Вернуться к обычному виду



Андрей Ильич Фурсов

  
  • Архив

    «   Сентябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30  
Фурсов Андрей Ильич

Андрей Ильич Фурсов

Автор: Фурсов Андрей Ильич

Родился в 1951 году. Окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова (1973 г.). Кандидат исторических наук. Директор Института русской истории Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), заведующий Отделом Азии и Африки Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) Российской Академии наук.

Известный русский ученый, занимающийся проблемами истории, философии, методологии науки (в частности, социально-исторических исследований), глобалистики, исторической компаративистики и футурологии. Автор семи монографий: «Проблемы социальной истории крестьянства Азии» (1986 г.); «Развитие азиатских обществ XVII — начала XX в.: современные западные теории», вып. 1-3 (1990-1991 г.); «Кратократия. Взлет и падение перестройки (1993 г.); «Капитализм в рамках антиномии «Восток — Запад»: проблемы теории» (1995 г.); «Русская Система» (в соавторстве с Ю. С. Пивоваровым, 1995-1996 г.); «Колокола Истории» (1996 г.); «Еще один очарованный странник» (1999 г.). Его перу принадлежат также многочисленные статьи и аналитические обзоры. Общий объем работ — более 250 авторских листов.

Успешно работая в разных сферах и направлениях научного знания, А. И. Фурсов стремится к созданию целостной теории развития исторического субъекта и социальных систем (русской, капиталистической, китайской, античной и т. д.) и адекватной ей методологии.

Имя А. И. Фурсова известно за рубежом: его работы публиковались в США, Германии, Нидерландах, Финляндии. А. И. Фурсов читал лекции в университетах США, Канады, Германии; участвовал в нескольких престижных международных проектах, в международных научных конференциях.

Работы А. И. Фурсова находят живой отклик у коллег и читателей: его исследования неоднократно становились объектом острых дискуссий. В 2001 г. вышло в свет исследование, специально посвященное анализу его творчества, получившего высокую оценку в научном сообществе.



Андрей Фурсов и Владимир Рогов о главных событиях 2014 года, кризисе на Украине и судьбе Новороссии.

Андрей Фурсов - Это конец позорной эпохи

Андрей Фурсов: «Удара России кулаком по столу хватило, чтобы Запад успокоился и утерся»

Андрей Фурсов: «Удара России кулаком по столу хватило, чтобы Запад успокоился и утерся»

19.03.2014
События вокруг Крыма похожи на контрнаступление под Москвой
События февраля-марта — это конец одной эпохи и начало другой, считает историк Андрей Фурсов. Оценивая выступление Путина перед федеральным собранием по поводу Крыма, он говорит, что впервые за 20 лет американцы, осуществляя агрессию, получили жесткий отпор. В интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» он также высказал мнение о том, что юго-восток Украины имеет право воссоединиться с Россией, выйдя из состава Украины.

Андрей Фурсов

«РОССИЯ НАЧИНАЕТ ВОЗВРАЩАТЬ ТО, ЧТО ИСТОРИЧЕСКИ ЕЙ ПРИНАДЛЕЖИТ»
— Андрей Ильич, какое впечатление на вас произвело вчерашнее обращение Владимира Путина к Федеральному Собранию? Кем он предстал перед народом?

— Выступление Путина произвело очень мощное впечатление. Он выступил в новой ипостаси собирателя русских земель, потому что воссоединение Крыма и России знаменует собой конец одной эпохи и начало другой. С 1989 - 1991 года, с момента предательства, которое совершил Горбачев, затем был позор козыревщины и сдача наших внешнеполитических позиций практически по всем направлениям. Вот эти все 20 лет мы отступали, мы позволяли отламывать куски от нашей исторической территории. Теперь пошел процесс в противоположном направлении — Россия начинает возвращать то, что исторически ей принадлежит. То есть события февраля-марта 2014 года — это конец одной эпохи и начало другой.
Что сделали американцы своим американо-бандеровским переворотом 19 - 22 февраля? Впервые за 20 лет после прекращения существования Советского Союза американцы осуществили скрытую агрессию против русского мира. Впервые за эти 20 с небольшим лет они получили очень жесткий отпор, когда Россия заявила о том, что в случае необходимости она готова вооруженным путем защитить русскоязычное население части Украины от бандеровского террора, за которым, безусловно, стоят США как главный покровитель вот этого неонацистского режима в Киеве. Оказалось, что удара кулаком России по столу хватило, чтобы Запад успокоился и утерся, потому что все разговоры о санкциях, о том, что заморозят активы, прекратят военное сотрудничество, — это все жалкие обещания, которые не меняют ситуацию. Иными словами, мы вступили в совершенно новую эпоху, это, безусловно, внешнеполитический успех Путина, успех России и, безусловно, поворотный момент в той эпохе, которая длилась с 91-го года, эта эпоха закончилась.
— Как охарактеризуете новую эпоху?
— Я думаю, прежде всего новая эпоха не будет холодной войной, но будут жесткие отношения с Западом, причем у Запада нет никаких серьезных козырей в игре против России. От ухудшения отношений могут пострадать только олигархи и пятая колонна Запада в России, которая уже зашипела, понимая, что ее время проходит. Безусловно, нынешняя ситуация ухудшения отношений с Западом позволяет решить еще одну проблему — это очень удобный, более того, необходимый момент, чтобы осуществить политико-правовое подавление пятой колонны, это некий юридический момент, чтобы покончить с национал-предателями, которые выходят в Москве с лозунгами: «Слава Украине! Героям слава!», которые фактически выступают против государственного курса, который поддержан практически всем российским народом. Безусловно, нужно отсекать эту публику от источников финансирования как внутри страны, так и за рубежом. Ни одна страна не потерпела бы наличия такой антигосударственной политики целого ряда СМИ, которые у нас они продемонстрировали.

Путин выступил в новой ипостаси собирателя русских земель, потому что воссоединение Крыма и России знаменует собой конец одной эпохи и начало другой

«НИКОГДА НЕ НАДО БРАТЬ ТО, ЧТО НЕ МОЖЕШЬ ПЕРЕВАРИТЬ»
— В собирании земель Крым станет только первой вехой? Стоит ожидать еще какие-то присоединения?
— Никто не может предсказывать историю. Но очень важный шаг сделан. Ведь Крым — очень небольшая территория при всей его стратегической важности, но символическое значение воссоединения Крыма и России имеет огромное значение. Россия начала возвращать, как пел Владимир Высоцкий в одной своей песне, пяди и крохи. Я бы сравнил это с моментом, когда мы долго отступали в 1941 году, наконец, дали под Москвой сражение и начали контрнаступление. Конечно, оно будет долгим, сложным, но задача восстановления исторической России, безусловно, стоит на повестке дня. А воссоединение с Крымом — это первый шаг для решения этой задачи.
— Восстановление исторической России в каких границах может пройти?
— История — дама коварная. Здесь не стоит прогнозировать. Есть, например, лишние области, которые не стоило брать. Я понимаю ситуационную логику Сталина, когда он присоединил Западную Украину. На тот момент, вероятно, в этом были резоны, но исторически это оказалось ошибочным: Западную Украину стоило оставить Польше, пусть бы они ей и занимались. Никогда не надо брать то, что не можешь переварить.

НЫНЕШНЯЯ УКРАИНА — ИСКУССТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, СОЗДАННОЕ БОЛЬШЕВИКАМИ
— После референдума в Крыму в сложной ситуации оказались жители юга и юго-востока Украины. Они тоже требуют референдум.

— Это их абсолютное право. Путин совершенно верно процитировал американский документ, принятый когда-то США по Косово. В этом документе говорится, что если большая часть народа выражает свою волю на самоопределение, то никто не может этому помешать, это не нарушает международное право. Если народ юга и юго-востока Украины, защищая свои цивилизационные качества, не захочет жить в бандеровском режиме, олигархическом, и этот бандеровский режим в Киеве рано или поздно сорвется на террор по отношению к населению, собственно, он уже сорвался, но этот террор еще не широкомасштабный по отношению к населению юго-востока Украины, я думаю, народ этой части имеет право выйти из состава Украины и воссоединиться с Россией. Тем более эти области никогда не принадлежали Украине, они были подарены большевиками. Резон был такой, чтобы на Украине было больше пролетариата, но эти области никогда не были украинскими. Вообще, надо сказать, что Украина в том виде, в котором она сейчас существует, — абсолютно искусственное образование, созданное большевиками. Но это искусственное образование могло существовать только в рамках Советского Союза. Как только Советский Союз распался, это образование Украина оказалось совершенно не жизнеспособным. Единственное, того материального запаса, который был у советской Украины, хватило на 20 лет. Этот запас разворовывался и украинскими олигархами, и западными транснациональными корпорациями. К 2010 году оказалось, что запасов больше нет.
— Почему же тогда, когда распадался Советский Союз, про Крым никто не вспомнил?
— Распадом Советского Союза руководили предатели Горбачев и Ельцин, а непосредственное руководство осуществляла администрация США. Не случайно Олбрайт сказала, что главная заслуга Буша-старшего в том, что он умело руководил распадом советской империи.
— Эксперт Владислав Иноземцев считает, что нынешней политикой Россия опускает «железный занавес», что в конечном итоге приведет к падению путинской модели управления. Согласны?
— Я думаю, что это бред, никакого «железного занавеса» нет, его пытается опустить Запад, но у него ничего не получится, потому что Германия далеко не готова прекратить отношения с Россией, даже Франция не готова. Дело в том, что современный мир, в отличие от мира 50-летней давности, не мир всемогущего Запада, кроме него есть Китай, Индия, Иран, с которым у нас прекрасные отношения. Никакой «занавес» проблемы не решит. Вообще, все санкции против России по эффекту бумеранга ударят по самому Западу. Владислав Иноземцев — это известный либеральный обозреватель, который часто выдает желаемое за действительное, пусть это останется на его совести.

«Люди пришли на Красную площадь, повинуясь чувству. Последний раз такое было 12 апреля 1961 года, когда Юрий Гагарин полетел в космос»
«МЫ КРЫМ БАНДЕРОВЦАМ НЕ ОТДАДИМ»
— Запад говорит, что референдум был проведен незаконно, а федеральный судья США Богдан Футей считает, что результаты можно оспорить в международном суде в Гааге. Что думаете о законности референдума?

— Может, грубо прозвучит, но абсолютно плевать, что они считают. Мы, Россия, великая держава, никому ничего доказывать не должны. Нынешняя ситуация с Крымом показала, что реально в мире ценится только сила. Россия жестко сказала, что мы Крым бандеровцам не отдадим. Теперь Крым оказался внутри России.
Что касается признания или непризнания, то, например, Косово половина мира не признала, но Косово существует, причем в Крыму русское население, которые воссоединилось с Россией, а наркотеррористическое государство Косово было создано американцами, они согнали сербов с той земли, где они жили. И ничего, их это почему-то не волнует. Они сколько угодно могут оспаривать, не признавать. Есть фактическая реальность и есть виртуальная. Мы живем в фактической.
— Согласны с тем, что этот шаг Путина повысил патриотический дух, сплотил население?
— Обратите внимание, люди пришли на Красную площадь, причем специально никто не сгонял, может, кого-то и привезли, но большая часть пришла, повинуясь чувству. Последний раз такое было 12 апреля 1961 года, когда Юрий Гагарин полетел в космос. С тех пор такого ликования не было. Это говорит о том, что внешнеполитический курс Путина поддерживает подавляющая масса российского населения. Ну шипят какие-то отщепенцы с каких-то поганых радиоканалов. Но шакалы тявкают, а караван идет. И вот этот караван под названием Россия сделал очень важный шаг в будущее.

«ПОЛОЖИТЬ ЖИЗНЬ ЗА ДРУГИ СВОЯ»
— Дорого ли обойдется Крым России, если, как вы сами сказали, советские запасы там закончились?

— Во-первых, далеко не все в жизни измеряется деньгами, есть вещи поважнее денег. Во-вторых, нам очень дорого обходилась оплата нашего Черноморского флота. Мы теперь не должны будем за это платить. Да, придется вложиться в Крым. Знаете, когда говорят, сколько будет Крым стоить, я в качестве ответа привел бы фразу Александра Невского: «Положить жизнь за други своя». Не взять Крым значило бы отдать своих соплеменников, единоверцев под бандеровский террор. Разве мы можем такое допустить? О каких деньгах можно говорить?
— Не разочаруется ли народ Крыма в России, у которой полно своих проблем, тем более экономический кризис никто не отменял?
— Может получиться так, что народ Крыма не сразу получит те блага, которые хотел получить. Смотрите, на одной чаше весов — угроза, что придут бандеровцы, запретят тебе говорить на родном языке, а на другой чаше — пусть какое-то время не очень легкая жизнь, но жизнь с перспективой нормального существования со своим языком, со своей культурой, с правом быть самим собой. Понятно, какая чаша весов перевешивает.
— Крымские татары могут как-то обострить ситуацию? Считается, что они были не согласны на воссоединение с Россией.
— Далеко не все крымские татары были не согласны. Я думаю, что вопрос крымских татар вполне может быть разрешен. Обратите внимание, за 20 лет существования Украины там не было ничего сделано в юридическом плане, чтобы зафиксировать вопрос крымских татар, в отличие от того, что Россия много делала для народов, в отношении которых были внеправовые акции предприняты в советское время. Нет неразрешимых вопросов.
— Допускаете, что нынешняя так называемая армия Украины или те, кто туда входит, устроят провокации, кто-то даже говорил о возможности терактов?
— Я думаю, что теракты и провокации со стороны банд Украины по отношению к России, Крыму вполне возможны, но это единственное, на что они способны. Это, конечно, очень неприятно. Но это опять же проблема работы наших спецслужб, военных и населения Крыма, которое должно быть бдительно.
Елена Колебакина

Адрес статьи: www.business-gazeta.ru/article/99895/

Андрей Фурсов. «Цель того, что происходит на Украине, - внутриславянская война, окончательное решение русского вопроса»

«Цель того, что происходит на Украине, - внутриславянская война, окончательное решение русского вопроса»
Историк и геополитик Андрей Фурсов - о глобальных замыслах, скрывающихся за картинкой «украинского протеста»

 03.03.2014 18:01  

События на Украине и вокруг Крыма – «пыль» от долгоиграющего проекта по устранению России как единственного барьера на пути североатлантических элит к мировому господству, считает Андрей Фурсов, директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, директор Института системно-стратегического анализа, академик International Academy of Science (Инсбрук, Австрия), главный редактор журнала «Востоковедение и африканистика», участник «Изборского клуба», ответивший на вопросы читателей и редакции Znak.com.

«Программа-максимум – та же, что при создании немецкого нацистского рейха»
- Андрей Ильич, главный геополитический вопрос на сегодня для российской геополитики — это Украина. Давайте начнем разговор с разбора этой ситуации. Что там произошло?

- Ситуацию на Украине я бы поставил в один ряд с ситуацией в Сирии. Причем если по сирийскому вопросу в мировой капиталистической верхушке были разногласия – имелась влиятельная группировка, не желавшая эскалации конфликта в Сирии и превращения его в региональную войну, - то по украинскому вопросу Запад выступил единым целым. При этом ясно, что экономически Украина североатлантическим элитам сто лет не нужна, им нужно геополитически оторвать Украину от России, превратив ее в антироссийский плацдарм.

Курс на отрыв Украины от России – давний геополитический «проект» Запада в целом – немцев, британцев, американцев. У нас часто цитируют слова Збигнева Бжезинского о том, что без присоединения Украины России не суждено вернуть статус великой державы. «Лонг Збиг» ошибается: Россия и без Украины может вернуть этот статус, только это будет труднее и займет больше времени. Но главное в том, что Бжезинский не оригинален, он повторяет слова немецкого генерала Пауля Рорбаха, который в начале ХХ века предрек: чтобы исключить опасность со стороны России для Европы и прежде всего для Германии, необходимо полностью оторвать Украинскую Россию от России Московской. Обратим внимание на то, что для немецкого генерала и Украина, и Московия – это всё Россия и он говорит о необходимости вызвать внутрироссийский раскол. В этом плане он развивает идеи немецких политиков последней трети XIX века, в частности Бисмарка, которые не только настаивали на необходимости такого раскола, но и предлагали конкретные средства решения этой задачи.

В частности, они подчеркивали необходимость противопоставить Украину России, стравить их народы, для чего необходимо вырастить среди самих же русских украинцев людей с сознанием, измененным до такой степени, что они станут ненавидеть все русское. Таким образом, речь шла о психоисторической спецоперации, информационно-психологической диверсии, цель которой – создание славян-русофобов как психокультурного типа и политической силы. Эдаких орков на службе западных саруманов. Они-то и должны были оторвать Украину от России и противопоставить ее последнюю как «антирусскую Русь», как «свободную и демократическую» альтернативу империи. Оформлено все это было, в частности, галицийским проектом, над которым активно работали сначала разведки Австро-Венгрии и кайзеровской Германии, затем Третьего рейха, во второй половине ХХ века и до наших дней – ЦРУ и БНД.

После «оранжевой революции» Западу казалось, что задача будет решена – не вышло. К концу 2013 года тоже казалось, что задача вот-вот будет решена, что евросоюзовский хомут уже на шее Януковича и Украины. Но свою роль сыграла позиция России (а возможно, и Китая), и Янукович, решив сыграть какую-то свою гешефтную игру, взбрыкнул. В этот момент Запад списал, во-первых, Януковича, во-вторых, мирный, «оранжевый» путь отрыва Украины от России, сделав ставку на бандеровцев, на украинских неонацистов-русофобов, продукт той самой психоисторической операции, которую немцы начали готовить полтора века назад, затем во время Второй мировой войны эстафету подхватили нацисты, создав дивизию СС «Галичина», а с 1990-х годов в работу включились наследники Третьего рейха по созданию нового мирового порядка (какое совпадение терминологии!) - американцы.

В нынешней ситуации с Украиной США и Евросоюз ярко и не стесняясь продемонстрировали и лицемерие, и двойные стандарты, и русофобию. Только этой последней можно объяснить их более чем «толерантное» отношение к украинским нацистам, маршировавшим по улицам Киева, к раздававшимся в городе эсэсовским маршам. Логика проста: если нацисты на Украине (как и в Прибалтике) против России, то пусть. Впрочем, американцам не привыкать: в 1945–1946 годах они при активном содействии русофобского Ватикана сделали все, чтобы, выведя из-под удара нацистов (в том числе явных военных преступников), перебросить их в США или Латинскую Америку и активно использовать их против СССР. Украинские события – это наглядный опыт, с кем мы имеем дело.


"Противопоставить Украину России, стравить их народы, для чего вырастить среди русских украинцев людей, которые станут ненавидеть все русское"

- А с кем, можно поточнее?

- 19–21 февраля в Киеве произошел неонацистско-бандеровский переворот, инспирированный коллективным Западом, и прежде всего США. Именно американцы, использовав тупость и жадность Януковича и его окружения, изменили ситуацию, остановив в зародыше антитеррористическую операцию украинских властей. Если бы она началась, то с Майданом было бы покончено – он и так уже отступал. Но вышло так, как вышло. Сказались долгие годы работы спецслужб США с украинской верхушкой, хранящей деньги в американских банках, СБУ, бандеровским подпольем, которое было активизировано, а в значительной степени воссоздано. Показательно, что в течение двух решающих суток спикером рады «работал» посол США, диктовавший условия верхушке «нэзалэжной». Хотя о какой «нэзалэжности» можно говорить? Квазигосударство Украина и так находилось в большой степени под внешним управлением, а здесь оно было продемонстрировано откровенно, цинично и нагло. Всем показали, кто в доме хозяин, кто рулит событиями – в раде и на Майдане, чья злая воля направляет неонацистских отморозков. Февральский американо-бандеровский переворот может существенно изменить геополитическую ситуацию в Восточной Европе, Евразии и мире.

- Но разве нет в киевском протесте реального недовольства режимом Януковича?

- Клан Януковича, безусловно, мафиозно-олигархический. Но Запад и прозападные силы на Украине лишь использовали в своих целях естественное недовольство жителей Украины, прежде всего Киева.

- Каковы их цели?

- Программа-минимум - создание Западом славянского неонацистско-бандеровского рейха – постоянное давление на Россию, провоцирование ее различными способами, включая диверсии, а в случае адекватного ответа – тиражирование в мировых СМИ образа «свободной демократической Украины», которую якобы давит стремящаяся к восстановлению империи Россия; короче говоря, маленькая Украина – жертва большой России, по отработанной в Югославии схеме: «бедные албанцы – жертвы злых сербов».

Программа-максимум – та же, что в 1930-е годы при создании немецкого нацистского рейха: создание силы, которая в случае необходимости для Запада возьмет на себя решающую часть войны с Россией и максимально измотает  ее, при этом самоуничтожившись. Иными словами, окончательное решение славянского/русского вопроса силами самих славян/русских с последующим разделом России/Северной Евразии и присвоением ее ресурсов и пространства. При этом надо помнить: нынешний отрыв Украины от России планируется как отрыв-противопоставление для давления на Россию или нанесения удара по ней силами неонацистско-бандеровского режима.

Это, помимо прочего (а «прочее» это имеет место быть: борьба в американской верхушке, ситуация Обамы после жухлого для него 2013 года, американо-германские проблемы, китайские игры в Восточной Европе и так далее), ответ США на действия России в 2013 году. Похоже, они, по крайней мере данная администрация и кланы, стоящие за ней, которым надо спасать лицо перед своими хозяевами, переходят к активным действиям: через два года выборы, а демократам не хочется покидать Белый дом, и Обаме придется потрудиться на нового, теперь уже белого президента. Кто это будет – мадам Клинтон, которая еще в декабре 2012 года бесилась по поводу Таможенного союза и, усматривая в нем ресоветизацию постсоветского пространства, заявляла, что США будут всячески противодействовать этому, Байден или еще кто-то – неважно. Важно, что от этого сегмента американской верхушки ничего хорошего России ожидать не следует, а вот атака возможна.

Но, как говорили герои фильма «Чапаев» об атаке противника: «Психическая? Ну хрен с ней, давай психическую». Гладко было на бумаге. История – дама коварная, достаточно вспомнить, как и чем кончали те, кто стремился к окончательному решению русского вопроса. Это не говоря о том, что есть восток и юго-восток Украины.

