143,6 млн. : 5):
I группа – 5,2% доходов – 2.534 млрд. руб., средний доход 7.217 руб./мес.
II группа – 9,9% доходов – 4.826 млрд. руб., средний доход 13.745 руб./мес.
III группа – 14,9% доходов – 7.263 млрд. руб., средний доход 20.685 руб./мес.
IV группа, 22,6% доходов – 11.017 млрд. руб., средний доход 31.377 руб./мес.
V группа, 47,4% доходов – 23.106 млрд. руб., средний доход 65.807 руб./мес.
Среднемесячная зарплата в 2014 г., согласно Росстату, 32.495 руб. Зарплату получает население, занятое в экономике. Его численность 67.813,0 тыс. чел. Доходы от зарплаты составляют 32.495 руб./мес. х 12 мес. х 67,813 млн. чел. = 26.443,0 млрд. руб. Это подтверждается расчетом: доход равен частному от деления собранного подоходного налога на его эффективную ставку, которая, по данным Минфина, с учетом налоговых вычетов в 2012 году составляла 10,79%. Примем эту ставку и для 2014 г. Доход от зарплаты, судя по собранному НДФЛ, равен 25.023 млрд. руб. (2.700 млрд. руб. : 0,1079). Доходы от зарплаты по Росстату равны 26.443 млрд. руб. Именно эти доходы по факту облагаются подоходным налогом. Доходы из других источников в сумме (48.746 – 26.443) = 22.303 млрд. руб. фактически подоходным налогом не облагаются. В частности, не облагаются доходы 41 млн. 456 тыс. пенсионеров со среднемесячной пенсией 10.786 руб., составляющие в сумме 5.365,7 млрд. руб. С учетом стипендий и других социальных трансфертов, примем общую сумму доходов населения, не подлежащую обложению подоходным налогом, равной 6 трлн. руб.
Но с остальных доходов (около 16,0 трлн. руб.) налог необходимо взымать. Таким образом, подоходному налогообложению подлежит доходы в сумме (26.443 + 16.000) = 42.443 млрд. руб., занятого в экономике населения численностью 67,813 млн. чел.  Предположим этот доход распределяется по пяти группам численностью по 13,5626 млн. чел. каждая, так же, как и душевые доходы, указанные Росстатом.
I группа – 5,2% доходов – 2.207 млрд. руб., средний доход 13.560 руб./мес.
II группа – 9,9% доходов – 4.202 млрд. руб., средний доход 25.818 руб./мес.
III группа – 14,9% доходов – 6.324 млрд. руб., средний доход 38.856 руб./мес.
IV группа, 22,6% доходов – 9.592 млрд. руб., средний доход 58.936 руб./мес.
V группа, 47,4% доходов – 20.118 млрд. руб., средний доход 123.611 руб./мес.
В дальнейших расчетах принимаем допущения: не учитываем теневые доходы граждан, составляющими по разным данным от 40% до 50%; принимаем доходы граждан в 2014 и в 2016 годах одинаковыми, и принимаем собираемость налогов, равной 90%.
Если на первом этапе (2017 г.) установить необлагаемый подоходным налогом доход равным 20.000 руб. в месяц, а с оставшихся брать налог 20%, то при собираемости 90% бюджет получит от населения 2-й, 3-й, 4-й и 5-й групп доходов [13,5626 млн. чел. х 12 мес. х (5.818 руб. + 18.856 + 38.936 + 103.611) х 0,2 х 0,9 = 4.898,8 млрд. руб. С этой суммы надо вычесть потери от освобождения от налогов населения с доходами 1-й группы, т.е. 2.207 х 0,13 = 286,9 млрд. руб. Таким образом, бюджет получит НДФЛ в сумме 4.611,9 млрд. руб., т.е. на почти на 2 трлн. больше, чем было собрано в 2014 году.
Если на втором этапе (2018 г.) установить необлагаемый подоходным налогом доход равным 20.000 руб. в месяц, а с оставшихся брать налог 30% , то при собираемости 90% бюджет получит от населения 2-й, 3-й, 4-й и 5-й групп доходов [13,5626 млн. чел. х 12 мес. х (5.818 руб. + 18.856 + 38.936 + 103.611) х 0,3 х 0,9 = 7.348,2 млрд. руб. С этой суммы надо вычесть потери от освобождения от налогов населения с доходами 1-й группы, т.е. 2.207 х 0,13 = 286,9 млрд. руб. Таким образом, бюджет, доходы которого в 2016 году запланированы в сумме 13,738 трлн. руб. (см. Федеральный закон от 14 декабря 2015 г. N 359-ФЗ), получит НДФЛ в сумме 7.061,3 млрд. руб., т.е. на 4 трлн. 361,3 млрд. руб. больше, чем было собрано в 2014 году. Таким образом, доходы бюджета возрастут более чем на 4,3 трлн. руб. или на 31,7%, т.е. почти на одну треть.