"Партия за Украину бездарно проиграна. Наши послы проворачивали с украинскими олигархами свои гешефты, начисто забыв о том, что есть прорусское население"

- Вы не сгущаете краски?

- Мне бы очень хотелось ошибиться, чтобы оказалось – сгущаю. Однако я очень давно изучаю мировую борьбу за власть, информацию и ресурсы, анализирую целеполагание и деятельность североатлантических элит. Повторю, что Россия даже в ее нынешнем состоянии – до сих пор единственное препятствие на их пути к мировому господству. Поэтому-то один из последних начальников советской разведки Леонид Шебаршин заметил: Западу от России нужно одно – чтобы ее не было. Стратегически, геоисторически - не было. А для организации небытия нужен таран – как когда-то Гитлер. Поэтому наш бронепоезд должен всегда быть на запасном пути: предупрежден – значит вооружен. И лучше сгустить краски и ошибиться, чем допустить повторение «22 июня 1941 года», тем более североатлантические элиты – противник намного более серьезный, чем Гитлер с его Третьим рейхом, оказавшимся к тому же один на один почти со всем миром. Сегодня один на один почти со всем миром – мы, тем более что РФ – не СССР ни по экономическому потенциалу, ни – главное – по качеству человеческого материала.

- Как вы видите Украину после падения режима Януковича?

- Руины. Ничего другого быть не может. Частично уничтоженное, частично подавленное, частично изгнанное русское население. Разрушенная промышленность, скупленная Западом и отчасти китайцами земля. Хотя я допускаю, что в дальнейшем теоретически возможно возмущение и свержение бандеровского режима. Но трудно свергнуть режим, за которым стоит Запад. Такое было возможно, когда в мире существовал СССР – вторая сверхдержава, которая могла поддержать слабых мира сего в их борьбе против сильных, против буржуинской железной пяты. Более вероятен другой вариант: режим и Запад постараются направить социальную ярость низов на восточного соседа, определив его в качестве источника всех бед, причинами которых якобы являются «гнет российской империи», «советский тоталитаризм» и т.п. К сожалению, партия за Украину бездарно проиграна. Наши послы работали с украинскими олигархами, проворачивая свои гешефты, начисто забыв о том, что есть народ, население, в том числе прорусское – доллар мутит разум, в то время как Запад работал и с олигархами, и с наиболее активными антирусскими силами, слоями, группами. Эти группы и оказались тем джокером, которыми Запад перебил якобы пророссийских олигархов и их ставленника с уголовным прошлым.

Впрочем, повторю: история дама коварная и все может пойти по-другому. Будущее не предопределено, оно становится в борьбе, столкновении воль и сил, а потому зависит и от нас, от наших действий. Проигрыш партии – не проигрыш матча, матч не окончен. Но чтобы его выиграть или хотя бы не проиграть, надо проделать безжалостную работу над ошибками и навести порядок у себя дома. Проигрыш «украинской партии» есть результат наших внутренних проблем, внутреннего неустроения.

"Заканчивается эпоха, стартовавшая в 1991 году провокацией августовского путча и предательским беловежским сговором. Начинается какое-то другое время"

- Вы говорите: партия за Украину проиграна. А как же российские войска на территории Крыма?

- Решение российских властей, и прежде всего Путина, полностью ломает сценарий развития неонацистско-бандеровского переворота/мятежа на Украине, инспирированного Западом, и прежде всего США. В этом плане можно сказать, что «лицо» «Саши Белого» – это оборотный лик президента Обамы и вообще всех на Западе, кто науськивал неонацистов на захват власти. Захватив власть в Киеве, экстремисты, с ходу запретившие употребление русского языка, планировали, собравшись с силами и имея поддержку Запада, поставить на колени русский восток и юго-восток. Однако оказалось, что у этих регионов есть поддержка – и серьезная, это Россия. Оказалось, что на пути геноцида русского населения неонацистами встала страна, однажды уже разгромившая нацизм.

Подавление востока и юго-востока (оно происходило бы по той же схеме, по которой давили сербов, только место действовавших под натовским щитом албанцев заняли бы «западенцы») жизненно необходимо североатлантической         верхушке – ей нужна вся Украина, а не только ее западная часть. Эта часть сама по себе бессмысленна и годится разве что на роль второго Косова. Поэтому позиция России так взбесила западную верхушку, которая, однако, вряд ли сможет сделать что-то действительно серьезное, кроме мотания нервов, провокаций, подлянок и т.п. В том, что говорят Обама и К°, сквозит бессильная злоба. Они бы хотели, чтобы Россия безучастно наблюдала за тем, как будет гнобить русских, как будут формировать неонацистский славянский рейх на ее западной границе. Показательно, что подавляющая масса населения России активно поддерживает решение руководства страны. Подавляющая – за исключением маленькой, но горластой группки, а именно «пятой колонны», которая сразу же зашипела.

Вообще нынешняя ситуация на Украине и вокруг нее особенно хорошо выявляет «пятую колонну» – и ее подлость, и ее интеллектуальное и профессиональное убожество. Вот прорезался эксперт из Фонда Карнеги и заверещал, что все это напоминает ему ввод войск в Афганистан. Но при чем здесь Афганистан? Что, в Афганистане в канун ввода советских войск произошел нацистско-бандеровский переворот и начались гонения на русских? Что, в Афганистане проживали граждане России (тогда – СССР)? Где логика? Но, по-видимому, для эксперта главное не логика, главное, чтобы американские хозяева услышали – каркнул вовремя, «во все воронье горло». Хотя на месте хозяев я бы такой обслуге зарплату сократил бы – разве можно так тупо защищать интересы тех, кто тебя нанял? Изящнее надо, тщательнéе. Это вообще проблема «пятоколонников». Слушаешь их аргументацию и задаешься вопросом: они настолько непрофессиональны или мы имеем дело с элементарным слабоумием? А еще вопрос: почему до сих пор обретаются в нашей стране структуры типа Фонда Карнеги? Почему вольготно ощущает себя у нас агентура чужого влияния? Хорошо, что они в основном работают грубо и контрпродуктивно, однако ведь дело в принципе. Но вернемся к прорезавшимся. Вот вышедший в тираж певец. Радостно сообщает, что на Украине наша армия обделается как в Чехословакии. Болезный, книжки почитай, если не разучился. Советская армия установила контроль над Чехословакией (третья по силе армия в Европе после СССР и ГДР) за 36 часов при минимальных потерях – своих и местного населения. Эту операцию как модельную изучали в натовских штабах. Нынешняя кризисная ситуация властно требует отсечь «пятую колонну» от СМИ; необходимо поставить жесткий политико-правовой заслон ее деятельности. И не обращать внимания на лицемерные стенания тех, кто залил кровью Югославию, Ирак, Ливию, многие другие страны и готов залить кровью Украину.

Вообще Запад чем дальше, тем больше заботит ситуация в России на постсоветском пространстве. У них мало своих проблем? Так, может быть, надо, чтобы они появились? Почему Запад безнаказанно работает в нашей зоне? Почему бы нам не начать делать то, что делал Советский Союз, активно работая в чужих зонах? Тем более что уязвимых мест там хватает. В любом случае украинский кризис, спровоцированный Западом на фоне недовольства населения режимом Януковича, – веха в истории Европы, Евразии и международных отношений. Заканчивается эпоха, стартовавшая в 1991 году провокацией августовского путча и предательским беловежским сговором. Начинается какое-то другое время. От времени нельзя убежать – да и не надо. Время надо встречать в лоб.  И уж тем более надо защищать своих, биться, как сказал бы Александр Невский, «за други своя». В данном случае это не только «за други», но и за себя – за русское самостояние в истории.    

«Серьезнейшие проблемы наднациональной и американской верхушки может решить только большая война»

- Какие вызовы в самой России вы видите на ближайшие годы?

- Главный вызов для России – это системная коррупция государственно-олигархического строя. И устранить ее можно, только устранив олигархический сегмент. Строй этот – весьма неустойчивая конструкция, и он либо превратится в индивидуальную диктатуру с опорой на массы, либо выродится в клику, хунту с неизбежным распадом страны. Именно коррупционно-олигархическая (олигархическо-коррупционная) составляющая создает внутренние проблемы и ослабляет государство, делая его уязвимым извне. Уязвимость извне у нас со всех сторон. На западе это НАТО, хозяева которого – североатлантические элиты – по-видимому, стремятся оформить на Украине бандеровско-неонацистский режим, нацеленный против России. На юге (Кавказ, Средняя Азия) это исламистские радикалы и их опять же западные хозяева – наднациональные структуры мирового согласования и управления. Эти структуры (пункт прописки  на данный момент – США) являются главным противником России, которая с ее ядерным оружием до сих пор представляет собой единственное препятствие на их пути к полному мировому господству. Возможно, они попытаются решить окончательно русский вопрос, спровоцировав внутриславянскую, внутрирусскую войну. Это, думаю, одна из вероятных долгосрочных целей того, что в эти дни происходит на Украине, которую готовят на роль антироссийского плацдарма.



"Аккурат в 2017 году, к столетию Октября, будет проедено советское наследие и перед властью станет выбор средств и фундамента для рывка"

- Можно ли найти в русской истории параллели нынешнему периоду?

- Проведение исторических аналогий – штука рискованная, история никогда не повторяется полностью. Как заметил Гегель, аналогии бывают поверхностные и содержательные. Содержательные аналогии суть такие, в основе которых лежит теория – естественно, серьезная. Поэтому здесь я ограничусь такими аналогиями, в основу которых может быть положена солидная теория. Разумеется, саму теорию я здесь излагать не стану – на это нужно много времени и места. Но кратко изложу свою точку зрения.

В плане внутриполитической РФ, реальность которой характеризуется социальной поляризацией, коррупцией, кричащим, нагло-демонстративным богатством с одной стороны и бедностью с другой, напоминает Россию 1915–16 годов. Это - во-первых.

Во-вторых, по ряду параметров РФ напоминает СССР в ту пору, когда он шел к своему финалу, когда  определенная часть номенклатурной верхушки и спецслужб боролась за то, чтобы сменить строй и таким образом спрятать в воду концы своей коррупционной и антигосударственной деятельности в 1970–80-е годы.

В-третьих, ситуация нынешней центральной власти в РФ напоминает мне Московское царство в канун введения опричнины. Центроверху всерьез грозит полная олигархизация власти, подмена одного главного начальника «коллективным начальником», который, несомненно, договорится с Западом о сдаче ему страны на тех или иных условиях (как это только что произошло на Украине, политическая форма – любая; например, замена президентской республики парламентской) со сдачей Западу персонификаторов центроверха и народа в придачу. Иван Грозный пресек тенденцию к олигархизации с помощью опричнины, которая стала эмбрионом самодержавия.

Еще в одном отношении нынешняя ситуация чем-то напоминает 1564-65 годы и одновременно 1929-й. Дело в следующем. В России всегда создавался относительно небольшой по объему совокупный общественный продукт; вещественной субстанции, будь то сельскохозяйственная или промышленная, всегда было мало. Вследствие этого поворотными моментами в русской истории становились такие, когда проедалось наследие предыдущей эпохи, предыдущей системы, и вставал выбор, на основе чего, с опорой на какие слои делать рывок. До конца текущего десятилетия, возможно, аккурат в 2017 году, к столетию Октября, будет проедено советское наследие и в очередной раз перед властью станет выбор средств и фундамента для рывка. В 1565 и 1929 годах был сделан антиолигархический, национально-ориентированный выбор. Как будет теперь – посмотрим. Это что касается исторических аналогий по внутриполитическим и внутриэкономическим делам.

- А что касается внешнеполитических?

- Что касается внешнеполитических аналогий, то нынешняя ситуация напоминает мне одновременно годы перед Крымской и Второй мировой войнами. В последнем случае это и мировые кризисы с тяжелыми последствиями, и тяжелейшая экономическая ситуация США. В конце 1930-х годов американскую капиталистическую верхушку от передела собственности в пользу середины и низа могла спасти только мировая война. К концу 1930-х годов провалился разрекламированный «новый курс» Франклина Рузвельта – верного слуги крупных американских плутократов, которого кое-кто до сих пор считает борцом с ними, и США двинулись к войне; их целью в ней был не столько разгром Германии (с ней при ее потенциале и так все было ясно) и Японии, сколько подрыв главного соперника – Британской империи. Сегодня многие серьезнейшие проблемы очень важного сегмента наднациональной и прежде всего американской верхушки тоже может решить только большая война.

Далее. С 1929 года британцы (в кооперации с частью американской верхушки) вели к власти Гитлера, нацистов, создавали немецкий Третий рейх, который должен был сокрушить СССР. Сегодня американцы (в кооперации с частью британской и западноевропейской верхушки) пытаются создать на Украине славянский неонацистский (бандеровский) рейх, СС – «Галичину» размером с целую страну, славянское антирусское государство, которое можно бросить на РФ. Или – программа-минимум – с помощью которого можно эффективно давить на РФ, много эффективнее, чем с помощью исламистов. Другое дело, что эти планы могут сорваться, не осуществиться – и надо сделать все для этого, но то, что они есть, у меня сомнений не вызывает.

Аналогия с периодом, предшествующим Крымской войне, заключается в следующем. С 1830-х годов британцы запустили информационно-психологический проект «русофобия». Его целью было настроить Европу, европейское общественное мнение против России, представив нашу страну – победительницу Наполеона и главного противника Альбиона в Евразии - в тотально негативном свете: Россия как средоточие всего плохого и источник всех зол – от мелких до крупных. Кампания продлилась почти четверть века и принесла успех: в начале 1850-х годов на основе этой кампании Великобритания создала общеевропейскую антироссийскую коалицию, которая нанесла поражение России в Крымской войне. Широкомасштабная и систематическая антироссийская кампания в европейской прессе была информационной, «холодной» подготовкой к горячей войне, и когда всех европейцев убедили, что Россия – плохая страна, не заслуживающая мира и снисхождения, оставалось делом техники спровоцировать Россию на войну, что и было сделано с помощью Турции.

Если взглянуть на то, что пишут и показывают СМИ США и Западной Европы о России в последние несколько лет, то со всей очевидностью можно сказать: против России ведется широкомасштабная систематическая агрессивная информационная война – собственно, многие высокопоставленные чиновники США не скрывают ни этого, ни вражды к России. Информационные удары сыпятся на все – от крупных и серьезных вещей до мелочей, значение которых раздувают до гигантских размеров – от позиции России по Сирии до бесноватых девок из «Pussy Riot». А по Олимпиаде ухитрились прицепиться даже к золотой медали фигуристки Аделины Сотниковой. Иными словами, идет тотальный информационный обстрел, который должен убедить западного обывателя: Россия плохая, никчемная, недемократичная, нетолерантная страна, представляющая (из-за наличия ядерного оружия) угрозу «свободному западному миру». А следовательно…

То, что я знаю по истории России, Запада, международных отношений и информационных войн, позволяет сделать однозначный вывод: сегодня, как и в канун Крымской войны, против России ведется такая информационная война, которая в случае необходимости должна будет оправдать нанесение по России удара, вторжение в Россию. Только в качестве провоцирующего фактора, по всей вероятности, предполагают использовать уже не Турцию, а славянское же государство, стравив уже не турок и русских, не немцев и русских, а славян со славянами, украинских русских с московскими русскими. Так что аналогии и параллели, увы, неутешительные.



"Это ответ Запада России на ее независимую позицию в 2013 году. Так сказать, «империя наносит ответный удар»

- Тогда почему Путин так уверенно вел себя в прошлом году?

- В целом международная конъюнктура 2013 года благоприятствовала успеху действий Владимира Путина по сирийским делам и делу Сноудена, а краткосрочно отчасти по украинской линии. Но, если вы обратили внимание, я подчеркнул: ни в Сирии, ни на Украине ничего не закончилось. Асада постараются дожать тем или иным способом – не в лоб, так в обход. Ну а на Украине – кто не слеп, тот видит, что происходит. Хотя Запад, и прежде всего США, планировали и готовили в течение двух десятков лет то, что произошло там сегодня, это «сегодня» - ответ Запада России на ее относительно успешные действия, а главное, на ее независимую позицию в 2013 году и особенно за нежелание позволить Западу оторвать Украину от России. Так сказать, «Empirest rikes back» – «Империя наносит ответный удар».

Вообще оценивать те или иные краткосрочные события как успех или неуспех дело сложное. Французский историк Фернан Бродель писал: «События – это пыль», имея в виду то, что смысл того или иного события можно понять только в среднесрочной (как минимум) временнóй и – добавлю я – в более широкой пространственной перспективе. А один из крупнейших историков ХХ века британец Эрик Хобсбаум вообще считал, что факт трудно рассматривать вне контекста следующих двухсот лет. Это, пожалуй, перебор, но несомненно одно: понимание того или иного события возможно лишь в более широком причинно-следственном контексте. Поэтому-то так сложно анализировать текущую реальность – нужно одновременно связывать ее с тенденциями прошлого, занимаясь исторической комбинаторикой, и одновременно просчитывать будущие тенденции, стягивая те и другие в миг-вечность настоящего. В сухом остатке: то, что в 2013 году могло видеться успехом, в более продленной исторической перспективе может оказаться провалом или серьезной проблемой – «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», писал Федор Тютчев). А еще позже вновь может обернуться успехом.

- Какова влиятельность правительства в политической системе РФ? И как можно объяснить противоречие между политикой Путина с его апелляцией к державности и патриотизму, с одной стороны, и с откровенной либеральной политикой в экономике — с другой?

- Действительно, правительство РФ во главе с Дмитрием Медведевым проводит все тот же приватизационно-неолиберальный курс, что и раньше. Бóльшая часть кабинета – сторонники либеральной модели экономики, той самой, которая разрушает хозяйство РФ, а мировую экономику завела в тупик и кризис. В мире кризисом 2007–2009 годов, по сути, завершилась эпоха неолиберальной контрреволюции (1980–2010 гг.) и начинает набирать силу антилиберальный курс, в противоречии с которым продолжает развиваться деятельность российских неолибералов, их курс.

Противоречие заложено между экономическим курсом и специализацией в международном разделении труда, с одной стороны, и внешнеполитическим курсом, персонификатором которого выступает Владимир Путин, с другой. Курс нынешнего правительства, вопреки его собственным заявлениям, консервирует сырьевую специализацию РФ в мировой системе, а следовательно – зависимость от хозяев этой системы, грозящую полной утратой суверенитета; более того, этот курс (разгром образования и науки под видом их реформы) лишает РФ конкурентоспособности на мировой арене в будущем. Противоречие между статусом великой державы или мощной региональной державы и сырьевой специализацией не может длиться вечно, оно должно разрешиться либо в одну сторону (утрата державного статуса, а вместе с ним значительной части суверенитета, а то и просто крах с закреплением зависимо-сырьевого статуса), либо в другую (переход от сырьевой специализации, не способной обеспечить реальный и значимый державный статус, к передовым развито-промышленным формам). Указанное противоречие приобрело остроту в России в начале ХХ века и в СССР на рубеже 1970–1980-х годов и погубило обе эти властные структуры русской истории. Аналогичным образом обстоит дело и сейчас, и угроза гибели/распада РФ – это не из области нереального, тем более что и внутри страны, и вне ее имеются силы, весьма заинтересованные в этом. Так что будем бдительны и готовы максимально жестко пресечь любую попытку нарушить нашу государственную целостность.

Поскольку в России власть всегда персонализована, что бы ни делало правительство, главная ответственность всегда лежит на Первом Лице, как бы оно ни называлось – царь, генеральный секретарь КПСС или президент; оно отвечает за все, с него и спрос. Отсюда – недовольство значительной части населения, проголосовавшей за Путина в 2012 году. На это работает и спад экономического роста РФ, который приобретает угрожающий характер и – на фоне системной коррупции и экономического курса правительства – увеличивает социальное недовольство властью. Опасность здесь заключается в том, что противники России (именно исторической России, как бы она ни называлась, а не просто РФ) и их «пятая колонна» внутри страны под видом борьбы с коррупцией, олигархией и конкретным режимом постараются снести российскую государственность как таковую, чтобы навсегда подсечь Россию. Нужно хорошо помнить, под какие лозунги валили СССР: борьба с привилегиями номенклатуры, за демократию и т.п. То, что пришло после 1991 года, не имеет никакого отношения к демократии, ну а привилегии и богатство постсоветской верхушки, ограбившей население страны, выросли так, как советской номенклатуре и не снилось, тогда как бедность, нищета и небезопасность существования большого числа людей достигли уровня, непредставимого в СССР.

Маркс и Энгельс заметили по поводу европейской революции 1848 года: теперь мы знаем, какую роль в революциях играет глупость и как негодяи могут ее использовать. Мораль: надо помнить 1991 год и не совершать глупость второй раз, не наступать на грабли, которые активно подсовывают те, кто пытается представить себя истинными борцами с коррупцией, распил-экономикой и олигархами. Но почему-то именно олигархи и заинтересованный в сохранении в России олигархического строя, но в виде слабой капиталистической республики парламентского типа, а не ограничивающего олигархов сильного государства (пусть и со многими родовыми пятнами олигархии), поддерживают этих «борцов».

 
"Противоречие заложено между экономическим курсом, специализацией в международном разделении труда -  и внешнеполитическим курсом Путина"

- Так что же делать Путину, если за все ошибки правительства он расплачивается своим авторитетом?

- Задача центральной власти в такой ситуации – свернуть неолиберальный курс и приступить к реализации антилиберальных мер во всех сферах жизни общества (с обязательным политико-правовым подавлением «пятой колонны» и отсечением ее от СМИ). В противном случае взрыв социального недовольства, который будет использован внешними силами, весьма вероятен. В этом плане февральский переворот 2014-го на Украине – «добрым молодцам урок» и предупреждение, возможно – последнее. Не случайно Юлия Тимошенко, выступая на Майдане, сказала, что события в Киеве – это пример для народов всех постсоветских государств в их борьбе против диктаторов, а сын военного преступника Романа Шухевича Юрий Шухевич прямо заявил: февральский Майдан – продолжение событий 1991 года, начало второй антисоветской революции (первая – в 1991–1993 годах), которая должна окончательно разрушить мечту о восстановлении Советского Союза. Ясно, что цели и задачи таким персонажам формулируют не на Украине, а за ее пределами.

- В таком случае: считаете ли вы, что любые размышления о децентрализации и демосковизации - это завуалированная пропаганда распада России?

- Я не знаю, что такое демосковизация, а вот с децентрализацией все ясно. Не случайно враги России стремились и стремятся ослабить центральную власть, сделать ее рыхлой. Или – другой вариант: предлагают превратить Россию в национальное государство или несколько таких национальных государств. Это еще один способ уничтожения России, старый англосаксонско-ватиканский проект «ударим по России русским национализмом». Недаром так называемых «русских националистов» любят либералы, которые, как известно, не любят русскую власть.

Россия никогда не была (и не будет, если ей суждено сохраниться) национальным государством  в буржуазно-западном смысле слова – это не ее формат, не ее размер, не ее стать и не ее суть. Россия может быть только империей или (в XXI веке) импероподобным образованием (эта форма описана мною в статье «Холодный восточный ветер» в журнале «Однако», 2011, № 1). Имперскость (импероподобность) для России – не форма, как на Западе, а содержание.

Кто-то скажет: русские несли бремя империи, но были победителями, которые не получали ничего, а потому империя русским якобы не нужна или даже якобы вредна. Это лукавая аргументация, поскольку русские вне империи просто невозможны, в таком случае они – легкая добыча хищников и чужих. Но есть в этой аргументации некое ratio, подталкивающее к действию: в новом импероподобном образовании исторической России должна жестко соблюдаться пропорциональная численность этносов, представленность членов этих этносов в различных сферах, особенно во власти, СМИ, науке. Надо исправлять ошибки и погрешности прошлого. Есть реальная проблема: формирование русских как нации не завершено, нам не хватает национального (само)сознания – его надо активно развивать. При этом нам необходимо имперски-национальное (само)сознание, а не национально-сепаратистское. И это сознание, конечно же, должно быть оборонным; разумеется, не в смысле ухода в глухую защиту (лучшая защита – атака), а в смысле военного: поскольку живем в военную эпоху и на кону выживание русских (и других коренных народов России, которые без русских пропадут) как нации (пусть недоформированной), культурно-исторического типа (цивилизации) и властного типа (импероподобное образование).

В большинстве случаев все схемы децентрализации власти в России направлены на расчленение государства на части. Аналогичным образом обстоит дело с неолиберальными разговорами о максимальном уходе государства из экономики – они тоже работают на ослабление и распад России.



"Еще один способ уничтожения России, старый англосаксонско-ватиканский проект  - «ударим по России русским национализмом»

- Какую роль вы отводите Уралу в будущих геополитических процессах?

- Урал – это хребет Северной Евразии и одновременно государства российского, одна из его опор. Урал – геостратегически важнейшая зона контроля русской суши к востоку и югу и русских морей на Севере, в Арктике, которая станет одним из главных призов XXI века в мировой борьбе за власть и ресурсы.

- Как вы считаете, какие законопроекты следует принять в ближайшие годы?

- Таких законов немало. Назову те, которые надо было принять еще вчера:

1. закон о русском народе как государствообразующем (он должен привести право в соответствие с реальностью: Россия – многонациональная страна, но мононациональное государство);

2. закон о государственной идеологии (без идеологии нет смыслов, а без них невозможна стратегия развития);

3. закон о примате российского права и российских законов над международными;

4. закон о конфискации собственности коррупционеров (прежде всего чиновников) и членов их семей;

5. закон об уголовной ответственности за призывы к нарушению государственной целостности РФ, к сепаратизму и за действия, направленные на реализацию этих целей.

«Я – советский офицер, сын советского офицера, расписавшегося на Рейхстаге»

- Андрей Ильич, Вы – историк - как относитесь к концепции нового учебника истории?

- Концепция нового учебника истории в том виде, в каком мы обсуждали ее в конце прошлого года на заседании Изборского клуба (https://www.youtube.com/watch?v=Ufz2bRaIYIs), не выдерживает никакой критики. Вкратце отмечу, что эта концепция – плод деятельности главным образом серых и унылых чиновников от науки, которые пытались в силу невеликих способностей решить сложную задачу: выполнить заказ главного начальника и в то же время не поссориться с «либеральной» (читай: компрадорской) тусовкой во власти и науке. Отсюда – попытка обойти острые углы, попытка тупая и интеллектуально убогая. И, конечно же, налицо стремление убрать максимум того, что связано с социализмом, даже Октябрьская социалистическая революция исчезла, ее место заняла «великая российская революция 1917 года». Это февральский-то дворцовый переворот, деятельность временного правительства, развал страны – «великая революция»? Да люди просто сбрендили. К тому же непонятно, чем капитализм лучше социализма – доказательства на стол!

Авторы концепции провозгласили ее методологической основой общественный договор и принципы системности и историзма. Это называется «в огороде бузина, а в Киеве дядька».  Болезным до сих пор не сообщили, что общественный договор, в отличие от принципов системности и историзма, не имеет никакого отношения к методологии науки, он – из другой плоскости.

Ну и, наконец, вся концепция пронизана западоцентризмом, европоцентризмом; постоянно проводится мысль о том, что история России – неотъемлемая часть европейской истории. А не подавится ли «европейская история» таким куском, как Россия, Северная Евразия? Во-первых, это европейская история, история западноевропейского полуострова – часть евразийской истории. Во-вторых, европейскость не сводится к Западу. Есть Западная, «франкская» Европа, а есть Северо-Восточная, русская Европа, освоившая Северную Евразию. Это совершенно самостоятельный, переплетающийся с западным, но ни в коем случае не являющийся его частью поток, тип исторического, цивилизационного развития. Арнольду Тойнби, британскому историку и разведчику это было ясно, а вот авторам концепции не очень. Наверное, Тойнби для них не авторитет (как Маркс и многие другие), а авторитет – одноразовые пустышки, вроде Александра Янова и прочей бездари.

Объяснять русский исторический тип надо из него самого, а не напяливать на него «тришкин кафтан» европейских схем и понятий. Слушаешь иных академиков - и возникает мысль: а может, и надо было разогнать если не академию, то этих горе-академиков, некоторые из них даже не стесняются поливать грязью наше прошлое и рассуждать о том, что территорию к востоку от Урала надо отдать под контроль «международного сообщества», читай: верхушки мирового капиталистического класса.

"Гесс был одним из последних свидетелей преступлений британцев. После заявления, что Горбачев не возражает против его освобождения из тюрьмы Шпандау, Гесс позвонил сыну и сказал: «Теперь англичане меня убьют».

- В истории России вы отводите большую роль Иосифу Сталину. А откуда он взялся? Возможно ли, что он появился из структуры надгосударственного согласования и управления с русским фундаментом?

- Сталин появился, во-первых, из сложного «параллелограмма сил» международного крайне левого движения (группа Ленина), русского левого движения (бакинская группа Фиолетова), отчаянных действий разведки и контрразведки Генерального штаба Российской империи, в 1917 году спасавшей Россию от установления над ней англо-американского контроля и готовой к сотрудничеству с российско («имперски») ориентированными большевиками, каким  был Сталин.

Во-вторых, появление Сталина как исторической фигуры обусловлено логикой развития большой системы «Россия» и отрицания ею схемы «мировая революция», в топку которой собирались бросить Россию интернационал-социалисты.

Сталин создал «красную империю», государство, а не структуру надгосударственного согласования с русским фундаментом, причем создал в борьбе именно с западными наднациональными структурами мирового согласования и управления, используя их противоречия. Такие структуры характерны для Запада капиталистической эпохи, капитализм не воспроизводится без таких структур (этот процесс описан мною в работе «Капитализм как заговор. Том I. 1520–1870-е годы // De Conspiratione/ О заговоре. М.: КМК, 2013). У нас, русских, нет традиции создания надгосударственных структур, мы – государственники. Другое дело, что свою государственность мы должны создавать, встраивая в нее иммунитет по отношению к надгосударственным структурам, их агентуре и исходно затачивая на победоносную борьбу с ними эдакое властное сверло с победитовым навершием.

- Как вы предполагаете - какой информацией обладал Рудольф Гесс, что англичане не могли открыть ее для всех?

- Убежден, что Гесс обладал взрывоопасной информацией по 1939-му и по 1941 году. Думаю, в 1939 году британцы дали ему гарантии фактического невмешательства или фиктивного вмешательства (так оно и произошло) в случае нападения рейха на Польшу – так же, как в июле 1914 года они убедили Вильгельма, что сохранят нейтралитет в случае войны Германии и Австро-Венгрии с Россией и Францией и тем спровоцировали его.

В мае–июне 1941 года, судя по совокупности косвенных свидетельств, британцы убедили Гесса (а через него – Гитлера), что, как минимум, не будут вести против рейха активных военных действий, если Гитлер нападет на СССР. В противном случае Гитлер ни за что не осмелился бы оголять западный фронт и перебрасывать войска на советскую границу.

Страшная тайна британцев 1939–1941 годов – это тайна заговорщиков и поджигателей войны. Все логично: сначала привели Гитлера к власти, а затем сорвали антигитлеровский заговор немецких генералов в сентябре 1938 года и тогда же подарили ему чехословацкий ВПК. Гесс был одним из последних свидетелей этих преступлений. Поэтому не случайно после заявления о том, что Горбачев не возражает против освобождения Гесса из тюрьмы Шпандау, тот позвонил сыну и сказал: «Теперь англичане меня убьют». И вскоре его нашли повешенным – якобы самоубийство. Самоубился (повесился) человек, который сам не мог даже побриться. Более подробно о Гессе и его полете смотрите мой ролик.

"Самая главная загадка Горбачева: англосаксы долго и жестко требовали от него не сметь объединять две Германии, а он пошел навстречу немцам"

- Вы утверждаете, что Михаил Горбачев развалил СССР. Каковы факты и ваши источники?

- Я никогда не говорил, что Горбачев в одиночку развалил СССР. Ни одна даже крупная фигура на такое не способна, не говоря уже о столь мелкой фигуре, как Горбачев, – малообразованном карьеристе, оказавшемся наверху властной пирамиды СССР, с одной стороны, по логике ее разложения, с другой – по стечению обстоятельств, включая активность неких внешних сил. Дело не в Горбачеве, а в социальном блоке сил, фасадом которых были Горбачев и его «бригада». Блок сил – часть советской номенклатуры и спецслужб, стремившихся превратиться в собственников, с одной стороны, часть наднациональных структур мирового согласования и управления, выражающая интересы крупного капитала и действующая с помощью различных структур (государства США, Великобритании, ФРГ, Израиль и другие; спецслужбы ЦРУ, МИ-6, Моссад; транснациональные корпорации) – с другой.

«Бригада» Горбачева – и тому масса свидетельств (достаточно посмотреть законы, которые принимались по экономическому и политическому переустройству СССР) – рушила экономику, чтобы потом легче было обосновать несостоятельность социализма и переход к иной форме собственности. Кураторы-кукловоды горбачевцев с советской стороны хотели только этого, но не разрушения СССР. А вот их западные подельники использовали эти действия именно для разгрома СССР и, перехватив в начале 1989 года управление разрушительными процессами, переиграли своих советских «союзников» и добились своих целей. «Союзникам» пришлось то ли менять план на ходу, то ли реализовывать программу-минимум, эдакий «пикник на обочине» дороги, захваченной хозяевами мировой игры. В любом случае они довольно быстро поняли ситуацию и начали отстраивать свою постсоветскую экономическую систему через подставных лиц. Как по мановению волшебной палочки именно в 1989 году появляются «бизнесы» будущих олигархов-активистов «семибанкирщины» - Березовского, Гусинского, Смоленского, Ходорковского.

Кто-то скажет: да Горбачев просто дурак, не понимал, что делал. Да, действительно, Горбачев недалекий, ограниченный, тщеславный, жадный (в бытность первым секретарем Ставропольского края имел прозвище «Миша-конвертик»), действительно понимал далеко не все, что делал, – часто его играли втемную. Но делал-то он все в одну сторону. Дурак ведь совершает ошибки, так сказать, в разные стороны. У Горбачева же все «ошибки» шли в одном и том же направлении и работали на уничтожение советского строя и КПСС, а в конечном счете – СССР.

Самая главная загадка Горбачева заключается, на мой взгляд, в следующем. Как мог человек, смотревший в рот Тэтчер и Рейгану, а затем Бушу-старшему, стремившийся угодить им во всем, посмел ослушаться их по германскому вопросу? Англосаксы довольно долго и жестко требовали от Горбачева не сметь объединять две Германии, а он пошел навстречу немцам и тем силам на мировом уровне, которые поддерживали их. Что же такого было у немцев на Горбачева, что смогло перевесить его пиетет перед англосаксами и страх перед ними? Что трусливый шакал вдруг повел себя как самостоятельный тигр?

- Будет ли продолжение рассказов о королевской семье Великобритании?

- Королевская семья Великобритании, да и другие семьи из первых пяти сотен интересуют меня не сами по себе, а как часть некоего целого, Паутины, Матрицы. Поэтому специального исследования о семье Саксен-Кобургов, они же Виндзоры, не планирую. Интересующихся отсылаю к книге Л. Пикнетта и его соавторов (Picnett L., Prince C., Prior S. with Brydom R. War of Windsors: A century of Unconstitutional Monarchy. Edinburgh, 2003).

- Андрей Ильич, вы сами не хотели бы поучаствовать в «мировом закулисье»? В оппозиции так часто случается…

- Не понял ту часть вопроса, которая связана с оппозицией. Я не только не имею отношения к оппозиции (во-первых, поскольку человек я социально очень брезгливый; во-вторых, если власть наша чаще всего проваливает бóльшую часть того, за что берётся, то оппозиция проваливает абсолютно всё – надо ли иметь дело с профессиональными неудачниками?), но и к политике вообще – у меня другая площадка, другие задачи в жизни, другая «линия фронта». Что касается участия в «закулисье», то мой ответ краток и, надеюсь, ясен: я – советский офицер, сын советского офицера, расписавшегося на Рейхстаге.


 Подготовил Евгений Сеньшин  
http://www.znak.com/moscow/articles/03-03-18-01/102009.html

Андрей Фурсов. «Украина нужна для удара по России» Североатлантические элиты – противник намного более серьезный, чем Гитлер с его Третьим рейхом Украина нужна Западу только в качестве геополитического плацдарма против России

«Украина нужна для удара по России»
Североатлантические элиты – противник намного более серьезный, чем Гитлер с его Третьим рейхом
Украина нужна Западу только в качестве геополитического плацдарма против России  
Текст: Петр Акопов

«С 19-го века цель психоисторической спецоперации Запада – создание славян-русофобов как психокультурного типа и политической силы. Они-то и должны оторвать Украину от России и противопоставить ее последней как «антирусскую Русь», как «свободную и демократическую» альтернативу империи», сказал газете ВЗГЛЯД историк, директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета Андрей Фурсов.

«Программа-максимум на Украине – та же, что в 1930-е годы при создании немецкого нацистского рейха: создание силы, которая в случае необходимости для Запада возьмет на себя решающую часть войны с Россией и максимально измотает ее, при этом самоуничтожившись. Иными словами, окончательное решение славянского/русского вопроса силами самих славян/русских с последующим разделом России/Северной Евразии и присвоением ее ресурсов и пространства». Так известный историк и специалист по геополитике, директор Института системно-стратегического анализа Андрей Фурсов объясняет стратегическую задачу Запада.

Газета ВЗГЛЯД предлагает вашему вниманию интервью с Андреем Фурсовым о происходящем на Украине, о главных геополитических вызовах для России и о том, какова сейчас расстановка сил на мировой шахматной доске.

ВЗГЛЯД: Андрей Ильич, вы согласны с тем, что «февральская революция» на Украине вызвана не только отказом Киева от соглашения по евроинтеграции, но и тем, что в 2013 году Запад потерпел серьезное геополитическое поражение в Сирии?

Андрей Фурсов: В прошлом году в обоих случаях Западу не удалось добиться тех результатов, которые ставились – свергнуть режим Асада и привести к власти на Украине прозападные силы, окончательно оторвав Украину от России. Причем если по сирийскому вопросу в мировой капиталистической верхушке были разногласия – имелась влиятельная группировка, не желавшая эскалации конфликта в Сирии и превращения его в региональную войну, то по украинскому вопросу Запад выступал единым целым. При этом ясно, что экономически Украина североатлантическим элитам сто лет не нужна, им нужно геополитически оторвать Украину от России, превратив ее в антироссийский плацдарм.

Курс на отрыв Украины от России – давний геополитический «проект» Запада в целом: немцев, британцев, американцев. У нас любят цитировать слова Бжезинского о том, что без Украины России не суждено стать великой державой (это ошибка: Россия и без Украины может быть великой державой, только этого будет труднее добиться, чем без Украины, а вот Украина без России – это руины, это заброшенный дальний двор Европы). Но намного раньше «Лонг Збига», в самом начале 20-го века, немецкий генерал Пауль Рорбах писал о том, что в интересах Европы, и прежде всего – Германии, «оторвать Украинскую Россию от Московской России». Показательно, что для генерала и Украина, и Московия – это Россия.

В нынешней ситуации с Украиной США и Евросоюз ярко и не стесняясь продемонстрировали и лицемерие, и двойные стандарты, и русофобию. Только этой последней можно объяснить их более чем «толерантное» отношение к украинским нацистам, маршировавшим по улицам Киева, к раздававшимся в городе эсэсовским маршам. Логика проста: если нацисты на Украине (как и в Прибалтике) против России, то пусть. Впрочем, американцам не привыкать: в 1945–1946 годах они при активном содействии русофобского Ватикана сделали все, чтобы, выведя из-под удара нацистов (в том числе явных военных преступников), перебросить их в США или Латинскую Америку и активно использовать их против СССР. Украинские события – это наглядный опыт, с кем мы имеем дело.

ВЗГЛЯД: В итоге в феврале оппозиции удалось свергнуть Януковича – и Запад посчитал, что добился своей цели...

А. Ф.: Да, ситуация на Украине радикально изменилась: в Киеве 19–21 февраля произошел неонацистско-бандеровский переворот, инспирированный коллективным Западом, и прежде всего – США. Именно американцы, использовав тупость и жадность Януковича и его окружения, изменили ситуацию, остановив в зародыше антитеррористическую операцию украинских властей. Если бы она началась, то с Майданом было бы покончено – он и так уже отступал. Но вышло так, как вышло. Сказались долгие годы работы спецслужб США с украинской верхушкой, хранящей деньги в американских банках, СБУ, бандеровским подпольем, которое было активизировано, а в значительной степени – воссоздано.

Показательно, что в течение двух решающих суток спикером Рады «работал» посол США, диктовавший условия верхушке «нэзалэжной». Хотя о какой «нэзалэжности» можно говорить? Квазигосударство Украина и так находилось в большой степени под внешним управлением, а здесь оно было продемонстрировано откровенно, цинично и нагло. Всем показали, кто в доме хозяин, кто рулит событиями – в Раде и на Майдане, чья злая воля направляет неонацистских отморозков. Февральский американо-бандеровский переворот может существенно изменить геополитическую ситуацию в Восточной Европе, Евразии и мире.


Если у Запада и прозападных сил на Украине, которые использовали в своих, далеких от интересов Украины, целях естественное недовольство жителей Украины, прежде всего Киева, мафиозно-олигархическим кланом Януковича, получится задуманное, то цель, к которой они активно шли более двух десятков лет, можно считать, достигнута. Уже сейчас война пришла на землю исторической России – впервые после нацистского нашествия. В перспективе же речь может пойти не только о создании самовоспроизводящейся ситуации югославского типа у границ РФ, но и о превращении Украины в антирусское славянское государство, противостоящее (в союзе с Польшей) России. Попытка создать такое государство руками деятелей «оранжевой революции», американских «шестерок» Ющенко и Тимошенко провалилась. Бóльшая часть народа сопротивлялась такому курсу, а избрание Януковича не ускорило процесс окончательного отрыва Украины от России – этого давнего западного проекта, разработанного немцами и унаследованного американцами.

У нас часто цитируют слова Збигнева Бжезинского о том, что без присоединения Украины России не суждено вернуть статус великой державы. «Лонг Збиг» ошибается: Россия и без Украины может вернуть этот статус, только это будет труднее и займет больше времени. Но главное в этом, что Бжезинский не оригинален, он повторяет слова немецкого генерала Пауля Рорбаха, который в начале 20-го века предрек: чтобы исключить опасность со стороны России для Европы, и прежде всего – для Германии, необходимо полностью оторвать Украинскую Россию от России Московской. Обратим внимание на то, что для немецкого генерала и Украина, и Московия – это всё Россия, и он говорит о необходимости вызвать внутрироссийский, внутрирусский раскол. В этом плане он развивает идеи немецких политиков последней трети 19-го века, в частности Бисмарка, которые не только настаивали на необходимости такого раскола, но и предлагали конкретные средства решения этой задачи.

В частности, они подчеркивали необходимость противопоставить Украину России, стравить их народы, для чего необходимо вырастить среди самих же русских украинцев людей с сознанием, измененным до такой степени, что они станут ненавидеть все русское. Таким образом, речь шла о психоисторической спецоперации, информационно-психологической диверсии, цель которой – создание славян-русофобов как психокультурного типа и политической силы. Эдаких орков на службе западных саруманов. Они-то и должны были оторвать Украину от России и противопоставить ее последней как «антирусскую Русь», как «свободную и демократическую» альтернативу империи. Оформлено все это было, в частности, галицийским проектом, над которым активно работали сначала разведки Австро-Венгрии и кайзеровской Германии, затем – Третьего рейха, во второй половине 20-го века и до наших дней – ЦРУ и БНД.

После «оранжевой революции» Западу казалось, задача будет решена – не вышло. К концу 2013 года тоже казалось, что задача вот-вот будет решена, что евросоюзовский хомут уже на шее Януковича и Украины. Но свою роль сыграла позиция России (а возможно, и Китая), и Янукович, решив сыграть в какую-то свою гешефтную игру, взбрыкнул. В этот момент Запад списал, во-первых, Януковича, во-вторых, мирный, «оранжевый» путь отрыва Украины от России, сделав ставку на бандеровцев, на украинских неонацистов-русофобов, продукт той самой психоисторической операции, которую немцы начали готовить полтора века назад, затем во время Второй мировой войны эстафету подхватили нацисты, создав дивизию СС «Галичина», а с 1990-х годов в работу включились наследники Третьего рейха по созданию нового мирового порядка (какое совпадение терминологии!) – американцы.#{ussr}

Результат многолетней «эстафеты» – февральский неонацистско-бандеровский переворот в Киеве, проведенный под инструктажем американских спецов, и начало оформления антирусского бандеровского государства. Впервые Западу удалось заложить фундамент абсолютно антирусского (более русофобского, чем Польша) славянского (к тому же не католического, а православного) государства. По своему демографическому потенциалу бандеровская Украина, особенно в союзе с Польшей, вполне может противостоять России в военном плане, особенно при поддержке НАТО.