Для справки: в бюджете 2016 г. при общих расходах 16,098 триллионов рублей (дефицит бюджета 2,36 трлн. руб.) предусмотрены расходы на:
- образование – (3,8%) – 611 млрд. руб.
- здравоохранение – (2,49%) – 400 млрд. руб.
- культуру и кинематографию – (0,58%) – 93 млрд. руб.
- физическую культуру и спорт – (0,44%) – 70 млрд. руб.
- жилищно-коммунальное хозяйство – (0,54%) – 74 млрд. руб.
По этим данным можно судить, насколько велики суммы 2 трлн. руб. и, тем более, 4,3 трлн. руб., которые мог бы получить бюджет за счет минимального совершенствования подоходного налогообложения. А там, глядишь, и наш футбол станет лучше, и пенсионеры и студенты будут покупать что-то помимо еды и т.д.
Возможно, мои расчеты не идеальны. Буду рад узнать мнение читателей.

Худший из всех видов налогов – эмиссионный налог

Статья В.А. Кашина, д.э.н.

Худший из всех видов налогов – эмиссионный налог.

В словосочетании «денежная эмиссия» иностранное слово «эмиссия» служит для прикрытия очень простой операции: государство берет у народа в долг, не спрашивая на то его согласия и не собираясь вообще возвращать этот долг.
Да, это – нехорошо, но у сторонников такой операции приготовлено оправдание: «мобилизованные» таким образом дополнительные денежные средства предполагается использовать на некоторые неотложные государственные нужды. А что на пользу государству – то на пользу и народу!
Но против такой аргументации есть два замечания. Первое – о «пользе» для народа. Логично тогда предложить использовать средства допэмиссии непосредственно для раздачи народу – как это делается, например, в США, где государство к Рождеству дает каждому налогоплательщику по одной тысяче долларов, большая часть которых немедленно расходуется на покупку подарков. Или, поскольку наше правительство много говорит о поддержке малого бизнеса, – выдавать из этих средств беспроцентные ссуды малым предприятиям. Или снизить на эти же суммы налоговую нагрузку на реальный сектор экономики. Или.., в общем, варианты есть!
Второе – предположим, что полезные эффекты от этой операции, действительно, есть. А что в отношении негативных эффектов? Кто-нибудь их учитывает? И как соотносятся минусы и плюсы от такой операции? Но, поскольку нам такого расчета никто не представляет, то просто обратимся к недавнему прошлому.
Наши власти по этому пути уже ходили – и имели дефолт 1998 года. Ранее, с еще большим размахом, в этом же русле экспериментировал Горбачев – с еще более разрушительным эффектом. Нам предлагают попробовать еще раз – с обещанием нажать на тормоза, когда занос станет угрожающим.
Но у этой операции, кроме несогласованного с народом налогообложения, есть и еще одна неприятная сторона.
Представим себе такую ситуацию. На стройку прибывает команда «эффективных менеджеров». Везде развешиваются лозунги «Даешь контроль за издержками!» и «Все внимание – рыночной конъюнктуре!».
Утро рабочего дня начинается с планерки. Дается разнарядка по двум главным вопросам: расходование цемента и текущий курс метра. По цементу: фьючерсы по цементу на мировом рынке выросли на 15 %, поэтому вложения цемента в бетоносмеси на сегодня сокращаются также на 15 %.
На возгласы с мест «А как же СНИПы?» отвечаем: СНИПов больше не будет, вместо них – СВОПы.
Далее: курс метра на сегодня – 94 см, с коррекцией против вчерашнего курса – минус 1,5 см.
Все! Вопросы есть? Нет? Работаем!
Предвижу возражения со стороны строителей – такого быть просто не может! Однако у нас вся страна уже четверть века живет именно по этой модели. Мировые цены на нефть растут – и немедленно растут цены на бензин на всех заправках, хотя бы даже и расположенных в шаговой доступности от месторождения нефти. Прогнозы на инфляцию и на изменения обменного курса рубля нам дает кто угодно: от члена правительства до астролога. И все, как правило, ошибаются.