Программа-минимум создания Западом славянского неонацистско-бандеровского рейха – постоянное давление на Россию, провоцирование ее различными способами, включая диверсии, а в случае адекватного ответа – тиражирование в мировых СМИ образа «свободной демократической Украины», которую якобы давит стремящаяся к восстановлению империи Россия; короче говоря, маленькая Украина – жертва большой России (по отработанной в Югославии схеме «бедные албанцы – жертвы злых сербов»).

Программа-максимум – та же, что в 1930-е годы при создании немецкого нацистского рейха: создание силы, которая в случае необходимости для Запада возьмет на себя решающую часть войны с Россией и максимально измотает ее, при этом самоуничтожившись. Иными словами, окончательное решение славянского/русского вопроса силами самих славян/русских с последующим разделом России/Северной Евразии и присвоением ее ресурсов и пространства. Но, как известно, гладко было на бумаге.

История – дама коварная, достаточно вспомнить, как и чем кончали те, кто стремился к окончательному решению русского вопроса. Это не говоря о том, что есть Восток и Юго-Восток Украины. При этом, однако, надо помнить: нынешний отрыв Украины от России планируется как отрыв-противопоставление для давления на Россию или нанесения удара по ней силами неонацистско-бандеровского режима. Это, помимо прочего (а «прочее» это имеет место: борьба в американской верхушке, ситуация Обамы после жухлого для него 2013 года, американо-германские проблемы, китайские игры в Восточной Европе и др.), ответ США на действия России в 2013 году.

Похоже, они, по крайней мере, данная администрация и кланы, стоящие за ней, которым надо спасать лицо перед своими хозяевами, переходят к активным действиям: через два года выборы, а демократам не хочется покидать Белый дом, и Обаме придется потрудиться на нового, теперь уже белого президента. Кто это будет – мадам Клинтон, которая еще в декабре 2012 года бесилась по поводу Таможенного союза и, усматривая в нем ресоветизацию постсоветского пространства, заявляла, что США будут всячески противодействовать этому, Байден или еще кто-то – неважно. Важно, что от этого сегмента американской верхушки ничего хорошего России ожидать не следует, а вот атака возможна. Но, как говорили герои фильма «Чапаев» об атаке противника: «Психическая? Ну хрен с ней, давай психическую».

ВЗГЛЯД: А вы не сгущаете краски?

А. Ф.: Мне бы очень хотелось ошибиться, чтобы оказалось – сгущаю. Однако я очень давно изучаю мировую борьбу за власть, информацию и ресурсы, анализирую целеполагание и деятельность североатлантических элит. Повторю, что Россия даже в ее нынешнем состоянии – до сих пор единственное препятствие на их пути к мировому господству. Поэтому-то один из последних начальников советской разведки Л. В. Шебаршин заметил: Западу от России нужно одно – чтобы ее не было. Стратегически, геоисторически не было. А для организации небытия нужен таран – как когда-то Гитлер.

Поэтому наш бронепоезд должен всегда быть на запасном пути: предупрежден – значит вооружен. И лучше сгустить краски и ошибиться, чем допустить повторение «22 июня 1941 года», тем более североатлантические элиты – противник намного более серьезный, чем Гитлер с его Третьим рейхом, оказавшимся к тому же один на один почти со всем миром. Сегодня один на один почти со всем миром – мы, тем более что РФ – не СССР ни по экономическому потенциалу, ни – главное – по качеству человеческого материала.

ВЗГЛЯД: Можно представить, что будет с Украиной, ее экономикой в случае упрочения бандеровского режима?


А. Ф.: Руины. Ничего другого быть не может. Частично уничтоженное, частично подавленное, частично изгнанное русское население. Разрушенная промышленность, скупленная Западом и отчасти китайцами земля.

ВЗГЛЯД: Но в этом случае возможно массовое народное возмущение и свержение бандеровского режима, не так ли?

А. Ф.: Теоретически возможно, но трудно свергнуть режим, за которым стоит Запад. Такое было возможно, когда в мире существовал СССР – вторая сверхдержава, которая могла поддержать слабых мира сего в их борьбе против сильных, против буржуинской железной пяты. Более вероятен другой вариант: режим и Запад постараются направить социальную ярость низов на восточного соседа, определив его в качестве источника всех бед, причинами которых якобы являются «гнет Российской империи», «советский тоталитаризм» и т. п.

Впрочем, повторю: история – дама коварная, и все может пойти по-другому. Будущее не предопределено, оно становится в борьбе, столкновении воль и сил, а потому зависит и от нас, от наших действий. К сожалению, партия за Украину бездарно проиграна. Наши послы работали с украинскими олигархами, проворачивая свои гешефты, начисто забыв о том, что есть народ, население, в том числе прорусское – доллар мутит разум, в то время как Запад работал и с олигархами, и с наиболее активными антирусскими силами, слоями, группами. Эти группы и оказались тем джокером, которым Запад перебил якобы пророссийских олигархов и их ставленника с уголовным прошлым.

Однако проигрыш партии – не проигрыш матча, матч не окончен. Но чтобы его выиграть или хотя бы не проиграть, надо проделать безжалостную работу над ошибками и навести порядок у себя дома. Проигрыш «украинской партии» есть результат наших внутренних проблем, внутреннего неустроения.

ВЗГЛЯД: Если перейти от Украины к глобальному масштабу, то можно ли говорить о том, что в расстановке сил на мировой арене наметились изменения, а частично уже и произошли в минувшем году?

А. Ф.: О принципиальных, т. е. качественных изменениях в расстановке сил на мировой арене вряд ли можно говорить. Идет рутинная повседневная борьба. Ситуации в Сирии и на Украине далеки от своего разрешения, и ясно, что заинтересованные силы на Западе будут продолжать оказывать давление – борьба будет продолжаться. А пока стороны, как игроки в замечательной игре вэйци (го), «расставляют камни».

ВЗГЛЯД: С чем связаны геополитические успехи Владимира Путина и России в минувшем году?

А. Ф.: Успехи Владимира Путина и России на международной арене, по крайней мере, что касается Сирии и Сноудена, обусловлены, во-первых, благоприятными обстоятельствами – отсутствием единства в мировой верхушке, наличием двух противоборствующих сторон, на противоречиях которых можно играть.

Во-вторых, определенная часть мировой верхушки в 2011–2012 годах оказывала мощнейшее давление на Путина, а затем попыталась подвергнуть его остракизму – достаточно взглянуть на антипутинскую кампанию в СМИ – и переусердствовала: РФ и ее лидеру, по сути, некуда было отступать. Уверен, у Путина никогда не было иллюзий по поводу тех, с кем он имеет дело на Западе, тех, кого он называет «партнерами», однако ливийские и сирийские события с бессудным убийством одного лидера и неудавшейся попыткой убийства другого со всей ясностью продемонстрировали всю смертельную (в буквальном смысле слова) опасность компромиссов с западной верхушкой, которая все больше ведет себя как ОПГ.

Наконец, последнее по счету, но не по значению: экономический кластер, в котором наиболее заинтересованы Путин и его команда – газово-нефтяной (на данный момент он – «государствообразующий»), – требует не только сохранения суверенитета РФ, но и экспансии, не говоря уже о защите границ бизнеса. Кстати, Сирия и Украина теснейшим образом связаны с развитием газовой отрасли и международной конкуренции в этой сфере.

И тем не менее, что касается Сирии, то надо признать: если бы развертывание региональной войны на Ближнем Востоке не противоречило интересам определенной части верхушки мирового капиталистического класса, «хозяев мировой игры», то РФ и Китаю было бы очень трудно остановить агрессию.

ВЗГЛЯД: А кто был не заинтересован?

А. Ф.: Начнем с того, кто был заинтересован. Таких сторон было три: англо-американская «нефтянка», израильское лобби в США, Израиль и Саудовская Аравия – у каждого был свой интерес. Саудовскую Аравию и Израиль (а следовательно, израильское лобби в США) очень волнуют попытки Обамы (точнее, тех кланов, которые стоят за этим «президентом-картонкой») улучшить отношения с Ираном и – программа-максимум – превратить его в своего союзника. Это стало бы большим успехом США в их ближневосточной и – шире – евразийской политике. Крупный, занимающий исключительно важное геополитическое и геоэкономическое положение нефтеносный Иран в качестве союзника предпочтительнее, например, маленького Израиля. Союзничество с США выведет Иран из фактического союза с Китаем, а напряжение на Ближнем Востоке, столь необходимое США, сохранится: шиитский Иран versus суннитские арабские монархии.

Потепление американо-иранских отношений, к которому стремятся Обама и часть иранского истеблишмента, – это то, что смертельно пугает Саудовскую Аравию и Израиль, то, что они стремятся сорвать любой ценой, включая войну с Сирией, союзником которой является Иран.

Теперь представим: поджигателям удалось разжечь костер региональной войны. Что рано или поздно должен сделать Иран? Перекрыть Ормузский пролив. В результате цены на нефть взлетают до небес. Cui bono? Кому выгодно? Англо-американской «нефтянке». Кто в проигрыше? Евросоюз, Китай и та (весьма могущественная) часть англо-американской же финансово-экономической верхушки, которая вложилась в Евросоюз и Китай, прежде всего Ротшильды (не говоря уже о китайцах и об определенной части западноевропейской верхушки, в частности немецкой, которая, в отличие от французской, не желала участвовать в авантюре клана Тлас, вознамерившегося занять место клана Асадов в Сирии). Эти расклады или, как сказали бы в 18-м веке, «конъюнктуры», плюс активные действия руководства РФ и определили итог. Но итог этот предварительный. В Сирии и вокруг нее ничего не закончилось, как и на Украине.

Кстати, говоря о государственном перевороте на Украине, нельзя не упомянуть о несостоявшейся, провалившейся в 2013 году попытке переворота в другой бывшей республике СССР – Киргизии. Очередная суррогат-революция должна была начаться на нарынских золотых приисках под экологическими и антикоррупционными лозунгами и перерасти в широкомасштабное движение. Последнее должно было сорвать встречу в верхах ШОС в Бишкеке и не допустить получения Китаем контроля над аэропортом Манас. Но в последний момент, как сказал бы Штирлиц, что-то не сложилось. Аналитик Константин Черемных отметил интересное сходство украинских и киргизских событий: в обоих случаях был задействован ресурс сети «Хизб ут-Тахрир», которая вольготно чувствует себя не только в Средней Азии, но и на Украине, где, как и в Сирии, главные политические битвы, скорее всего, впереди.

Противостояние, причем успешное, Путина определенной части «хозяев мировой игры» проявилось не только во внешней, но и во внутренней политике. Я имею в виду его валдайскую речь и ответы на вопросы российских и зарубежных журналистов. В первом случае президент по сути признал необходимость государственной идеологии (и действительно, без идеологии, т. е. провозглашения смыслов и целей, невозможно развитие, только гешефты, распил бабла и пляска под дудку чужой, чаще всего враждебной идеологии) и недвусмысленно высказался о традиционных ценностях, в том числе о семье, которые Запад стремительно утрачивает.

На встрече с журналистами Путин огорошил их, особенно западных, сравнением Сталина и Кромвеля. Президент поставил вопрос следующим образом: а чем Сталин хуже Кромвеля? Кромвель, как и Сталин, виноват в смерти большого числа людей, но ему в Англии поставлены памятники, следовательно...

Пожалуй, более удачным примером для сравнения был бы не Кромвель, а король Генрих VIII, по приказу которого на тот свет было отправлено около 10% населения Англии только за то, что они были лишены средств к существованию и, будучи согнаны с земли лендлордами, превратились в бродяг. Почти не отстала от папаши и Елизавета I. Впрочем, пример Кромвеля тоже красноречив.

И еще во время встречи президент, отвечая на вопрос о разгроме образования соответствующим министерством, в шутку (в каждой шутке есть доля шутки) заметил, что, по-видимому, в это министерство пробрались представители «креативного класса».

«Креативным классом» компрадорские СМИ называют целую амальгаму – от офисного планктона до интеллектуальной и эмоциональной («шоу-бизнес») обслуги компрадорской же верхушки. С точки зрения реальной экономики, реального производства и – шире – реальной жизни это малообразованный, бесполезный по социальной функции, трутнеобразный слой, слой абсолютно непатриотичный, если не сказать – антирусский по духу слой лиц, исповедующий потреблятство, индивидуализм, социал-дарвинизм, групповой эгоизм, снобизм по отношению к народу, который для них «анчоусы», «портянки» и т. п.

«Креаклы» – огламуренный результат социального и образовательного вырождения. «Креативный класс» – это те 10–12% населения, которые вписались в нижне-среднюю часть компрадорского рынка и, будучи продуктом социального разложения, гниения, не способны продуцировать ничего, кроме распада и разрушения. В этом плане те, кто проводил реформу образования, – истинные креаклы, и фраза Путина, что бы он ни имел в виду, попала в цель.

ВЗГЛЯД: Какие факторы привели к появлению разоблачений Сноудена?

А. Ф.: Это весьма хитрая и до конца не понятная ситуация, хотя уже сейчас можно сказать о том, кто проиграл (и увидеть за этим если не планировщика, то исполнителя), и оценить общий результат, который, на мой взгляд, весьма положителен. Буду краток, поскольку довольно полную картину нарисовала в своих публикациях в «Комсомольской правде» аналитик Елена Ларина.

Думаю, казус Сноудена, имеющий не одно дно, а несколько, обусловлен прежде всего противостоянием двух политических кластеров США, выражающих интересы двух экономических блоков – новейших IT-технологий с одной стороны и традиционного промышленного сектора с другой. В результате бегства и разоблачений Сноудена удар получила мощнейшая разведслужба – АНБ, связанная с айтишным сектором. А удар наносился, по-видимому, силами ЦРУ, тесно связанными с индустриальным сектором, прежде всего нефтяным, с семьей Буша, т. е. с йельскими иллюминатами, стоявшими у истоков ЦРУ.

Ясно, что ЦРУ при этом должно было как-то договориться со спецслужбами некоторых других стран, и это не такая уж редкость в мировой борьбе за власть, информацию и ресурсы, когда корпоративно-ведомственные и клановые интересы берут тактический верх над национальными.

В проигрыше от скандала оказался Обама, которого публично и унизительно «нагнули». Поэтому ошибаются те, кто полагают, что вся эта история инспирирована стоящими за Обамой кланами с целью скомпрометировать американские спецслужбы, забравшие слишком много власти в первое десятилетие XXI века. Скандал затронул не разведсообщество США в целом, а конкретную службу, и к тому же произошел в очень неудобное для Обамы время. Обама в течение нескольких лет чистил свои «конюшни» от тех, кто как-то связан с Бушами, неоконами, Йельским университетом, и в результате нарвался на ответный удар.

Еще одна линия скандала – обострение отношений с европейцами как раз в тот момент, когда интенсифицировались разговоры о трансатлантической интеграции. Так что Сноуден оказался джокером не в одной игре, и, возможно, не обо всех играх нам суждено узнать.

И еще в одном отношении казус Сноудена был очень важен. Он сорвал маски с американского IT-сообщества как якобы далекого от политики мира интеллекта и бизнеса, а с владельцев и якобы создателей основных социальных сетей – как гениальных одиночек, пробившихся благодаря таланту и везению. Благодаря разоблачениям Сноудена выяснилось, что IT-структуры – если не функциональные органы АНБ и ВПК, то младшие партнеры, созданные американским военным сектором в своих целях, активно на этот сектор работающие и финансируемые им, в частности Оборонным агентством по передовым исследовательским проектам – знаменитой DARPA. А Марк Цукерберг, Ларри Пэйдж, Стив Джобс и другие – вовсе не self-made men, удачливые гении, подтверждающие «американскую мечту», а продукт деятельности ВПК, спецслужб и пропагандистской машины США.

ВЗГЛЯД: Что происходит с евроинтеграцией – Германии удастся продолжить объединение Европы вокруг себя?

А. Ф.: Думаю, проблемы Евросоюза будут становиться все более серьезными. Эта уродливая и, на мой взгляд, исходно нежизнеспособная конструкция в том виде, в каком она возникла, создавалась в качестве одного из элементов неолиберальной контрреволюции. Этот проект завершен, а Евросоюз раздирают острейшие противоречия, я уже не говорю о том, что это экономический колосс на глиняных военно-политических ногах. Едва ли Евросоюз распадется де-юре, но де-факто в нем выделится «каролингское ядро» с Германией в центре и эксплуатируемая периферия. Впрочем, и у «ядра» будут серьезные проблемы, связанные с увеличением демографической массы африканского и арабо-мусульманского населения.

Внешне главный бенефиктор аферы под названием «Евросоюз» – Германия. Экономически немцы добились того, к чему военно-политическими средствами стремился Гитлер – создатель первой версии Евросоюза (в виде Третьего рейха). Однако если учесть степень контроля США и американских транснациональных корпораций над ФРГ, которая исходно возникла как американский протекторат на трех условиях, продиктованных Аденауэру в канцлер-акте 1949 года (резкое ограничение суверенитета Германии), контроля над экономической, политической и интеллектуальной жизнью немцев, то восторги по поводу немецкого успеха становятся меньше.

В 1940 году Черчилль сказал, что Великобритания воюет не с Гитлером и даже не с национал-социализмом, а с немецким духом, духом Шиллера, чтобы тот никогда не возродился. После 1945 года коллективному Западу (в который входит Израиль) удалось вбить в немцев как в народ чувство коллективной вины за нацизм, во многих отношениях духовно кастрировать их и загнать в такую социокультурную позицию, за малейшее сопротивление которой следовало обвинение: «наци». По сравнению с этой психоисторической лоботомией намного гуманнее смотрится подход Сталина: «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается». Кстати, у русских, на которых пришелся главный удар гитлеровской машины и жертвы которых во время войны не сравнимы с жертвами ни одного – повторяю: ни одного – народа, нет исторической ненависти к немцам, вина лежит на национал-социалистическом режиме и тех силах в Великобритании и США, которые привели его к власти, готовя агрессию немецкими руками против СССР.

Сегодня, согласно социологическим опросам, 40% немецких мужчин хотят быть домохозяйками. С таким человеческим материалом едва ли можно построить Четвертый рейх. История зло посмеялась над Борманом, Мюллером и Каммлером, создававшими в послевоенные десятилетия сетевую структуру «Пятый рейх» и многого добившимися. Сегодня немецкие финансы и промышленность находятся едва ли под меньшим контролем США, чем в 1920–1930-е годы, когда американцы накачивали экономику и корпорации Германии деньгами. История повторяется, но, конечно же, иначе. Сегодня ситуацию Европы можно охарактеризовать по Гиббону – «Упадок и падение», «Decline and fall», только уже не Римской империи, а Европы как цивилизации, объятой волей к смерти.

По сравнению с утратой европейцами религиозной, культурной и расово-этнической идентичности, утратой трудовой этики, любви и вкуса к труду, с развалом семьи и легализацией извращений и патологий (им осталось легализовать педофилию и каннибализм) финансово-экономические проблемы – это цветочки, впрочем, вполне ядовитые. Хотелось бы верить, что в Европе найдутся силы, способные стряхнуть всю это евробюрократическую нежить, некрократию, наживающуюся на объявленной смерти целой цивилизации.

ВЗГЛЯД: Как вы оцениваете ближайшие перспективы США – будут ли углубляться их геополитические и финансовые проблемы?

А. Ф.: Нет никаких признаков того, что ситуация Америки в 2014 году улучшится. Подгнило что-то в «королевстве» американском. Раньше система работала при любых, даже слабых и не вполне адекватных президентах, например при Форде и Картере, которого иные американские обозреватели иначе как «придурком» не величают. Сегодня американская система настолько ослаблена, что наличие слабого, одного из самых слабых президентов в истории США, влияет на систему в целом. Создается впечатление, что американская правящая элита, да и западноевропейская тоже (достаточно посмотреть на всех этих блэров-саркози-олландов и прочих), переживает острейший кризис и деградирует. Это очень серьезная проблема верхушки мирового капиталистического класса, ее закрытых наднациональных структур мирового согласования и управления.

Ну а если кризис поражает системообразующий элемент, то, значит, система дышит на ладан. Внешняя военно-политическая экспансия североатлантических элит последнего десятилетия – это, с одной стороны, конвульсии, попытки таким образом решить внутренние проблемы, с другой – стремление поправить кризисную ситуацию путем установления контроля над зонами производства наркотиков и путями их транспортировки. Отсюда – вторжение в Афганистан, создание государства-наркобандита Косово, отчасти – «арабская весна», в ней тоже просматриваются мотивы и интересы наркотрафика.

Тот факт, что наркоторговля играет все большую роль в глобальной экономике в целом, а не только в ее криминальном сегменте (около 50% банков в мире существуют за счет кредитования наркотрафика), свидетельствует о серьезнейшем кризисе этой экономики и цивилизации, ее создавшей, если термин «цивилизация» употребим в данном случае, скорее речь должна идти об антицивилизации, антисистеме. И эта антисистема работает на наркоэкономику в той же степени, в какой наркоэкономика (и глобальная криминальная экономика в целом) работает на нее.

Так, в 2013 году в Калифорнии была легализована марихуана; думается, впереди легализация этого, а за ней – и других наркотиков, в других штатах. Наркотизация общества – один из показателей кризиса и в то же время индикатор того, что мировая верхушка медленно, но верно движется к созданию нового, постчеловеческого существа, не имеющего пола, национальности, расы, исторической памяти и легко манипулируемого. Тех, кто пытается сопротивляться этому, устраняют.

В 2013 году произошло беспрецедентное явление в истории западной цивилизации: впервые Папа Римский отрекся в результате давления светских сил. В течение года давление на папу нарастало: американские высокопоставленные чиновники заговорили о необходимости «ватиканской весны», разворачивалась кампания в прессе. По сути против папы солидарно выступила бóльшая часть мировой верхушки. Результат – новый папа. Самое интересное – это его имя: Франциск. Дело в том, что новый папа – иезуит, а с францисканцами у иезуитов издавна, мягко говоря, сложные отношения. Служит ли имя Франциск символом примирения противников перед лицом усиливающегося давления англосаксов на Ватикан в борьбе за будущее? Вполне возможно. Контролировать финансы при новом папе будут представители Мальтийского ордена. Этот орден, скрыто отрекламированный в фильмах о Гарри Поттере, выполняет функцию структуры, связывающей Ватикан с ведущими спецслужбами англосаксов – МИ-6 и ЦРУ. Так что интересная картина получается.

ВЗГЛЯД: Какими темпами в этом году будет продолжаться переконфигурация Ближнего Востока?

А. Ф.: То, что такие планы существуют, несомненно. Но тут есть несколько неизвестных: как именно будет проходить вывод американских войск из Афганистана? Удастся ли США наладить отношения с Ираном? Удастся ли заинтересованным силам раздерибанить Сирию, и если да, то как? А вот что прояснилось в 2013 году, так это провал попыток Эрдогана превратить Турцию в некий региональный полюс силы. Эрдоган допустил грубый просчет в своей сирийской политике. Полагая свержение Асада неизбежным, Эрдоган активно поспешил в лагерь его противников – и просчитался: Акела промахнулся. К этому добавились серьезные внутренние проблемы – народные волнения в Стамбуле по поводу двух спиленных деревьев в городском парке – экология, понимаешь.

Ну а главный внешний «гвоздь» был вбит свержением режима Мурси в Египте. Эрдоган ставил на союз с движением «Братьев-мусульман» (ихванов), на эдакую ось Стамбул – Каир, которая должна была подкрепить претензии режима Эрдогана на полюсность и которая едва ли была по душе многим, включая РФ и Израиль. Кстати, информация об участии израильских спецслужб в подготовке свержения египетскими военными во главе с ас-Сиси правительства ихванов во главе с Мурси есть в интернете. В любом случае, в ближайшем будущем «полюсным мечтам» Турции не суждено осуществиться.

ВЗГЛЯД: Возможно ли резкое обострение уже в этом году конфронтации между США и Китаем в Тихоокеанском регионе?

А. Ф.: Такие вещи в быстро меняющемся мире прогнозировать трудно. Ни США, ни Китай в данный момент не заинтересованы в конфронтации – и это при том, что противостояние сохраняется. Скорее возможна напряженность в японо-китайских отношениях.

ВЗГЛЯД: Ну и последний вопрос: какие главные угрозы вы видите для России в 2014 году?

А. Ф.: Главные угрозы для России в 2014 году те же, что в 2013 году – коррупция, снижение темпов экономического роста, рост социальной поляризации, а следовательно – недовольства народа, особенно тех, кто действительно голосовал за Путина. Комбинация «спад экономического роста – коррупция – рост социальной поляризации и напряженности» создает порочный круг. На фоне снижения экономического роста господствующие группы все больше компенсируют свои потери ростом коррупционной составляющей, что увеличивает социальную напряженность и еще более ухудшает экономическое положение. Все это чревато обострением социальной ситуации, которая может быть использована или даже подогрета внешними игроками, тем более что точек уязвимости хватает: Кавказ, Поволжье, некоторые регионы в Сибири, где время от времени заводят разговоры о «сибирской самодостаточности». Ну и, разумеется, многое будет зависеть от ситуации в мировой экономике.

В новом году и в обозримом будущем будет усиливаться борьба в мировой верхушке. Неолиберальная контрреволюция окончена – забудьте. Инерцию набирает антилиберальный курс и связанные с ним силы, которые постараются провести зачистку бенефикторов ушедшей эпохи, прежде всего так называемых «молодых денег». Противостояние на мировом уровне сторонников неолиберальной и антилиберальной схем будет, несомненно, транслироваться на российскую площадку, добавляя интригу. Скучно не будет.

Текст: Петр Акопов
http://www.vz.ru/politics/2014/3/1/674907.print.html

США столкнулись с «китайской стеной». Андрей Фурсов

Кто на самом деле победил в противостоянии вокруг Сирии?


Только ленивый не утверждал, что конфликты в Ливии, Сирии и других арабских государствах развязаны Соединенными Штатами из-за желания безусловного контроля углеводородных ресурсов. Но за ширмой войны за черное золото находятся обстоятельства, понуждающие американские власти продолжать ближневосточную экспансию

Революция – очень дорогостоящее событие на любом континенте.Туда, где происходят активные волнения, как правило, всегда идёт финансовая подпитка, обычно из внешних источников. Интересной в данном разрезе представляется Арабская весна, разыгранная сразу на нескольких уровнях.

Первый – очевидный, но далеко не самый главный – ливийская нефть, запасы которой составляют 3% от общемировых запасов. Себестоимость ливийской нефти 1 доллар за баррель. Для сравнения - себестоимость барреля главного союзника США Саудовской Аравии колеблется между 5 и 10 долларами. Контроль за углеводородным сырьем Ливии дает гарантию постоянного контроля над Аравией.

Второй уровень, более значимый, - это геополитика. Но связана она уже совсем не с арабским миром. Речь идёт о США.

После развала СССР принято считать, что Соединенные Штаты – единственная сверхдержава на мировой арене. На самом деле, если внимательно разбираться в проблеме, станет понятно, что ситуация и во внешней, и во внутренней политике Штатов далеко не безоблачная.

В журнале Совета по международным отношениям, организации, равной по влиянию Королевскому институтуту международных отношений в Англии, два года назад была напечатана статья «Автономное управление. Американская политика после «продвижения демократии» под авторстом Чарльза Капчина и Адам Маунта. Согласно тексту этой практически пропагандистской листовки, США находятся в таком положении, что часть международных обязательств по управлению миром необходимо передать нескольким достойным странам и региональным организациям. Функции этих стран достаточно просты – жандармский надзор, и, конечно, среди них нет России и Китая. Вывод программного материала прост: «Это нужно для того, чтобы США получили необходимую передышку, чтобы сосредоточиться на восстановлении фундамента национального процветания».

Передышка нужна США по многим сложившимся не в их пользу обстоятельствам. Сейчас мнимая сверхдержава напоминает Римскую Империю времен Императора Адриана – переход от наступления к стратегической обороне. Соединенные Штаты имеют огромный внешний долг, причем финансовые обязательства США активно скупаются Китаем и менее активно Японией. Кроме того американское население находится на пороге классового расслоения. В 2010 году вышла книга «Walking apart», которая приводит статистические данные о том, что 66% американских семей считает, что классовая поляризация идет по нарастающей и битвы на этой почве не избежать. Радоваться предстоящему в США кризису не стоит, потому что удар будет ощутим на мировой экономике в целом.

Но, тем не менее, американские власти всеми силами оттягивают кризис, чтобы к нему подготовиться и найти пути решения. Первый вариант – поиск путей решения через инициироание локальных или региональных войн - хаотизация мира. В обстановке дестабилизации никогда не возникнет блок стран, которые будут враждебны США. Второй вариант краткосрочного невелирования предпосылок кризиса – передел старых рынков и включение в сферу влияния американских властей зон, не находящихся в полной мире в системе мировой торговли. В недавнем прошлом зона, не включенная в мировую систему, выглядела так: Ливия, Сирия, Северная Корея, также были страны, приближенные к порогу невключения: Иран, Алжир, Ливан, Сербия.

В США называют эту зону Большой Ближний Восток – запасы углеводородов, транспортные коридоры, основная часть наркотрафика.

Начало Арабской весны приписывают акту самосожжения некоего человека в Тунисе, а, если точнее – в тунисском порту, который, по стечению обстоятельств, контролирует одна из пяти гангстергских семей Нью-Йорка – семья Бонано. И это не первый случай, когда содействие в политических конфликтах США оказывают семейные кланы.

Не всё, конечно, запланированное США проходит гладко. Ситуация с Сирией на сегодняшний день зашла в тупик, многие называют это «победой российской дипломатии», но это не совсем так. Мир только условно делится на национальные государства, на самом же деле всё устроено несколько сложнее. Мировая элита раскалывается по совершенно другим принципам, и очень часто возникают временные союзы. «Победа российской демократии» - это победа одной части американского истеблишмента над другой. США после убийства Кеннеди и импичмента Никсона – скорее транснациональный кластер, чем государство. Дело не в том, что нет государственных интересов – есть, но доминирующая роль принадлежит совсем не им. Война на Ближнем Востоке не интересна тем кланам, что стоят за президентом Обамой, она интересна нефтяникам и израильскому лобби. Задача сил, желающих развязать большую региональную войну заключалась в подключении к конфликту Ирана на стороне Сирии, который в результате боевых действий перекроет Ормузский пролив. Цены на нефть резко взлетают, нефтяные компании остаются в выигрыше.

Стратегия создания хаоса на Ближнем Востоке в принципе увенчалась успехом. Роль Египта в мировой политике надолго отведена на последнее место, ключевая страна арабского востока долго будет приходить в себя. В Ираке американцы не добились всех своих целей, но как такового Ирака больше не существует. Ближневосточная авантюра мало что даёт США как государству, но транснациональные корпорации, безусловно, получили многое.

Политика достаточно многогранная вещь и, разыгрывая ситуацию с ближневосточными странами, североатлантическая элита столкнулась с «китайской стеной». Одновременно с вышеописанными событиями идёт китайская экспансия на Запад. Пакистан практически перешел в зону влияния КНР, китайцы активны сегодня и в Афганистане, следующим шагом, вероятно, станет союзник Афганистана – Иран, дальше через шиитскую границу – Сирия. 6 сентября 2013 Китай объявил о том, что готов торговать нефтью за юани. 7 сентября Россия подписала с Китаем договор о готовности продавать нефть за юани.

Эта двухходовая операция пока не обратила на себя особого внимания ни СМИ, ни мирового сообщества, но в перспективе вполне может обернуться поворотным моментом в мировой экономике. Доллар важен не сам по себе, а как нефтедоллар. Реальная мировая валюта – сырая нефть, и только потом завязанный на неё доллар. Если на рыночную арену выйдет юань, поддержанный одним из кланов мировой элиты – Ротшильдами, что будет с долларом?

Очевидно,что революционные волнения в арабском мире должны были решить целый ряд проблем США. Часть проблем она решила, но, как это часто бывает в политике, некоторые шаги обернулись для североатлантического альянса непредсказуемыми последствиями. Сегодня ситуация на Ближнем Востоке носит скорее тупиковый характер. Как она решится предсказать довольно трудно, но можно констатировать однозначно – далеко не все планы Арабской весны были реализованы.

Фурсов А.И. Горбачева с детства вела германская разведка.

Андрей Фурсов: «Российское руководство – это пингвины на айсберге, которые думают, что они рулят движением»

Андрей Фурсов: «Российское руководство – это пингвины на айсберге, которые думают, что они рулят движением»
16.11.2013

Скрытые субъекты и мировые войны: глобальное управление в ХХ веке
Известный историк Андрей Фурсов, разбирая истоки Второй мировой войны, приходит к выводу, что ее подготовили и провели англосаксонские наднациональные кланы. По его мнению, двух диктаторов — Гитлера и Сталина — использовали «в темную»: на самом деле своими действиями лишь неосознанно исполняли план англосаксов. В итоге, считает Фурсов, Рокфеллеры одержали грандиозную победу над Ротшильдами. Однако война, начавшаяся в 1914 году, еще не закончена, не все ее цели достигнуты, предупреждает автор. Современная Россия в этой игре участвует в качестве чужого инструмента, а нынешняя российская элита еще менее стратегична.

«ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ВЫБОР» КАК НАИБОЛЕЕ ХИТРОУМНАЯ МОДЕЛЬ ОЛИГАРХИЧЕСКОГО ПРАВЛЕНИЯ

Первая мировая война способствовала укреплению закрытых групп мирового согласования и управления англосаксонской элиты и упрочению англо-американских связей по закрытой линии при росте противоречий по открытой линии — между Великобританией и США как государствами. В 1916 году команда Милнера, его повзрослевший «детский сад» окончательно стала ядром «Группы». Все более активную роль в ней играл Арнольд-Джозеф Тойнби-младший, историк и разведчик. Именно из идей Тойнби Милнер почерпнул установку, согласно которой расширение империи и интеграция англоязычных элит необходимы для того, чтобы продолжал существовать британский образ жизни, образ жизни британского правящего класса, как раскрывающий лучшие и высшие способности человечества.
После войны продолжилось институциональное оформление англо-американской элиты. Сначала в Лондоне был создан Британский (с 1926 года — Королевский) институт международных отношений. Подлинным основателем института был Кёрзон; решение о создании было принято на совместной конференции британских и американских экспертов в гостинице «Мажестик» в 1919 году, а формальное основание состоялось в 1920 году. Штат института составили совет с председателем, двумя почётными секретарями и небольшая группа сотрудников. Среди последних наиболее значительной фигурой был Арнольд Дж. Тойнби, племянник друга Милнера по колледжу Беллиол (Оксфордский университет), в будущем — автор знаменитого 12-томника A Study of History и многих других работ, а также координатор деятельности британских спецслужб во время Второй мировой войны.
КИМО организовывал дискуссии и исследовательские группы, спонсировал исследования и публиковал их результаты. Институт опубликовал «Историю мирной конференции» и издавал «Журнал» с отчётами о дискуссиях, а также ежегодный «Обзор международных дел», составляемый его сотрудниками (прежде всего Тойнби) или членами группы Милнера. Ещё одним ежегодником был «Обзор отношений в Британском Содружестве», финансируемый с помощью гранта от нью-йоркской корпорации Карнеги. Институт создал филиалы в доминионах и даже распространил своё влияние на страны вне Содружества — с помощью Организации интеллектуального сотрудничества Лиги Наций. Со времени чехословацкого кризиса сентября 1938 года КИМО стал неофициальным консультантом министерства иностранных дел, а с началом Второй мировой войны официально превратился в его исследовательское отделение.
В 1924 году в Вашингтоне был создан американский аналог КИМО — Совет по международным отношениям (СМО). Кроме КИМО и СМО как в Великобритании, так и в США стали формироваться клубные структуры так или иначе связанные с «Группой». Хорошую характеристику клубам англо-американской элиты дал Г.Дж. Препарата, который определил их как «укоренившиеся и самовоспроизводящиеся братства, правившие англосаксонскими государствами: они были (и есть) образованы конгломератом династий, происходящих из банкирских домов, дипломатического корпуса, офицерской касты и правящей аристократии. Этот конгломерат и по сей день прочно вплетен в ткань современных „демократий“. Такие „клубы“ действуют, управляют, воспитывают и мыслят как компактная, тесно спаянная олигархия, привлекающая к сотрудничеству средний класс, который она использует как фильтр между собой и пушечным мясом — простолюдинами. Действительно, в так называемом демократическом выборе, который в настоящее время представляет собой наиболее хитроумную модель олигархического правления, электорат по-прежнему не имеет никакого влияния, а политическая способность есть ни что иное, как иное название силы убеждения, необходимой для построения „консенсуса“ вокруг жизненно важных решений, которые принимаются отнюдь не избирателями».

ВРАГИ-ДРУЗЬЯ


Особое внимание в 1920-е годы англо-американская верхушка уделяла двум странам — России и Германии. Это вытекало, во-первых, из макиндеровской логики окружения евразийского массива и недопущения его объединения в единое или союзное целое. Во-вторых, из того, что Россия (СССР) и Германия на тот момент представляли собой два полигона, два экспериментальных поля отработки двух различных брутальных новых форм создания «нового мирового порядка» и технологий (прежде всего массово-манипулятивных) его установления. В России «Группа» и ее американские «коллеги» установили контакт с большевиками, интернационал-социалистами; в Германии она активно поддерживала связи с националистами, которые со временем станут национал-социалистами. Во время гражданской войны в России большевики интернационал-социалисты устраивали англосаксов больше, чем настроенные на восстановление империи белые. Курс на мировую революцию вполне устраивал Фининтерн, поскольку она ломала, подрывала, ослабляла национальные государства, устраняя помехи на пути товарных и финансовых цепей и обеспечивая условия для создания Венеции размером с Европу или даже мир. Понятно, что революционеры и буржуины, левые и правые глобалисты — враги, однако, по-своему, мировая революция, разрушающая государства и стирающая государственно-политические границы, приводила в соответствие политическую организацию капиталистической системы с экономической (мировой рынок без границ). Разумеется, у революционеров были свои цели, а у мировой верхушки — свои: мир-революционеры стремились организовать системный кризис капитализма и создать новую систему во главе с мировым коммунистическим правительством, а сверхкапиталисты использовали революционеров (словно заглянув в будущее и посмотрев «Матрицу-2») для углубления кризиса старой структуры и создания новой структуры прежней же капиталистической системы, но уже без государств, а во главе с мировым правительством.
Характеризуя сегодняшнее сотрудничество радикальных глобалистов и радикальных исламистов, С.А. Горяинов пишет: «В истории существуют достаточно короткие периоды, когда будущие противники вынуждены работать сообща, исключительно ради создания прочных долговременных основ глобального конфликта, который определит мировой баланс». Ситуация 1920-х годов с противостоянием радикальных глобалистов «слева» и «справа» была аналогичной. И если у глобалистов и исламистов 2000-х годов враг — государство вообще, то у левых и правых глобалистов 1920 - 1930-х годов врагом было конкретное государство — сталинский СССР, который ломал планы и тех, и других. С этой точки зрения троцкистско-бухаринский, лево-правый антисталинский блок — не выдумка и не логический нонсенс, а реальность, обусловленная диалектикой развития капитализма и системного антикапитализма.
На роль ударной силы (и хвороста для) мировой революции планировалась Советская Россия, где после Октябрьского переворота 1917 года у власти оказались интернационал-социалисты Ленина и Троцкого. Однако после окончания Гражданской войны, введения НЭПа, формирования партаппарата как особого субъекта русской истории и с началом борьбы за власть в большевистской верхушке ситуация изменилась: команда Сталина, особенно после провала в 1923 году революции в Германии начала постепенно сворачивать курс на мировую революцию, переходя на рельсы строительства «социализма в одной, отдельно взятой стране». Этот курс победил в 1925 - 1927 годах, импер-социалисты оказались сильнее интернационал-социалистов, поскольку выражали интересы Большой системы «Россия». А Большая система «Капиталистический мир» в ее послевоенном состоянии, раздираемая противоречиями, не смогла навязать волю Советской России — СССР. Так команда Сталина и СССР в первый раз сорвали планы глобалистов — левых и правых. Теперь путь к мировому контролю для закрытых структур англосаксонской верхушки лежал на пути реализации не проекта «мировая революция», а проекта «мировая война», и решающая роль здесь отводилась Германии, точнее, ее националистам, которые должны были создать новый рейх, сокрушить СССР и на этом сокрушиться сами, сработав, в конечном счете, на англосаксонские клубы.
Националистами Германии англосаксы начали интересоваться с 1919 году. Британская и американская разведки контактировали с Гитлером, но, так сказать, в спокойном режиме, в режиме «активного ожидания», про запас. С конца 1927 года (подавление троцкистского путча 8 ноября 1927 года в Москве) контакты усилились, а 1929 году стал переломным. Тот год вообще был одним из важнейших в ХХ столетии. Высылкой Троцкого из СССР Сталин «объяснил» Коминтерну и Фининтерну, что возврата к проекту «мировая революция» не будет, только «Красная империя», а там поглядим. В ответ «правые глобалисты» начали подготовку новой мировой войны, с этой целью именно с 1929 года к власти в Германии повели Гитлера, чтобы Германия и СССР, немцы и русские, еще раз сцепились в смертельной схватке, чтобы германско-русский вопрос, таким образом, получил окончательное решение. В том же 1929 году человек, который на весах истории весил, возможно, столько же, сколько Рузвельт, Черчилль, Гитлер и Муссолини вместе взятые — директор Центрального Банка Англии Монтэгю Норман начал закрывать Британскую империю от внешнего мира (процесс завершился летом 1931 года), т.е. прежде всего от США, от Рокфеллеров, и те начали решать свои проблемы, вкладывая не только в Третий рейх, но и в СССР.
КАК СОЗДАВАЛИ «ТРЕТИЙ РЕЙХ»
Решение Нормана, продиктованное определенной частью англо-американских банкиров, вымостило дорогу к Великой депрессии, а вместе с ней — к войне, в ходе которой США должны были разрушить не только Третий рейх, но и Британскую империю. Однако прежде нужно было, чтобы вспыхнула война в Европе, с этой целью и стали ускоренно создавать то, что Г.Дж. Препарата назвал «Гитлер, Инкорпорейтед». То есть — Третий рейх. В создании этой структуры кровно были заинтересованы не только англо-американские закрытые структуры, но также немецкие и французские банкиры и промышленники и, конечно же, исторически тесно связанные с Лондоном «швейцарские гномы».
Одной из задач (разумеется, не единственной) мирового экономического кризиса 1929 - 1933 годов было создание условий для прихода к власти в Германии Гитлера. «Никому и никогда не удастся подобрать ключ к пониманию того, как возвысился и пришел к власти Гитлер, — заметил Г.Дж. Препарата, — если не разобраться в функционировании традиционной банковской системы и в природе денег. Именно недостаток такого понимания и приводит к тому, что самые решающие события, приведшие к возвышению и приходу к власти нацизма, списывают на неудачное стечение случайных обстоятельств в обстановке кризиса. Но в истории не бывает таких вещей как случайность — плохая или хорошая, — да и кризис никогда не принадлежит к числу природных катаклизмов, но всегда отражает нижнюю точку экономической ситуации в циклических процессах, обусловленных относительно простой динамикой денежного обращения».
О связи изощренных финансовых игр 1920-х годов, интересных и важных самих по себе, но не являющихся предметом данной работы, говорит простой факт, на который обратил внимание все тот же Г.Дж. Препарата. Спустя три месяца после того, как 30 января 1933 года Гитлер был приведен к присяге рейхсканцлера, нацисты призвали прозванного «американцем» (за ним стоял крупный англо-американский бизнес) Ялмара Шахта руководить рейхсбанком, а ровно 6 месяцев спустя Монтэгю Норман без объяснений и извинений публично объявил о продаже нацистских долговых обязательств на лондонских рынках.
С 1933 по 1938 года Германия провела модернизацию экономики и, естественно, перевооружение армии. Корпорации Третьего рейха — ИГ Фарбен и другие процветали, однако в большинстве случаев за ними стоял американский капитал. О том, как американские корпорации, прежде всего рокфеллеровские, вкладывали средства в экономику Третьего рейха, как сотрудничали с ним не только в 1930-е годы, но и во время войны, аж до 1944 года, написано так много, что здесь об этом писать излишне. Отмечу только, что вкладывая средства в Германию, решая таким образом свои экономические проблемы и в то же время готовя ее к схватке с СССР, американский капитал, прежде всего Рокфеллеры продолжали свою борьбу с Ротшильдами, готовя ослабление и подрыв их детища — Британской империи. Одной из главных целей США, Рокфеллеров во Второй мировой войне был демонтаж Британской империи. Об этом откровенно говорили люди Рокфеллеров, тот же Ален Даллес. И, нужно сказать, «Рокфеллеры — США» поставленную задачу решили: если Первую мировую войну они выиграли у Ротшильдов с небольшим перевесом, то во Второй мировой победили полностью. Это лишний раз свидетельствует о том, что мировая верхушка вовсе не конституирует некое единое мировое правительство (это мечта, проект), а представляет собой совокупность нескольких кластеров, входящих в различные наднациональные структуры и находящихся в сложных и противоречивых отношениях сотрудничества и соперничества — порой весьма жесткого, если не жестокого.
У британцев был свой интерес в подъеме Гитлера, главным образом политический — натравить его на СССР, и, в конечном счете, в июне 1941 года им это удалось, но над этим пришлось поработать в течение почти всех 1930-х годов. Целью этой работы было уничтожение СССР с помощью Гитлера, а затем разгром Германии, т.е. повторение схемы, реализованной в ходе Первой мировой войны, но, как оказалось прежде всего благодаря сталинскому маневру, вовсе не до конца.
Со времен Версаля, пишет Г.Дж. Препарата, британская элита разделилась на три течения: 1) антибольшевистское; 2) группа «Круглого стола» Милнера (т.е. весь кластер «Группы» — А.Ф.); 3) умиротворители.
Группа Милнера была истинным ядром имперского монолита; с ней были тесно связаны Э. Саймон, Я. Смэтс, издатель «Таймс» Дж. Лоусон, два ключевых игрока МИД — лорд Лотиан (Ф. Кер; в бытность секретарем Ллойд-Джорджа как представитель «Группы» играл более важную роль, чем премьер); лорд Галифакс (Э. Вуд). Наличие трех групп, главной среди которых была «Группа», — трех масок британского правящего класса позволяло ему в зависимости от ситуации легко переходить от одной стратегии к другой, имитируя борьбу (победы и поражения) группировок. Впрочем, нередко имитация превращалась в реальную борьбу, и это еще более запутывало ситуацию.