Другое возражение – с метром таких фокусов делать нельзя, построенные дома – развалятся, как можно в них селить людей? А с экономикой – которая нас всех кормит, одевает и снабжает теплом и светом – можно?  Да, мы привыкли к такой модели, когда торгуем накопленными природой сырьевыми запасами и на вырученные средства покупаем за границей все, что нам нужно. А, может, пора нам уже отвыкать от этой модели? Тем более, что об этом уже прямо говорит наш президент, и правительство, вроде, ему не возражает.
Но тогда заметим, что с неустойчивым метром…  простите – рублем! – совершить такой, указанный президентом, переход совершенно невозможно.
В истории не было пока еще НИ ОДНОГО ПРИМЕРА устойчивого экономического развития страны, которая не сумела бы прежде гарантировать твердое, безинфляционное состояние своей национальной валюты. С введения твердых денег и упорядочивания денежного обращения начинали все страны – лидеры современной мировой экономики – Великобритания, США, Германия, Япония, Китай.
Однако тут нам как раз предлагают некий псевдонаучный аргумент: вот потому нам и нужна допэмиссия, поскольку по показателю монетизации – М2 к ВВП – мы как раз сильно отстаем от этих развитых стран. К примеру, в Великобритании, Франции, Германии этот показатель составляет 70%-80%. А у нас – только 28,8%.
Но вот есть Бразилия – с показателем в 24,1%, Индонезия – с показателем в 35,9% или Индия – всего 18%. Где же правда? На кого же нам надо ориентироваться?
Но давайте подойдем к этому вопросу со всей объективностью. Во-первых, вполне очевидно, что потребности в средствах обращения – измеряемые в доле ВВП, для стран с различной структурой экономики абсолютно не сопоставимы: необходимый оборот денег при добыче тонны нефти и при изготовлении велосипеда не сравним, хотя по стоимости это могут одинаковые величины.
Во-вторых, отметим еще и такой момент, как степень концентрации производства: предприятию с полным циклом производства готового товара надо заведомо меньше оборотных средств, чем чисто сборочному предприятию. К примеру, заводы Тойота в Японии получают детали и узлы от тысяч поставщиков. Отсюда и показатель монетизации Японии – 165,4%.
Также хромает и сравнение с Китаем, где монетизация экономики – 205,9%. Дело в том, что в Китае много выше, чем в РФ доля накопления в национальном доходе, а это – деньги, выводимые из оборота и хранимые населением не только на банковских счетах, но и просто под матрасами.
Так что давайте сначала производить готовые товары, а не просто качать газ или нефть – тогда и будем себя сравнивать с Китаем или Японией.
И еще одно обстоятельство: в нашем денежном обороте традиционно присутствуют доллары (и евро – в меньшей степени) – временами до половины всего денежного оборота. А в Японии и Китае – обращается только местная валюта. Поэтому, чтобы сравниваться с этими странами, надо сначала излечить наших граждан от болезненного пристрастия к иностранной валюте. И не только граждан, но и предприятия, банки и даже само это наше государство!
Поэтому, если говорить о так называемой «монетизации», то показатель М2 к ВВП для России, вполне сопоставим с аналогичным показателем для стран, близким к РФ по уровню развития и по структуре экономики: Бразилия, Индонезия, не говоря уже об Индии.
И вот еще – самое главное. Почему-то во всех аргументах за допэмиссию денежных знаков принимается за аксиому, что накачивание экономики избыточными денежными средствами обязательно ведет к росту этой экономики. На самом деле, это утверждение нигде на практике никогда не подтверждалось. Инфляция – стагфляция – бегство капиталов – депрессия в экономике, это мы видели. Обратного явления – никогда.
На самом деле, любая развивающаяся экономика САМА ГЕНЕНИРУЕТ ДЛЯ СЕБЯ НЕОБХОДИМЫЕ ЕЙ ДЕНЕЖНЫЕ РЕСУРСЫ.
Итак, всякая допэмиссия – это дополнительный налог на народ и на производство. Да, этого налога нет у нас в нашем Налоговом кодексе, но он и не может там появиться.
Во-первых, всякий налог должен утверждаться парламентом – а через Госдуму такой налог никак не провести.
Во-вторых, в ст. 3 НК РФ установлены такие принципы налогообложения, как «учет фактической способности налогоплательщика к уплате налога» и «равенство налогообложения».
В-третьих, законом запрещается как введение новых налогов, так и повышение действующих налогов в отношении уже прошедших периодов времени.
А эмиссионный налог именно так и действует. Более того, он и сконструирован именно таким образом, чтобы бить по тем, кто старается скопить себе деньги «на черный день» (как тут вообще можно говорить об «учете способности платить налоги» - когда у людей «обрезаются» давно заработанные деньги, деньги, с которых давно уже уплачены все положенные налоги!), чтобы наказывать тех, кто хранит свои накопления в рублях, а не переводит их сразу в иностранную валюту (как это соотносится с требованием о «равенстве» при налогообложении), и он фактически блокирует всякую инвестиционную деятельность в стране – поскольку создает непредсказуемые риски для любых долгосрочных инвестиций – как в рублях, так и в иностранной валюте.
Суммируя, мы приходим к одному однозначному выводу: эмиссионное налогообложение во всех своих формах несправедливо, неэффективно и влечет за собой катастрофические, разрушительные последствия как для текущей экономической деятельности, так и для любых видов частного инвестирования в данной стране.
Все это всем давно известно. А в нашей стране исчерпывающий анализ этой проблемы уже был проделан старыми буржуазными экономистами – при обосновании необходимости введения золото-стандартного денежного обращения у нас в стране еще в 1920-е годы.
А все выгоды от использования средств, получаемых в результате избыточной и не востребованной реальным сектором экономики денежной эмиссии (за которую, конечно, двумя руками «за» - банкиры, спекулянты и торговцы) – не сравнимы и не сопоставимы с тем огромным и долговременным ущербом, который эта допэмиссия причиняет частным накоплениям, предпринимательской деятельности, инвестиционной активности и общему состоянию делового климата в нашей стране.
А ведь это все – главные предпосылки для перехода нашей страны в стадию устойчивого экономического роста, для так необходимой нашей стране новой реиндустриализации, для стимулирования роста предпринимательского класса в нашей стране (по этому показателю мы – в самом конце международного рейтинга!), по обеспечению социальных гарантий нашему населению (а сохранение ценности, покупательной способности денежных накоплений наших граждан, которые не конвертируют их в доллары и не вывозят их за рубеж – разве не должно быть главным приоритетом для наших властей?).
И всем этим мы должны пожертвовать?
На самом деле, все эти манипуляции с «домонетизациями» и «пополнениями денежной ликвидности» - чистый популизм, попытки повысить удойность коровы с предварительным получением от нее остро необходимого – «здесь и сейчас» - мясного фарша. Четверть века «наездов» на наш многострадальный рубль показали всю невыполнимость этой задачи.
Может быть, пора нам просто заняться делом и переключиться на производство полезных стране и народу вещей – как это делают, например, китайцы – а не продолжать упорные попытки экспериментирования с нашим рублем?

Хорошие процедуры - лучший способ борьбы с коррупцией и теневой экономикой

Причины многих неприятностей в жизни человека заложены в его природе и предопределяются такими «смертными грехами» как алчность, зависть, гордыня, гнев, обжорство, похоть, лень. Чтобы «грехи» не мешали людям жить в обществе и эффективно решать общие задачи, люди придумали государство, которое устанавливает правила общежития, следит за их исполнением и наказывает нарушителей. От качества государства и его институтов зависят развитие страны и благосостояние населения.
Судя по результатам, правила, установленные и действующие в России последние 25 лет, оказались не очень хорошими. Коррупция, разрушение промышленности, нищета значительной части населения и другие неприятности – результат следования этим правилам. Если можно украсть и гарантировано избежать наказания, человек обязательно «согрешит» – алчность возьмет верх. И это – не только в России, но в любой стране.
А много ли у нас воруют? По некоторым данным «теневая» экономика составляет 50% ВВП.  По данным Министерства внутренних дел, доля теневой экономики России составляет 40% ВВП.   Слово «воруют» имеет множество оттенков. Например, можно ли назвать честно заработанными официальные доходы некоторых руководителей госпредприятий в размере 1-2 млн. руб. в день? Особенно если они торгуют нашими природными богатствами. Лично я в этом сомневаюсь. Но ведь им и этого мало.
До введения санкций госкомпании широко пользовались возможностью переводить деньги за рубеж в качестве оплаты за услуги сторонних организаций. Например, по данным Росимущества,  в 2012 году лишь около 11% из 6-8 трлн руб. в год заказов госкомпаний достается российским поставщикам, а 89% уходит из страны[FONT=Arial][FONT=Times].