КАК ГОТОВИЛИ ВТОРУЮ МИРОВУЮ

Подписанием 26 января 1934 года союза с Польшей Гитлер показал, что его главный враг — СССР, и он готовится к борьбе с ним в союзе с антисоветской Польшей. Он прекрасно понимал, что именно такой шаг повлечет за собой помощь Великобритании в подъеме германской военной мощи. С 1935 года, несмотря на протесты Франции, Великобритания (здесь на первый план выдвинули умиротворителей) начала поддерживать перевооружение Германии. Правда, «антинацистская фракция во главе с Черчиллем, воспользовавшись фондами состоятельных еврейских кругов, превратилась в более компактную и сугубо секретную группировку, известную под названием «Фокус» (Г.Дж. Препарата), но ее влияние на британский истеблишмент и, тем более, на европейские дела было минимальным. Еще раз процитирую Г.Дж. Препарату: «Цель британской правящей элиты оставалась прежней — постоянно держать Гитлера в напряженном неведении, то подмигивая ему, то отгоняя прочь как надоедливую муху».
Я согласен с теми исследователями, которые поворотным пунктом в цепи событий, непосредственно приведших ко Второй мировой войне, называют миссию лорда Галифакса («Группа») в Германию 19 ноября 1937 года. Именно там и тогда закрытые британские структуры подтолкнули фюрера к войне (правда, толкали они его к войне с СССР, а вышло иначе, но это уже «издержки производства», тем более что в конечном счете Германия, как и задумывалось, была уничтожена, а с СССР опять не получилось, пришлось ждать до 1991 года).
Представители «Группы» внимательно прочли «Майн Кампф» и заговорили с Гитлером на его языке — и плебей Гитлер купился так же, как четверть века до этого, в 1912 году, патриций королевской крови Вильгельм. Галифакс объяснил фюреру, что в Великобритании рассматривают Третий рейх как бастион против коммунизма и поэтому не возражают против присоединения к рейху Австрии и Чехословакии, но произойти это должно мирным путем. Гитлер правильно понял: мирным — значит при помощи западных плутократий и прежде всего коренника — Великобритании, на реакцию пристяжной Франции можно было наплевать.
Британцы прекрасно понимали: чтобы воевать с СССР, Гитлер должен существенно увеличить свой золотой запас, нарастить военно-промышленный потенциал (своего у Гитлера при всех экономических успехах было недостаточно) и выйти на границу с СССР. Присоединение к рейху Австрии решало первую проблему, Чехословакии — вторую и третью. 3 марта войска рейха вошли в Австрию, а 21 апреля Гитлер поручил Кейтелю разработать план вторжения в Чехословакию. Гитлер никогда бы этого не сделал, если бы не был уверен в британской поддержке — чехословацкая армия (34 дивизии, 1 млн. человек под ружьем) на тот момент была как минимум не слабее немецкой, тем более что вермахту пришлось бы наступать в очень трудных условиях. Гитлер также знал, что в течение двух недель, последовавших за аннексией Австрии, британцы приложили максимум усилий, чтобы ослабить, запугать и деморализовать Чехословакию.
24 марта Н. Чемберлен заявил, что Великобритания не окажет помощи ни чехословакам в случае нападения на них, ни Франции, если она решит выступить на стороне Чехословакии. Британская пресса начала клеймить Чехословакию не просто как искусственное государство, но как отвратительное, расистское, чье безобразное отношение к немецкоязычному населению цивилизованный мир и прежде всего Великобритания более не могут терпеть.
После того, как в конце мая Гитлер, следуя британской схеме, установил дату нападения на Чехословакию — 1 октября, не посвященные в план игры немецкие генералы, полагавшие, что нападение приведет к катастрофе, составили заговор. Его возглавил начальник генштаба Людвиг Бек, который довел до сведения британцев информацию о заговоре и о готовности в случае нападения на Чехословакию свергнуть фюрера иди даже убить его — покушение было назначено на 28 сентября 1938 года.
Британцы, заварившие «чехословацкую кашу», естественно, не только не поддержали наивных немецких генералов, но и сорвали их планы — сорвали Мюнхенским соглашением, заключенным именно 28 сентября 1938 года. Однако договором это соглашение можно считать лишь формально. По сути, это было нечто другое, намного больше и серьезнее, чем договор, международно-правовая природа которого весьма сомнительна. На самом деле то был неприкрытый международный разбой.
Во-первых, на самом деле это был формально узаконенный акт агрессии четырех европейских держав — Великобритании, Германии, Италии и Франции, направленный на расчленение пусть искусственного, но суверенного государства, члена Лиги Наций. Этот акт должен был стать началом новой Восточной войны в Европе, эдаким вторым изданием Восточной (Крымской) войны, плавно перетекающим во Вторую мировую. Сам Гитлер подчеркивал, что война на востоке, т.е. с прицелом на СССР, должна начаться внезапной операцией против Чехословакии, т.е. началом восточной кампании он считал захват Чехословакии.
Во-вторых, сам акт агрессии фактически создавал в Европе агрессивный антисоветский блок, эдакое «протоНАТО», теневым хозяином которого была Великобритания, «клубы», «ложи», «группы» ее правящего класса, а ударной силой — Третий рейх.
В-третьих, Мюнхен-38 объективно был средством решения британцами некоторых внутриполитических проблем Германии, в частности срыва заговора генералов, стремившихся свергнуть Гитлера — тот был слишком нужен банкирам и промышленникам Запада для сокрушения СССР и уничтожения национальных государств Европы. Тот режим власти Гитлера с его внутренней и внешней политикой, который оформился между 29 сентября 1938 года и 1 сентября 1939 года — результат скоординированных действий западноевропейских верхушек или, как сказал бы Ленин, «международного переплетения клик финансового капитала», их наемных клерков в виде формальных глав правительств в Мюнхене.
Ненавидевший Гитлера как еврей и либерал Раймон Арон заметил, что если бы Гитлер умер в 1938 году до Мюнхена, до агрессии против Чехословакии, то он вошел бы в историю Германии как ее величайший деятель; после Мюнхена все изменилось. Но ведь Мюнхен как геоисторическая операция был проведен западноевропейскими верхушками, прежде всего британской. Значит и «негативный Гитлер», его режим «Гитлер инкорпорейтед» в том виде, в каком он начал войну, а следовательно, как минимум косвенно, творение рук британских (а также французских и итальянских). В том виде, в каком Чехословакия существовала в сентябре 1938 года, захватить ее Гитлер не мог, страну надо было предварительно расчленить, что и было обеспечено в Мюнхене, которое в связи с этим следует считать фактическим началом Второй мировой войны, точнее, ее европейской фазы (в июне 1941 года война станет евразийской, а в декабре 1941 года — мировой).

СТАЛИН НЕ ПРИ ЧЕМ

Привыкшие валить с больной головы на здоровую англосаксы и их «пятая колонна» в России постоянно пишут о том, что неизбежной Вторую мировую войну сделал «пакт Риббентропа — Молотова» (так они называют советско-германский договор), а потому СССР якобы несет такую же ответственность за развязывание Второй мировой, как и гитлеровская Германия. Данная интерпретация, призванная отвлечь внимание от главных поджигателей войны из туманного Альбиона и напустить как можно больше тумана, есть двойная ложь. Во-первых, советско-германский договор, подписанный в августе 1939 г., был последним в череде договоров крупных европейских держав с Третьим рейхом. Во-вторых, СССР вынужден был заключить этот договор, реагируя на Мюнхенское соглашение. Мюнхенское соглашение, повторю, было, по сути, оформлением агрессивного антисоветского блока, который Сталин разрушил договором с Германией в августе 1939 г., развернув фюрера против его антисоветских союзников — именно этого не могут простить Сталину антисоветчики на Западе и в России. Но мы забежали вперед, вернемся в 1938 г.
Сразу же после расчленения Чехословакии Германией и «европейским шакалом» Польшей Гитлер начал готовиться к захвату оставшейся части страны, что и было сделано в марте 1939 г., после чего Монтэгю Норман передал рейхсбанку хранившийся в Великобритании золотой запас Чехословакии (6 млн. фунтов стерлингов) — ничего не жалко для войны фюрера против русских, тем более, что теперь Третий рейх должен был граничить с СССР. А вот здесь у британских кукловодов вышла промашка. В 1939 г. Гитлер не хотел воевать с СССР, не был готов к войне. Он соскочил (точнее, попытался соскочить) с британского крючка, превратив одну часть страны — Чехию — в протекторат Богемия и Моравия, а вот другую часть, пограничную с СССР, — Словакию, он объявил независимым государством, причем независимость Словакии Гитлер гарантировал лично. Тем самым фюрер показал, что в ближайшее время воевать с СССР не собирается, что явно противоречило британским планам втягивания Германии в войну с СССР (и, кстати, американским планам втягивания Британской империи в начавшуюся европейскую войну).
Возмущенные британцы решили загнать фюрера в стойло с помощью Польши, которой было приказано потребовать у Гитлера Словакию в качестве протектората. Но Гитлера это не испугало, он выставил Польше контрпретензии по Данцигу и нельзя сказать, что они были необоснованными. Польша, уверенная в британской поддержке, повела себя нагло, и фюрер решил устранить эту досадную помеху в отношениях с Западом: шакал мешал в его отношениях с тигром. Но устранение было невозможно без договора с СССР, который и был заключен в августе 1939 г. После чего Гитлер нанес удар по Польше. Делая это, он был уверен, что ни Великобритания, ни Франция не вмешаются в случае нападения на Польшу — он привык иметь дело с умиротворителями. Британский правящий класс все 1930-е годы приучал фюрера к удару слева. А в нужный для себя момент неожиданно ударил справа. Впрочем, до середины 1940 г. обе стороны — и британская, и немецкая — воевали вяло, если эту странную войну можно назвать войной.
Ситуация стала меняться с лета 1940 г., причем в значительной степени под давлением со стороны США. Гитлер не хотел воевать с британцами, веря, что может договориться с ними, да и потенциала для мировой войны у Третьего рейха не было. Исторически Россия была намного большим врагом для него, чем Альбион, и он готов был продемонстрировать это, развернувшись стратегически на восток. Тактически это устраивало британцев, но представлялось недопустимым даже тактически США, которые готовы были выступить на стороне Германии только в одном случае: если СССР нападет на Третий рейх или даст себя спровоцировать (заявление Конгресса США от 17 апреля 1941 г.).
Этот узел противоречий был разрублен в июне 1941 г., причем огромную роль в этом сыграли британцы. Свой страшный удар по Германии и России Альбион нанес, когда в первой половине июня во время сверхтайных (документы засекречены до середины XXI в.) переговоров Гесса с представителями британской верхушки Гитлер, по-видимому, получил от британцев определенные гарантии (как минимум нейтралитета), без этого он никогда бы не решился начать во второй декаде июня 1941 г. переброску войск с западного фронта на советскую границу. Коварный Альбион, конечно же, обманул — на то он и коварный, и архивраг России Черчилль сразу же заговорил о совместной борьбе с Гитлером. Фюрер влип — так же, как когда-то Вильгельм, но с еще более тяжелыми последствиями для Германии, чем в 1918–1919 гг. Британцам удалось еще раз стравить Германию и Россию, еще раз спровоцировать мировую войну — на этот раз с плачевными для их империи и их закрытых структур последствиями. Прав был Гегель — история коварна, у Альбиона нет монополии на коварство.

«РЕАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ ИСТОРИИ ЗАПАДА — НАДНАЦИОНАЛЬНЫЕ СТРУКТУРЫ СОГЛАСОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ»


Сказанное выше наглядно демонстрирует тот факт, что реальным субъектом истории Запада со второй половины XVIII в. и мировой истории со второй половины XIX в. являются наднациональные структуры согласования и управления. Само наднациональное управление в своей истории проходит несколько этапов: европейский, мировой, глобальный.
Главными формами управления на мировом этапе (1880–1980-е годы) были мировые войны и тесно связанные с ними крупномасштабные революции. Собственно, решение этих задач и сформировало те закрытые структуры (подавляющим образом британские, а затем британско-американские), которые пришли на смену масонским в качестве ударного отряда, оргядра верхушки мирового капиталистического класса (не отменяя при этом масонство).
Анализ подготовки и организации двух мировых войн наглядно показывает методы и формы деятельности «хозяев мировой игры», позволяя извлечь определенные уроки для сегодняшнего дня. Кто-то может усомниться: речь в докладе идет о периоде 1871—1939/45 гг., не охвачен период Холодной войны и последних 20 лет. Это верно. Но нужно помнить, что, во-первых, Большая война ХХ в., начавшаяся в 1914 г., по сути закончилась только в 1991 г., причем ряд задач, поставленных перед 1914 г., не был решен в 1991 г.; не решен он и по сей день и нет сомнений, что исторический (экзистенциальный) противник России попытается их решить. В связи с этим опыт «водораздельной эпохи» (1871—1929/33 гг.) и 1930-х годов крайне важен. Я уже не говорю о том, что мы тоже живем в «водораздельную эпоху», что наши дни весьма напоминают начало ХХ века, а нынешняя РФ значительно больше похожа на предвоенную Российскую империю, чем на предвоенный СССР. Во-вторых, я убежден, что анализ подготовки именно Первой мировой войны в большей степени, чем Второй (это было в некотором роде повторение) наглядно демонстрирует методы и формы деятельности наднациональных структур управления, созданных на мощной британской основе, на основе богатого дарованиями, трудоспособностью и широтой стратегического видения британского правящего политико-интеллектуального класса.
В начале ХХ в., в самый разгар подготовки базировавшимися в Лондоне наднациональными структурами мировой войны замечательный русский геополитик А.Е. Едрихин-Вандам писал: «...за всемирными завоевателями и нашими жизненными соперниками англосаксами одного неоспоримого качества — никогда и ни в чем наш хваленый инстинкт не играет у них роли добродетельной Антигоны. Внимательно наблюдая жизнь человечества в ее целом, и оценивая каждое событие по степени влияния его на их собственные дела, они неустанной работой мозга развивают в себе способность на огромное расстояние во времени и пространстве видеть и почти осязать то, что людям с ленивым умом и слабым воображением кажется пустой фантазией. В искусстве борьбы за жизнь, т.е. политике, эта способность дает им все преимущества гениального шахматиста над посредственным игроком. Испещренная океанами, материками и островами земная поверхность является для них своего рода шахматной доской, а тщательно изученные в своих основных свойствах и в духовных качествах своих правителей народы — живыми фигурами и пешками, которыми они двигают с таким расчетом, что их противник, видящий в каждой стоящей перед ним пешке самостоятельного врага, в конце концов, теряется в недоумении, каким же образом и когда им был сделан роковой ход, приведший к проигрышу партии? Такого именно рода искусство увидим мы сейчас в действиях американцев и англичан против нас самих».
Так оно и вышло: мы увидели эти действия на рубеже 1910–1920-х, 1930–1940-х, 1980–1990-х годов. Видим мы их и сейчас.

РОССИЙСКИЕ СЛАБОСТИ


В чем заключались слабости России, русского правящего класса в начале ХХ в., слабости, которые обрекли его на поражение и на которые нам именно сегодня, в силу сходства, почти нишевой эквивалентности эпох и систем, необходимо обратить внимание? Во-первых, коррумпированность, прогнилость верхушки и господство клановых интересов над государственными, а частно-семейных — над клановыми. Во-вторых, неадекватность современному им миру, проявлявшаяся в отсутствии у государства и правящего класса и реальной картины происходящего, и не просто самостоятельной стратегии исторического развития, а вообще какой-либо стратегии. В-третьих, верхушка правящего класса прямо или опосредованно, т.е. через своих или иностранных капиталистов была тесно связана с западным капиталом, часто зависела от него, отсюда — один шаг до превращения в агента влияния или просто в агента Чужих и Хищников (мы это видели на примере Извольского, Хартвига — этой публики достаточно и в РФ); фоном, способствующим всему этому была сырьевая специализация страны, т.е. не лучшее положение в международном разделении труда, и финансовая зависимость от иностранного капитала, из-за которой русскому мужику пришлось умирать за британский интерес и гибнуть, спасая Париж.
Еще раз подчеркну пропитанность верхушки правящего слоя Российской империи в начале ХХ в. иностранной агентурой — влияния и просто. При такой плотности трудно было проводить национально ориентированную политику, и легко было попасть в чужие сети, стать фигурой, а то и просто пешкой в чужой игре.
Советский правящий слой конца 1930-х годов был консолидирован, «пятая колонна» эффективно уничтожена, у страны была четкая стратегия и программа исторического развития, а сама страна представляла собой мощный военно-промышленный комплекс, независимый от Запада. Отсюда и иной результат мировой войны — Победа.
К сожалению, позднесоветский правящий класс воспроизвел многие черты позднесамодержавного, и потому немало его представителей оказалось на стороне главного исторического противника, а СССР рухнул. Нынешний правящий слой в массе своей представляет собой продукт разложения позднесоветского. На кого он больше похож — на позднесамодержавный или на предвоенный советский — вопрос риторический.
В завершение приведу метафору О. Маркеева. О ельцинском правящем слое (только ли о нём?) устами одного из своих героев О. Маркеев выразился так: «Новые обитатели здания из шустриков президентской администрации представлялись Максимову нелепыми пингвинами, сдуру залезшими на макушку айсберга. Они могли всласть гадить на нем, составлять свое представление о мире, в котором живут, устанавливать свои законы для прочих обитателей птичьего базара, даже считать, что они прокладывают курс айсбергу. Но он нес их, повинуясь невидимым глубинным течениям. Его миром был Океан, который не объять птичьим умом».
Метафора пингвинов на айсберге, полагающих, что они руководят его движением, не представляя ни подводной массы айсберга (6/7), ни течений, которые несут его, хороша. Позднесамодержавный правящий класс — это тоже пингвины, погрязшие в сверхпотреблятстве и развлечениях, не зная, что закрытые структуры уже поймали их в прицел своих «геоисторических гиперболоидов», что на стене уже появились знаки: mene, tekel, parsin.
История показывает: «пингвины» плохо заканчивают, они и их социумы — легкая добыча для Хищников и Чужих, и не стоит рассчитывать на прием в буржуинство: буржуинства на всех не хватит, да к тому же Рим предателям (и дуракам) не платит. Кандидатам в Плохиши всегда нужно помнить о том, что произошло с Остапом Бендером на румынской границе. И учиться у британцев их главной военной тайне: right or wrong, this is my country — «права она или нет, но это моя страна».
Андрей Фурсов

Справка
Андрей Фурсов — российский историк и социолог, один из наиболее ярких мыслителей современной России.
Родился в 1951 году в Щелкове в семье военнослужащего. Окончил исторический факультет Института стран Азии и Африки при Московском государственном университете им. Ломоносова. Кандидат исторических наук.
Преподавал в нескольких зарубежных вузах, в том числе в США.
Директор центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета, заведующий отделом Азии и Африки ИНИОН РАН, главный редактор журнала «Востоковедение и африканистика (зарубежная литература)», руководитель центра методологии и информации Института динамического консерватизма.
Член союза писателей России.
Автор многих научных и публицистических работ.
http://www.business-gazeta.ru/article/91641/

Как валили СССР и Российскую Империю (2013, Фурсов А.И.)