С тех пор объем закупок госкомпаний существенно вырос и в 2015 году достиг 23 трлн. руб.  Но теперь покупать приходится, в основном, внутри страны. Проблемой существующего механизма закупок для нужд госкомпаний в Министерстве экономического развития называют низкую конкуренцию среди поставщиков. Проведенный МЭР мониторинг показал, что более 95% закупок (всего в 2015 году на официальном сайте было размещено свыше 1,4 млн извещений о закупке) осуществляется на неконкурентной основе. Так, доля закупок у единственного поставщика превышает 40%, доля закупок «с применением иных способов» – более 55%, в то время как доля закупок через систему конкурсов и аукционов составляет лишь 3,3%. В МЭР пояснили, что госкомпании используют более 3500 способов определения поставщика, с помощью которых зачастую «маскируют» тот факт, что закупки осуществляются у единственного поставщика.  
По данным РБК, государство потеряло 247 млрд руб. на госзакупках по завышенным ценам. По-видимому, это доказанная сумма. По официальным данным, в 2012 году «откаты» в России при ведении бизнеса и оказании госуслуг составляют 1–2% ВВП.  Цифра, очевидно, занижена. Но, если даже принять среднее значение (1,5% ВВП), то и в этом случае потери из-за «откатов» в 2015 г. составили 1,15 трлн. руб.
И это только один из множества способов незаконного обогащения. А их тьмы и тьмы, и тьмы. Не зря же в рейтинге по индексу коррупции в 2015 году Россия занимает позорное 136 место. Но есть и хорошие новости – Украина находится на 142 месте.
Почему же у нас воруют больше, чем в других странах? А все очень просто. Во всех нормальных странах проблемой незаконного обогащения занимается налоговая служба, которая следит за тем, чтобы уровень расходов гражданина не слишком превышал уровень его доходов. И это касается всех видов доходов и расходов гражданина у себя в стране и за рубежом. За обнаруженную разницу налоговый инспектор требует доплатить подоходный налог и, при необходимости, передает дело в суд.
Многие знакомы с историей бандита Аль Капоне в США, которого не могли посадить за преступления, т.к. живых свидетелей не было, но была недвижимость, за которую не был уплачен подоходный налог. Эта недвижимость была записана на шофера. Но когда встал вопрос о посадке в тюрьму, шофер указал на истинного владельца – на Аль Капоне. И того приговорили к длительному сроку.
Интересно, сколько таких «шоферов», дядь, теть, племянников и др. караулит наворованное имущество, принадлежащее российским начальникам самого разного уровня. А сколько таких начальников сами спокойно пользуются наворованными благами? Ведь, в отличие от других стран, вопрос, на какие деньги куплено имущество, в России никто не ставит. В развитых странах возник даже термин – отмывание денег: преступники организуют предприятия (прачечные, парикмахерские и т.п.) и эти предприятия сдают выручку в банк и платят с нее налоги, после чего деньги становятся «отмытыми» и их можно спокойно тратить. У нас взятки, «откаты» и просто наворованное можно безопасно тратить без всяких банков и налогов.
Наш налоговый инспектор следит лишь за тем, чтобы был уплачен налог с суммы дохода, которую указал сам налогоплательщик или его налоговый агент (работодатель), например, с зарплаты. Сегодня разница между доходами и расходами очень велика. Судя по собранному подоходному налогу (согласно данным Минфина эффективная ставка НДФЛ – 10,79%), сумма доходов наших граждан в 2013 году составила 21 трлн. руб., а официальная сумма расходов граждан в России и за рубежом составила около 48 трлн. руб. Таким образом, большую часть доходов инспектор не видит.
Что же делать? А очень просто. Не надо мудрить, а надо делать, как все, кто добился успеха – вводить современную систему подоходного налогообложения с прогрессивной шкалой НДФЛ. И поручить это надо не тем, кто своими действиями или бездействием довел нашу страну до кризиса, а тем, кто знает что и как надо делать. Ведь известно, что кадры решают все. И такие специалисты есть. Например, Кашин Владимир Анатольевич, д.э.н., государственный советник налоговой службы II ранга, бывший начальник Управления налогового учета и отчетности Министерства по налогам и сборам и после этого бывший (с 2002 по 2011 год) научный руководитель созданного по Указу В.В. Путина Института развития налоговой системы, задачей которого было изучение мирового опыта налогообложения и привязка его к российским условиям. И делать это надо немедленно; совсем необязательно ждать полного разрушения нашей страны.
Еще одна полезная мера: ратифицировать Статью 20 «Незаконное обогащение» Конвенции ООН о коррупции; Россия в числе первых подписала (2003 г.) и ратифицировала Конвенцию (2006 г.), но без Статьи 20.