Андрей Фурсов - Мир после гегемонии США

Андрей Фурсов: Если России суждено сохраниться, то Сталин вернется

Андрей Фурсов: Если России суждено сохраниться, то Сталин вернется

5 марта 1953 года, 60 лет назад, в Советском Союзе объявили о смерти Сталина. Народ встретил это известие – по многочисленным описаниям очевидцев – как огромную трагедию не только для всей страны, но и для каждого отдельного человека. Не было радости и фейерверков, которые появились бы, если б в стране исчез "кровавый тиран", которого "боялись, а значит уважали". Но вскоре Никита Хрущев все объяснил "культом личности" и "раскрыл" данные о репрессиях, к которым во многом и сам приложил руку. С тех пор споры вокруг личности вождя в народе не утихают. Были ли оправданы репрессии, которые проходили в 30-ые годы, и кто и зачем преувеличивает количество пострадавших? Каким образом Сталин из работника партийного аппарата при финансируемых с Запада революционерах стал независимым главой огромного государства, при этом взяв "Россию с сохой, а оставив с атомной бомбой"? Об этом в интервью корреспонденту Накануне.RU рассказал историк Андрей Фурсов.

Вопрос: Во-первых, если говорить о том, как Сталин пришел к власти, то казалось бы, это было практически невозможно, на верхушке власти тогда были большевики-эмигранты, приехавшие в 17-м году, интернационалисты - Россия для многих из них была просто чужой. Троцкий цинично заявлял: "Россия — это хворост, который мы бросим в костер мировой революции". Сталин же никуда Россию бросать не собирался, не имел финансирования с Запада, и все же каким-то образом власть оказалась у него, по сути, сначала - просто чиновника партийного аппарата? Как и благодаря чему это произошло?

Андрей Фурсов: Подъем Сталина к власти начался гораздо раньше, он входил в довольно влиятельную, но сейчас забытую, сознательно забываемую группу Фиолетова, был такой большевик, у которого сложились плохие отношения с Лениным и который в 1912-13 гг. был очень влиятельным. Сталин был из этой группы, а это означает то, что у него была принципиально сильная позиция. Кроме того, Сталин был всегда "рабочей лошадкой", в отличие от многих интеллектуалов-трепачей, они могли только выступать, а Сталин мог делать. И не случайно во время гражданской войны его бросали туда, где нужно было решать конкретные задачи, например, организовать доставку зерна, свои задачи Сталин всегда выполнял.

Но есть еще одна линия, которая может объяснить подъем Сталина - эта линия не имеет прямых доказательств, но косвенные есть. Согласно некоторым данным, Имперское разведывательное управление, которое понимало еще в 1916 году, что страна находится в кризисе, стала искать людей антисистемных движений, группы, на которые можно было поставить – и противопоставить их немецкой, английской и американской агентуре влияния. И очень может быть, по косвенным свидетельствам, так оно и было - Сталин стал той фигурой. Речь не идет о том, что Сталин был агентом охранки, он никогда не был агентом охранки, никогда не был шпионом немецкого генерального штаба, как Ленин. Но Сталин по своим взглядам и убеждениям никогда не был сторонником "мировой революции", в топку которой нужно бросить Россию, но он и не отрицал мировую революцию, видел ее как очень далекую перспективу.

Во-первых, если бы не помощь части большевистского истеблишмента, во-вторых, этих людей из разведывательного управления Российской Империи, ему было бы очень трудно переиграть своих оппонентов, а главное, Сталин умело использовал противоречия большевистской верхушки. И когда мы говорим о 20-х годах, смотрим на них ретроспективно сквозь призму Сталина – это неправильно. В 1922-24 гг. реальным правителем России был Зиновьев, а в 1925-27 гг. - Бухарин. Сталин играл очень важную роль, но эти люди были на первом плане. Сталин сумел переиграть с помощью Зиновьева и Каменева – Троцкого, а затем с помощью Бухарина, Рыкова и Троцкого – Зиновьева и Каменева, и к концу 20-х годов стать человеком номер один. В этом ему значительно помогла его должность генерального секретаря, в свое время эти функции выполнял Свердлов, и выполнял очень эффективно. Однако Свердлов умирает в 1919 году, и все попытки найти ему замену не увенчались успехом. И члены политбюро решили впихнуть на эту должность Сталина, потому что полагали, что эта должность не требует особого интеллекта, они большие теоретики мировой революции, а этот пусть занимается личными делами бюрократов. Но в результате через полгода Сталин уже контролировал все кадровые назначения в партаппарате, у него появилось мощное оружие, которого не было у его оппонентов.

И наконец, партаппарат, который был уже огромным в середине 20-х, прекрасно понимал, что мировая революция не произойдет, и в интересах большой системы России лучше заниматься не разжиганием мировой революции, а укреплением позиций внутри страны – строить социализм в одной стране. То есть Сталин победил не потому, что за ним стояли какие-то группы небольшие, Сталин выражал интересы очень большого слоя внутри страны, и эти интересы совпадали с логикой развития большой системы под названием "Россия" и не совпадали с интересами команды Троцкого. Интересы Троцкого совпадали с фининтерном, которому нужна была мировая революция, а когда этого не получилось – мировая война – для того, чтобы сломать национальные государства и создать наднациональные структуры, типа нынешнего Евросоюза.

Вопрос: Если вернуться к теме 20-х годов, тогда в Советском Союзе фактически установилось двоевластие. Высшие должности принадлежали национально-ориентированным политикам, а наркоматы, в том числе ОГПУ - представителям прозападной "пятой колонны"?

Андрей Фурсов: Ну, скажем не прозападной, а людям, которые были ориентированы на мировую революцию, на тесные контакты с Западом, например, Ягода тот же, который руководил органами безопасности до середины 30-х годов. Это лишний раз говорит о том, что даже в 30-е годы Сталин, устранив всех своих соперников наверху большевистской пирамиды, не мог чувствовать себя спокойно. Не случайно после убийства Кирова – первое, что сделал Сталин – заменил свою охрану, он убрал тех людей Ягоды, которые его охраняли, и заменил их донскими казаками.

Вопрос: Борьба Сталина с представителями "пятой колонны" длилась почти полтора десятилетия. Многие важные начинания Кремля на практике приводили к противоположным результатам?

Андрей Фурсов: Дело не только в "пятой колонне", думаю, это была не главная линия, главной линией Сталина была борьба с региональными баронами – героями гражданской войны, которые хотели творить на местах все по своим правилам. И главное столкновение произошло в 1936-37 годах по поводу сталинской конституции. Сталин исходил из того, что нужны альтернативные выборы, и хоть он не зафиксировал это письменно, но Сталин был сторонником и многопартийной системы – и против него восстали его же соратники, которые говорили: "Что ты делаешь?". Они считали, народ выберет священников, бывших белогвардейцев, грамотеев, каких-нибудь умников, и чтобы не допустить этого, региональные бароны, прежде всего Хрущев и Эйхе, развернули массовые репрессии. Это был удар по нижним и средним слоям российского населения и по тем лицам, за которых народ мог бы проголосовать в случае выборов, и Сталин ничего с этим не мог поделать.

Никита Хрущев
Он мог только уменьшить объем репрессий, не случайно есть надпись "он не дурак" на записке Хрущева, где он просит увеличить объем репрессий, увеличить квоты на расстрел (подпись Сталина гласила: "Уймись, дурак", - прим. Накануне.RU). Сталин не смог развернуть этот процесс вспять. Но он ответил по-другому – он ответил асимметричным ударом. Логика такая – вы хотите репрессий, хорошо, но эти репрессии зацепят и вас. То есть, когда мы говорим о терроре 37-ого года, нужно помнить, что шли два разных процесса: один процесс был инициирован региональными баронами, и он был направлен на то, чтобы торпедировать сталинские предложения о демократизации советского общества, а второй процесс - это процесс верхушечный, удары по верхам, как бы сказал Мао Цзэдун, "удары по штабам", которые инициировал уже сам Сталин. И к 39-у году этот процесс завершился. Но продавить альтернативные выборы Сталин так и не смог, пошла подготовка к войне, и было не до того.

Вопрос: Да, но война была неизбежна, потому что никто не хотел усиления СССР, но с другой стороны, если бы не было 37-ого года, не было бы и 45-ого?

Андрей Фурсов: Об этом сказал очень четко Черчилль – он сказал, что в Советском Союзе была уничтожена "пятая колонна", поэтому они и выиграли войну.

Вопрос: Правда ли, что нашего противника в Отечественной войне – Германию – изначально планировали как оружие против СССР? Когда в декабре 1925 года Сталин поставил перед партией задачу — строить хозяйство так, чтобы страна не превратилась в сырьевой придаток мирового капитализма, Запад такой курс совершенно не устраивал. И американцы начали срочно финансировать приход к власти в Германии националистической партии.

Андрей Фурсов: Да, здесь даже есть совпадения, вот 1929 год – это год высылки Троцкого из Советского Союза, высылка того человека, который был ориентирован на мировую революцию, и с 1929 года британцы и американцы начинают активно вкладывать в Гитлера. Если не получился проект "Мировая революция", мы сработаем по проекту "Мировая война". И Сталин это прекрасно понимает, 4 февраля 1931 года он говорит свою знаменитую фразу, что если мы не пройдем за десять лет тот путь, который Запад прошел за 100 лет – нас сомнут. И как в воду глядел – действительно, за десять лет мы прошли тот путь, который Запад пробежал за 100. Уже в 1937 году Союз обеспечил себе промышленную автаркию по отношению к остальному миру. Рядом с тремя крупными районами возникли два новых – это Донбасский, Днепропетровский и Урало-Сибирский, то есть из пяти промышленных крупных блоков мира два были уже в Советском Союзе. В результате Советский Союз оказался не сырьевым продуктом Запада, как того хотели и Троцкий и Бухарин, каждый по своим причинам.

Гитлер

Он оказался мощной промышленной системой, которая была способна сломать хребет Гитлеру, и ломала его потом практически в одиночку, потому что второй фронт открыли только в 1944 году, правда, была помощь по ленд-лизу, но все-таки войны выигрываются не железками, а кровью, потом и готовностью умирать за свою Родину.

Вопрос: Все же Сталину мешали построить империю к войне - перед 37 годом в СССР появилась нелегальная троцкистская партия.

Андрей Фурсов: Это даже не партия была, это были сторонники Троцкого, которых было очень много, причем, и на высшем уровне. Троцкий получал информацию о том, что говорилось на политбюро буквально за два-три дня, были постоянные заговоры, в 30-ые годы шла попытка повернуть вспять тот процесс, который стартовал в СССР в 1927-29 годах – строительство социализма в одной отдельно взятой стране.


Москва, 1938 год

Вопрос: Тогда же и возникло на Западе клише "Сталин - кровавый тиран". И это теперь воспринимается чуть ли не как аксиома. В теме репрессий часто забывают Ягоду, ставленника Троцкого и Ежова. Но эти люди находились в тени. На виду был Сталин. Ему и приписывали все политические перегибы.

Андрей Фурсов: Ну, вообще по поводу "кровавого тирана Сталина" – это абсолютный бред, дело в том, что с 1921 по 1954 год в лагерях побывало около 4 млн человек, к расстрелу было приговорено 650 тыс. человек. Некоторым из них расстрелы были отменены. Правда, кто-то отправился на тот свет по статье 58-ой. Но в принципе расстреляно по политическим статьям было около 700 тыс. человек. Но с 1921 по 1929 год Сталин не был хозяином Советской России, поэтому значительную часть из этих 700 тысяч можно сбросить с его счетов. В итоге получается цифра большая, конечно, но гораздо меньшая, если сравнить с репрессиями в других странах – по сравнению с ними сталинский режим не был таким кровавым, как его рисуют. Достаточно посмотреть, что делали в это время британцы в своих колониях, французы в своих колониях, что происходило в Америке в первой половине 30-х, когда люди умирали от голода в то же время, когда у нас была коллективизация. Этот исторический период описан и в литературе – достаточно почитать "Гроздья гнева" Стейнбека, обстановка на Западе была ничем не лучше, чем у нас.

Ни в коем случае нельзя ловиться на пропаганду Запада и их "шестерок" пятой колонны у нас в России, которые чернят Сталина по очень простой причине – очерняя Сталина, они очерняют советское прошлое.

Вопрос: Да, а без прошлого невозможно и будущее. И если говорить о будущем России - примечательно, что в этом году как раз довольно часто озвучивали сходство нашего времени с 30-ми годами 20 го века. Скажите, Андрей Ильич, а вы видите какое-то сходство между этими историческими периодами?

Андрей Фурсов: Я не вижу никакого сходства – я скорее вижу сходство в международной ситуации, предвоенное состояние мира. Но у нас разве в 30-ые годы была либерализация экономики? Разве в 30-ые годы была такая коррупция? Разве в 30-ые годы можно было представить министра, который со своим гаремом разворовывает министерство обороны? И ему за это ничего. Так что сравнений тут никаких быть не может.

Вопрос: Все чаще слышатся противоречия между нынешними премьером и президентом, идет борьба элит?

Андрей Фурсов: Это все не масштаб 30-х годов, я уже не говорю о том, что в 30-ые годы Советский Союз создал колоссальную промышленную систему, он стал державой номер два. А разве за последние годы мы создали что-то в промышленности? СССР в 30-ые годы из сырьевого придатка превратился в мощнейшую державу. А мы за последние 20 лет, наоборот, из промышленной державы превратились в сырьевой придаток. Так что сравнений здесь быть не может.

Вопрос: Мы не можем даже рассчитывать на тот самый "промышленный рывок"?

Андрей Фурсов: Это уже другой вопрос – на что мы можем рассчитывать, если ситуация прижмет. Это совершенно другая ситуация, надежда всегда есть – но на эту надежду нужно поработать.

Вопрос: Не помешает ли нам теперь новая "пятая колонна" и признаете ли вы ее существование?

Андрей Фурсов: Новая "пятая колонна" формировалась еще в советское время, именно эта "пятая колонна" во времена горбачевщины завалила Советский Союз совместно с Западом и превратилась в собственников. Достаточно посмотреть на наши телеканалы, СМИ – вот оно лицо "пятой колонны". Как бороться с ней? Эти люди должны стать нерукоподаваемыми. Кроме того, государство должно очень жестко пресекать любые попытки антигосударственных высказываний, потому что то, что слышишь в некоторых СМИ – ни в Америке, ни во Франции этого не потерпели бы. Этих людей вышибли бы с радио и с телевидения – а у нас нет, потому что у нас "демократия" и "либерализм".

Вопрос: Вы о ком-то конкретно говорите?

Андрей Фурсов: Вы хотите конкретный пример? Человек с иностранным паспортом государственную думу называет "государственной дурой" и после этого остается работать на телевидении. Этого не потерпели бы ни в одной из им любимых западных стран. Была такая передача во время перестройки "Познер-Донахью", у Донахью была своя передача в Америке, в этой передаче Донахью что-то себе позволил высказать не так в адрес государства – его вышибли в момент. На Западе вообще очень жесткий идеологический контроль.

Вопрос: Если говорить не только об идеологии и словах, но и о противогосударственных действиях, о коррупции, в этом году большой скандал вызвал закон о том, что чиновники не могут иметь счета за рубежом. По аналогии - в 1927 г. Сталин провел постановление о том, что дачи партработников не могут быть больше, чем в 3-4 комнаты. Интересно, как бы нашим чиновникам понравилось жить при Сталине?

Андрей Фурсов: Нашим чиновникам жить при Сталине бы не понравилось. Поэтому 90% наших чиновников Сталина ненавидят и очень боятся возвращения чего-то подобного. Не случайно, когда начинается хотя бы мелкое ужесточение контроля над чиновниками, они начинают голосить, что это 37-ой год. А ведь речь идет об элементарных вещах - о том, чтобы люди не воровали.

Вопрос: В 1943 году, за десять лет до своей смерти, Сталин сказал: "Я знаю, что после моей смерти на мою могилу нанесут кучу мусора, но ветер истории безжалостно развеет ее!". В юбилей смерти Сталина можно ли сказать, что сейчас мы чувствуем этот ветер истории?

Андрей Фурсов: Да, это именно так. У меня три недели назад в газете "Завтра" вышла статья, которая называется "Сталин и ветер истории", я ее Иосиф Сталин|Фото: Издательство Альт как раз начинаю словами о том, что хотя за 20 лет десталинизаторы постарались нанести мусор на могилу Сталина, ветер истории развеял этот мусор. Прошло 20 лет после крушения Советского Союза – за это время сколько грязи вылито на Сталина? И, тем не менее, когда был конкурс "Имя России", Сталин абсолютно лидировал, и у меня нет сомнений, что он победил, но по политическим причинам его поставили на третье место. Городу Сталинград вернули его имя, хоть на один, на два дня. Это небольшие сдвиги, но об этом нельзя было подумать еще 10 лет назад, и я глубоко убежден, что если России суждено сохраниться, то Сталин вернется. Это не значит, что вернется "сталинизм" – в истории ничего нельзя реставрировать, под Сталиным я имею в виду человека или группу людей, это может быть коллективный Сталин – люди, которые смогут обуздать коррупцию, создать условия для нового индустриального рывка, и самое главное, они будут адекватны интересам большой системы под названием Россия.

Елена Свитнева

http://www.nakanune.ru/articles/17519/

Андрей Фурсов: «К расстрелу парламента Ельцина подталкивал Запад»

Андрей Фурсов: «К расстрелу парламента Ельцина подталкивал Запад»
03.10.2013

КАК ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ РОССИИ МЕШАЛ СУПЕРСДЕЛКЕ ПО ПРОДАЖЕ УРАНА

Сегодня, 3 октября, исполнилось 20 лет назад с момента, когда президент РФ Борис Ельцин подписал указ о введении в Москве чрезвычайного положения. Конституционный кризис тех дней стал одной из самых трагических страниц новейшей истории России. События в итоге привели к силовому разгону парламента. Известный российский историк и публицист Андрей Фурсов в интервью газете «БИЗНЕС Online», вспоминая те дни, рассказал о подоплеке трагических событий.

Андрей Фурсов: «Я никогда бы не был с ельцинской бандой»

- Андрей Ильич, с позиции сегодняшних дней как вы оцениваете события 20-летней давности?

- 3 и 4 октября были кровавым государственным переворотом, в котором и родился ельцинский режим. Это, безусловно, была провокация со стороны ельцинского режима, поскольку в событиях, например, 2 и 3 октября, создавалась такая ситуация, когда тем, кто собрался на демонстрацию, блокировали определенные улицы и оставляли свободный проход по Садовому кольцу мимо американского посольства. Их гнали по определенному направлению.

- Кому именно понадобился этот переворот и для чего?

- Этот государственный переворот понадобился Ельцину и его клике для решения нескольких задач. Нужно было провести непопулярные реформы, но эти реформы были в интересах западного капитала и нарождающейся в России компрадорской буржуазии. Кроме того, был еще один очень важный момент – урановая сделка, согласно которой Россия должна была за 20 лет продать американцам по дешевке 500 тонн урана. По сути дела, это было одностороннее ядерное разоружение России. Сделка, которая была заключена, должна была реализовываться по условиям договора не позже 1 октября 1993 года. Было совершенно ясно, что Верховный Совет эту сделку не пропустит, а для ельцинского режима было очень важно провернуть эту аферу. Таким образом, нужно было убрать Верховный Совет по двум причинам – экономической и военно-политической.

- Почему расстрел Белого дома состоялся именно в октябре?

- В принципе, Ельцин мог бы разогнать Верховный Совет еще в начале сентября, но была одна закавыка. Дело в том, что американские сенат и конгресс никак не хотели подписывать программу помощи России. Президент Клинтон должен был использовать кризис в России как фактор давления на сенаторов, логика была простая: не поможем России, тогда там придут к власти коммуно-фашисты, и тогда нам будет плохо, тогда зачем все эти годы? И тогда 1 октября сенат и конгресс подписали программу помощи России. Кстати, Клинтон потом напишет в своих мемуарах, что активно давил на конгресс и сенат, используя политический кризис в России, который, в принципе, сознательно затягивал.

И когда кризис был завершен, был расстрелян Белый дом, было убито около полутора тысяч человек, и ситуация таким образом «разрядилась», если так можно выразиться.

Ельцинская команда одержала первую победу. Декабрьские выборы в Думу показали, что в глазах населения эта власть не имеет легитимности. Партия, которая считалась базовой для Ельцина, «Выбор России» набрала всего 15 процентов, коммунисты набрали 12 процентов голосов, а победила с 23 процентами партия Жириновского. Это было протестное голосование.

Принципиальную позицию заняла генеральная прокуратура во главе с генпрокурором Казанником, которая признала действия правительства 4 октября преступными, но в связи с этим возник вопрос: кто отдавал преступные приказы?

Преступными эти действия были вот почему: представители правительства говорили, что срок ультиматума истекал в 8 часов, однако удары по Белому дому и расстрел с БТР начался в 6 часов 43 минуты, то есть за 1 час 17 минут до истечения ультиматума и без предупреждения. Иными словами, это было хладнокровное убийство. Генеральная прокуратура решила начать следствие по этому делу. Но как только встал вопрос о том, кто отдавал преступные приказы, стало понятно, что придется привлекать Ельцина. Чтобы избежать этой ситуации, Ельцин заявил, что надо объявить амнистию, и 23 февраля 1994 года амнистия устами Рыбкина была объявлена. Под амнистию попали и те, кто защищал Белый дом, и те, кто его расстреливал.

Но в сухом остатке в событиях 3 - 4 октября родился ельцинский режим, который кувыркался все 90-е годы, разоряя страну и обеспечивая ситуацию, когда население России сокращалось в год на 800 - 900 тысяч человек, то есть почти по миллиону.



3 октября исполнилось 20 лет с момента, когда Борис Ельцин подписал указ о введении в Москве чрезвычайного положения. Дальнейшие события в итоге привели к силовому разгону парламента...

- Вы сами принимали участие в тех событиях?

- В то время я вместе с Иммануилом Валлерстайном в Америке писал книгу по методологии социологии, истории. В августе 1993 года я уехал на работу по международным проектам и вернулся в Россию в июне 1994 года. Я мог наблюдать происходящее только по телевизору. Причем интересно, что перед расстрелом Белого дома словно ждали, пока корреспонденты CNN и других каналов хорошо расположатся, будут снимать и на весь мир транслировать те события.

Стоит сказать, что к этой жесткой акции против Верховного Совета, то есть парламента, Ельцина активно подталкивал Запад. По свидетельству тогдашнего нашего министра внутренних дел Баранникова, после того как началась блокада Белого дома 26, 27, 28 сентября, сотрудники ЦРУ, как он сказал, зачастили на Лубянку, как к себе домой. Кроме того, Ельцин постоянно созванивался с руководителями стран «семерки», которые активно его поддерживали и говорили, что с путей реформ не надо сворачивать. Смысл был такой: уничтожай Верховный Совет, разгоняй его! Самая поразительная вещь – знаменитый указ Ельцина 1400 о разгоне Верховного Совета, который Ельцин прочел 21 сентября, за час до своего выступления он отправил текст послу США Пикерингу, чтобы тот ознакомился и одобрил. Иными словами, этот был заговор команды Ельцина, компрадорской буржуазии, и западной верхушки.

- Сегодня чью бы позицию поддержали?

- Сложный вопрос. Ясно совершенно, что эмоционально симпатии не могут быть на стороне Ельцина. Но дело в том, что те люди, которые ему противостояли, не хотели сражаться, они хотели компромисса. А если ты хочешь компромисса, ты рано или поздно проиграешь. Я знаю, с кем бы точно не был 3 - 4 октября 1993 года…

- И с кем же?

- Я никогда бы не был с ельцинской бандой.

Елена Колебакина

http://www.business-gazeta.ru/article/88902/

Андрей Фурсов - Раскол мировой элиты

Андрей Фурсов - Единственная функция Европы - музей

Андрей Фурсов. "Мир ждут серьезные мутации и европейской, и мусульманской культуры"

Русским нет места на этом празднике жизни.

Андрей Фурсов: Нас ждет очередной "накат" на историю

Андрей Фурсов: Нас ждет очередной "накат" на историю

Известный российский историк, публицист Андрей Фурсов высказал предположение, что в ближайшее время против России развернется настоящая психоисторическая война, главной целью которой станет разрушение структур управления общества-мишени. Начнется наступление, по его мнению, с новой атаки на историческую науку и научную гуманитарную публицистику. Благо, поводов снова погрузиться в обсуждение исторических перипетий в ближайшее время будет немало. В 2014 году страна будет вспоминать события Первой мировой войны, начавшейся в 1914 году, - удобный момент посеять новые распри среди "белых" и "красных" патриотов, а в 2017 году продолжить споры в связи празднованием (а, может, и не празднованием) юбилея Великой Октябрьской революции. По словам Фурсова, уже сейчас необходимо готовится к удару и начинать контратаку. Об этом, а также о том, на кого можно опереться в этой борьбе, он рассказал в интервью корреспонденту Накануне.RU.

Вопрос: Для начала давайте с терминологией определимся, что такое психоисторическая война, что Вы имеете в виду?

Андрей Фурсов: Психоисторическая война - явление старое, просто термином этим не часто пользуются. В узком смысле под психоисторической войной имеется в виду психологическое, культурное и информационное воздействие, главным образом, на элиты того или иного общества. Я использую этот термин в более широком смысле, это воздействие одного агента, субъекта действия, на всю психосферу мишени. Мишенью может быть целая страна, социальная система, группа людей, мишенью может быть и один человек, если он занимает ответственный пост. У психоисторической войны несколько форм. Простейшая ее форма - это информационная война в узком смысле слова, война на уровне фактов, когда идет их искажение. Второй уровень - концептуальная война, когда навязываются концепции и интерпретации. И высший пилотаж, метафизический уровень, когда вам загоняют чужие смыслы, чужие ценности и подталкивают к тому, чтобы вы в соответствии с этими ценностями оценивали бы себя и свое общество и приходили к выводу, что вы и общество неполноценны. Например, одна из линий метафизической войны против России всегда заключалось в том, чтобы убедить нас, что мы неполноценная, недоделанная, недостроенная Европа. "Достройтесь, введите у себя рынок, демократию, права человека - и все будет хорошо", - говорили нам. Это делалось, и вслед за этим все разваливалось. И неслучайно, ведь так и было задумано.

В самом начале XXI века, если не ошибаюсь в 2004 году, высокопоставленный чиновник США, специалист по конфликтам Стивен Манн, откровенно сказал, что США применили против СССР стратегию управляемого хаоса, и главным средством было введение рыночных отношений и политическая реформа в сторону демократии. Это и есть война смыслов. Если мы вспомним, то нашим реформам периода "перестройки" предшествовала крупнейшая информационная и концептуальная атака на постулаты советского бытия. В таких журналах как "Огонек" публиковались материалы, шельмовавшие армию, советское прошлое. Это была артподготовка, а затем был нанесен сильнейший концептуальный удар, который совпал с финансовым и политическим ударом.

Вопрос: А разве осталось еще что защищать в этом смысле? Реформу РАН уже фактически все приняли и никто даже не почесался, не выступил против, не вышел на улицу. Быстро согласились и начались уже арьергардные бои за поправки. А ведь РАН - это как раз то самое ценное наследие советского прошлого, и практически уже последний оплот.

Андрей Фурсов: Ну почесались, конечно, но дело в том, что РАН - это частный случай, хоть и важный. Безусловно, против России ведется психоисторическая война США и из-за Сноудена, и из-за других факторов. В ближайшие несколько лет будет несколько знаменательных дат: 100-летие Первой мировой войны, затем 25 лет с разрушения СССР, затем столетие революции Ленин, броневик, революция, октябрь|Фото: fotki.yandex.ru1917 года. По этим реперным точкам будут наноситься удары. Нам попытаются доказать, что Россия в Первой мировой войне вообще не играла никакой роли, что СССР был обречен, и то, что он развалился - большое благо, поскольку сама Октябрьская революция - кровавая резня. Это означает, что нужно наносить упреждающие удары. Мы должны сами писать свою историю и не позволять никому загонять нам чужие смыслы под ногти и под кожу.

Вопрос: Однако наука и образование плотно "загрантованы" из-за рубежа, и гранты дают вовсе не под патриотические исследования, а под пересчет и кодификацию данных о репрессированных и на расследования преступлений сталинизма и всей советской власти, либо под различные исследования демократических и либеральных традиций в России.

Андрей Фурсов: Да, у нас очень много детей "капитанов грантов", которые кормятся или кормились от фондов Сороса и других, но не все же скурвились. У нас хватает нормальных честных историков, которые в любом случае будут писать то, что думают, поэтому здесь ситуация небезнадежная.

Вопрос: Может быть, не стоит усложнять, хватит и того, что наиболее одиозные грантооператоры вроде "Мемориала" получат маркировку "иностранных агентов" - а дальше все само "устаканится"?

Андрей Фурсов: Нет, не хватит, конечно. За 25 лет, с момента подготовки "перестройки", у нас в стране сформирована целая команда обществоведов, которые смотрят на нашу страну и на мир чужими глазами, и дело уже не только в грантах, а в том, что эти люди воспитаны на учебниках. Например, в учебниках политологии вы прочтете, что есть два вида тоталитаризма: СССР и Третий рейх. Но на самом деле в СССР никогда не было тоталитаризма и серьезные западные ученые сами этой схемой не пользуются. В наши учебники по политологии эта мысль вбита. Процесс набрал некую инерцию, поэтому дело не только в грантах, конечно. Вокруг учебников и наук, заимствованных с Запада, сложилась ситуация, когда есть целый пул ученых, которые в это либо сами верят, либо когда-то получали деньги, а теперь уже работают по инерции, и одним перекрытием потока грантов тут не обойдешься. В современном мире социальная борьба, борьба за будущее, между глобалистами и теми, кто не хочет плясать под их дудку, разворачивается в разных сферах, но наука – одна из самых важных из них и здесь предстоит очень серьезная борьба с серьезным противником.

Вопрос: Многие возразят Вам и скажут, что Вы принимаете за войну вечный спор между западниками и славянофилами. Есть в XXI веке разница между дискуссиями XIX века и более раннего времени, как по-Вашему?

Андрей Фурсов: Западники XIX века не жили на западные гранты и не участвовали в психоисторических атаках против своей Родины. Западники были патриотами. Очень интересно, что славянофилы нередко писали по-французски, например, Тютчев, который не был западником, писал свои статьи по-французски. Споры XIX века - это споры благородных людей, а нынешние дети "капитана гранта", мягко говоря, прекрасно понимают, что отрабатывают зарплату, они наемники, воюющие за деньги на территории своей страны.

Я не хочу сказать, что все, кто получает западные гранты - люди, которые готовы Родину продать, но очень многие из них играют в опасные игры. Ведь не будут на Западе давать деньги на написание патриотических, пророссийских работ, ясно, что содержание таких работ будет совсем другое, противоположное.

Вопрос: Когда заходит речь об "иностранных агентах", грантах, влиянии Запада на повестку в нашей стране, всегда слышишь, что это выдумки конспирологов, мол, конечно, только на Россию ополчился весь мир и так далее. Как насчет психоисторических атак в других странах, там есть это?

Андрей Фурсов: Западные структуры, которые выделяют гранты, работают абсолютно во всех странах. Но в одних странах очень жесткий контроль. В Китае, например, нет такой ситуации, которую мы обсуждаем, ну а в Турции попытка опорочить имя Ататюрка может дорого вам обойтись. В латиноамериканских странах, африканских, некоторых странах Южной Азии ситуация другая, там точно такая же грантовая система, как и в России. При этом для того, чтобы контролировать ситуацию в научной сфере той или иной страны, совершенно не обязательно давать гранты на написание непатриотических работ. Можно сделать еще проще, давать гранты только на изучение второстепенных эмпирических тем, давать деньги на исследование гендерных отношений или истории гей-движения. При этом попробуйте получить грант от каких-нибудь западных фондов на изучение стратегии американской буржуазии в конце XX в начале XIX века или противоречия между кластерами Рокфеллеров и Ротшильдов, или подготовки американцами "Гитлер Инкорпорейтед" - близко не подпустят ни к каким деньгам.

Вопрос: Как Вы предлагаете с этим бороться?

Андрей Фурсов: "Накат" будет по полной программе. В СМИ, публицистике и в научной сфере. Вообще, у войны в психосфере нет границ, будут задействованы все механизмы. Без сомнения, нам снимут кино о том, какие ужасные были большевики и про благородных противников большевиков. К этому нужно быть готовым. Как пел Высоцкий: "Я приму его в лоб". Мы должны быть готовы принять это в лоб и быть готовым к тому, чтобы отстаивать свои позиции. Есть у англосаксонцев пословица: "Правильно или неправильно, но это моя страна". Если и наш научный люд будет руководствоваться этой пословицей, то все у нас будет нормально и никакие гранты ничего не изменят.

Вопрос: Но Вы же предлагаете атаковать первыми?

Андрей Фурсов: Атака - это написание честных исследований, без затушевывания темных страниц нашей истории. Как писал Чаадаев: "Я не умею любить свою Родину с закрытыми глазами". При этом нельзя позволять своему геополитическому противнику писать собственную историю России. Автор работы о Русской империи Доминик Ливен как-то писал, что нынешняя историография и политология - это самовосхваление англо-американцев в немецкой манере. История пишется так, как будто всегда англо-американцы были правы, и это понятно, поскольку историю пишут победители, но надо сопротивляться. У нас для этого есть все инструменты, мы в этой ситуации в лучшем положении, чем немцы, которым после 1945 года навязали внешние концепции. Если зайти в обычный немецкий книжный магазин в поисках биографий немецких политических деятелей, то легко обнаружить в нем массу переводной исторической литературы, и довольно трудно найти немецких авторов. И это только обложки, я уже не говорю про содержание. У нас этого, слава Богу, нет. У нас другая позиция, мы победители во Второй мировой войне, которым пытаются навязать роль побежденных. Победа Запада в "холодной войне" транслируется на Вторую мировую войну - этого допустить нельзя. Рано или поздно, я полагаю, и итоги "холодной войны" будут переиграны.

Вопрос: Вы выделяете ряд угроз, среди которых скорый юбилей начала Первой мировой войны. В принципе, можно заметить, что дискуссия вокруг этого периода истории уже развернулась, о ней говорит Владимир Путин, за ним повторяют другие высокопоставленные чиновники. По тому, что уже сейчас говорится, какой вывод можно сделать о том, как будет развиваться эта дискуссия?

Андрей Фурсов: Пока еще не так много делается, но пока мне кажется, что будет попытка противопоставить Первую мировую войну Великой Отечественной. Да, разумеется, Первая мировая война забыта незаслуженно. Но при всем моем уважением к героям Первой мировой, я не смогу поставить их на одну доску с героями ВОВ. Во-первых, не те ставки. В 1914 году наш противник не ставил задачей уничтожения 30-40 млн русских, Вильгельм Второй не ставил задачу стереть русских ластиком из истории. В 41-45 годах мы бились за право остаться в истории как этническая группа, как цивилизация, как культурно-историческая ценность. Первая мировая война закончилась для нас разрушением государственной системы, Россия распалась, после ВОВ СССР вышел намного более сильным, чем он был накануне ее. Ставить на одну доску невозможно, но помнить о героях надо, несмотря на то, что одной из линий поведения антисоветчиков будет принижение ВОВ и восхваление Первой мировой.

Вопрос: Юбилей Первой мировой войны – удобный повод противопоставить друг другу "красных" и "белых" патриотов, Вы так не считаете? Есть ли сейчас в патриотической среде этот конфликт и как его можно было бы урегулировать?

Андрей Фурсов: Когда у нас противопоставляют красных и белых - противопоставляют советский проект и самодержавный проект. Самодержавный проект провалился и "белый" проект провалился, а "красный" проект сделал Россию сверхдержавой и решил очень многие социальные проблемы, которые царская Россия не могла решить. Двух мнений быть не может. Но Вы напрасно говорите, что это будет удар по патриотизму, это будет удар по всей истории, прикрытый патриотизмом. Звучит очень патриотично: "Как же так, мы забыли Первую мировую и ее героев. Поднимем их на щит!". Это хитро и напоминает удар по России русским национализмом.

Проблема конфликта "красных" и "белых" в современной России, я полагаю, надумана. Хотя большинство моих коллег и думает иначе. Я уверен, что "красных" и "белых" объединил еще Сталин. Когда наша эмиграция, и среди них такие люди как Бунин и Деникин, заняли абсолютно четкую позицию, просоветскую. Сталин, когда его команда прикончила проект мировой революции и начала строительство красной империи в одной отдельно взятой стране, по сути, примирил самодержавный проект и красный проект. И тут уместно будет вспомнить, что 60% офицеров царской армии воевали в Красной армии, что два десятка человек из разведуправления активно сотрудничали с большевиками еще до революции, поскольку поняли, что та часть большевиков, у которых имперские взгляды, это та сила, которая может противостоять англосаксонцам. Достаточно сейчас провести опрос среди населения, за какой проект вы, "красный" или "белый" – "белый" проект наберет от силы 7-10%, причем большинством из проголосовавших будут наши либералы. Поэтому проблема, повторяю, надуманная.

Вопрос: В последнее время можно заметить, что патриотическая гражданская инициатива идет снизу. Последний пример, когда в Сталинградская битва, Сталинград, Великая Отечественная война|Фото: kotenikkote.wordpress.comРоссии запретили продажи компьютерной игры по мотивам Второй мировой войны Company of Heroes II, сюжет которой показался геймерам оскорбительным. Сработали два момента - инициатива снизу и цеховая солидарность внутри отечественной игровой индустрии, которая насыщена молодыми людьми – и запрет прошел, несмотря на то, что кто-то в индустрии, наверное, даже потерял на этом серьезные деньги. Как Вы считаете, такие события станут тенденцией?

Андрей Фурсов:
Я вижу много позитива. Недавно я был на "Селигере". Я признаюсь, был удивлен, увидев такое количество патриотической, умной молодежи. Я прочел курс из четырех ударных лекций, на которые собралось очень много людей. Был там с лекцией и Проханов, послушать его пришло несколько тысяч человек. Я сделал для себя очень позитивные выводы. Несмотря на то, что на протяжении 20 лет нашу историю поливали нечистотами, то поколение, которое выросло в это время, оказалось значительно более патриотичным, чем то, что росло в 90-е годы. Я думаю, что это будет тенденцией. Наша молодежь в значительно большей степени ориентируется на советское прошлое нашей страны. И я вижу тут тенденцию.

Иван Зуев
http://www.nakanune.ru/articles/18007/

Андрей Фурсов. Бить первыми!

Бить первыми!
04.07.2013

Мы живём в военное время — военное вдвойне. Натовской агрессией против Югославии, а точнее — против сербов — началась перманентная горячая война, ставшая следствием разрушения СССР: Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия. Одновременно с горячей, то параллельно ей, то переплетаясь с ней, развивается набирающая силу иная форма войны — организационная война. Ее главной целью является разрушение оргструктур (структур управления) общества-мишени — всех: от социальных и финансовых до структур сознания и познания, т.е. структур психосферы в самом широком смысле этого слова. Именно эта сфера постепенно становится основным театром действий организационной войны, которая в психосфере становится войной психоисторической.

У психоисторической войны (оргвойны в психосфере) несколько уровней измерений, а точнее — информационный, концептуальный и метафизический (смысловой). Информационная война в узком смысле — это действия на уровне фактов, их фальсификация, искажение определенным образом. Концептуальное измерение психоисторической войны затрагивает, как ясно из названия, концептуальную интерпретацию фактов, т.е. развивается в сфере перехода от эмпирических обобщений к теоретическим. Метафизическая война — высший пилотаж оргвойны в психосфере — есть преимущественно война смыслов; физическая победа без победы в метафизике, в смысловой сфере невозможна.

В качестве конкретного примера можно привести версию катынских событий, восходящую к Геббельсу. Информационный уровень психоисторической акции: нас убеждают (путем грубых фактографических подтасовок, разрушающихся при постановке элементарных вопросов), что поляков расстрелял советский НКВД. Затем — переход на концептуальный уровень: расстрелял, потому что НКВД — элемент "кровавого сталинского режима", а вся история — проявление тоталитаризма, иллюстрирующая его; здесь вешают на уши образ ("кровавый сталинский режим") и концепцию "тоталитаризм", причем сам этот термин должен подтолкнуть объект информагрессии к уравниванию "сталинизма" и "гитлеризма"). Вообще, нужно сказать, что образы в психоисторической войне крайне важны: можно действовать на информационном уровне, в духе Сванидзе, а можно — на образно-концептуальном, в духе Гельмана. И, наконец, метафизика: тоталитаризм вытекает из парадигмы русской истории, из всего опыта русской истории, ее смысла, которые, следовательно, подлежат смысловому изменению. Ведь недаром один из главных бесов горбачевщины, смотрящий за ней от заокеанья, говорил, что перестройкой они ломают не только СССР и коммунизм, но тысячелетнюю модель русской истории. Вот это и есть действие оргоружия, причем применению его в "физической сфере" предшествовало таковое в метафизике.

Цель психоисторической войны — разрушить организацию психосферы противника, посадив его на ложный информпоток, внедрив свои концепции его самости в пространстве и, главное, во времени, и лишив его собственных смыслов и навязав чуждые — разрушительные и парализующую волю к борьбе. Наиболее важное направление психоисторической войны — история. Битва за историю — это, по сути, главная битва оргвойны в психосфере, поскольку она подрывает эту последнюю сразу по нескольким направлениям, включая психоудары по исторической памяти (наиболее важные события, наиболее значимые и знаковые фигуры — отсюда поливание грязью нашей Победы, воинской славы, конкретных лиц, прежде всего Сталина, схема "миф о Гагарине" и т.п.), по идентичности, по традиционным для данной цивилизации ценностям.

В ближайшие пять лет нас ждет немало круглых дат русской и мировой истории: 2014 г. — 100 лет с начала Первой мировой войны; 2015 г. — 200 лет с окончания наполеоновских войн и установления "Венской системы"; 2016 г. — 25 лет с момента разрушения СССР; 2017 г. — 100 лет Октябрьской революции; 2018 г. — 100 лет с начала Гражданской войны в России и 200 лет со дня рождения Маркса. Можно не сомневаться, что по поводу всех этих дат и стоящих за ними событий против России развернётся самая настоящая психоисторическая война. Вполне можно представить себе, например, издание многотомника, посвященного теме "Россия: мировая война и революция". Цель — доказать, что Россия не играла значительной роли в войне. Деньги дадут западные "научные" фонды. 90% авторов — западные же ученые, 10% — представители "компрадорской науки" из РФ, "дети грантов", главным образом узкие специалисты, не замахивающиеся на большой нарратив и обобщения (это — монополия хозяев-грантодателей). Ну а "освятят" все это редколлегией из титулованных околонаучных чиновников, которые не гнушаются принимать награды от иноземных властей за защиту их интересов в нашей науке. То же можно представить и по поводу разрушения СССР.

Мораль: не надо ждать, пока противник нанесет удар — нужно бить первыми. Нам нужны свои работы по истории указанных событий, по истории России и — обязательно — по истории Запада, с которым и в пользу которого сравнивают Россию. При этом в ходе сравнения у России выпячивается негатив, а то ей и просто приписывается нечто в реальности не существовавшее, а у Запада ретушируются темные пятна. Вообще, нужно сказать, что умение табуировать неприятные для Запада темы и неприглядные, преступные страницы его истории — характерная черта западной культуры, в том числе и научной. Нельзя не согласиться с английским историком Д. Ливеном, который в работе "Империя: Российская империя и ее соперники" (английское издание — 2000 г.) заметил, что в современной сравнительной истории и политологии господствует превращенная в догму "странная версия англо-американского самопоздравления-самовосхваления (self-congratulation), написанная в немецкой манере".

Запад, прежде всего его англосаксонское ядро, превратил себя, свое уникальное историческое "я" в универсальное мерило, на соответствие которому оценивается все остальное. Англосаксы вольны, подобно "Королю" и "Герцогу" из "Приключений Гекльберри Финна", выделывать любые кунштюки. Наша задача и обязанность — не ловиться на них и гнуть свою линию, прежде всего в психосфере. А потому мы должны писать не только свою историю, но и историю Запада (и Востока, конечно) без ретуши. Нам необходима систематическая, наступательная и стратегически выверенная работа в сфере "боев за историю" (Л. Февр), за наше прошлое. Это необходимое условие победы в битве за будущее.

http://andreyfursov.ru/news/bit_pervymi/2013-07-04-166

Андрей Фурсов. Советское наследие проели. Что дальше?

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | След.