Вернуться к обычному виду



Блог Мельниченко Василия Александровича

  
Мельниченко Василий Александрович

Блог Мельниченко Василия Александровича

Автор: Мельниченко Василий Александрович

Василий Мельниченко родился на Украине в 1954 году. Вырос в селе, окончил сельскую школу. Поступил в Уманскую сельскохозяйственную академию. В 1987 году переехал на Урал. На Урале занялся изготовлением мраморных надгробий. Через два года возглавил совхоз. В 1995 году предприятие победило на всероссийском конкурсе проектов социально-экономического развития сельских территорий, на тот момент в селе проживало 260 человек. Но уже в 1998 году поселение сожгли местные казаки, которым, как утверждает бизнесмен, он отказался платить.
В 1999 году Мельниченко начал борьбу с рейдерством и создал бесплатную юридическую консультацию для граждан Камышловского района Свердловской области. Тогда же он начал работать в газете «Территория народной власти». Как журналист Василий Мельниченко стал лауреатом премии имени Сахарова и премии имени Артема Боровика, победил на всероссийском конкурсе журналистов, пишущих антикоррупционные материалы. После обращений и публикаций о рейдерстве и коррупции в регионе он неоднократно подвергался избиениям и незаконным задержаниям.
В 2008 году Мельниченко стал председателем СПК «Галкинский». С января 2013 года в селе Галкинское при поддержке Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина реализуется собственный проект фермера «Новое село — новая цивилизация». Цель проекта — создание сельской многопрофильной экономики и развитие предприятий, способных наполнить местные муниципальные бюджеты.
В 2013 году стал сопредседателем Общественного движения народов российской земли "Федеральный сельсовет"


Объявляем о созыве ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО съезда делегатов сел, деревень и малых городов "Спасти российское село"

ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ!

Объявляем о созыве ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО съезда делегатов сел, деревень и малых городов "Спасти российское село"

Уважаемые граждане Российской Федерации 20-21 февраля в г. Москва созывается съезд делегатов от сел, деревень и малых городов России.

В селах и деревнях проживает 37 млн. человек и еще более 40 млн. человек проживают в малых городах страны. На самом деле это более половины населения России.

У нас жуткая безработица, во многих сельских территориях до 100%. Масштаб катастрофы сельской России нелегко оценить потому, что это в первую очередь демографическая катастрофа.

В 2010 году принята «Доктрина продовольственной безопасности». Цель реализации этого документа - обеспечить себя основными продуктами питания на 90%. При этом должна была измениться структура экономики.

За 4 года после принятия «Доктрины» так и не было реальных сдвигов в этом направлении. Россия зависела не только от цены на нефть и газ, но и от поставок еды на рынки страны.

В апреле 2014 года Президент РФ В.В.Путин провел заседание Совета по безопасности. На Совете главным вопросом стало развитие сельских территорий. Озвучены задачи сделать Россию более независимой и от собственной нефти и в обеспечении продовольствием.

Речь шла о поиске и поддержке инициативных граждан страны, о развитии местного самоуправления и организации всех форм сельской кооперации, о всеобщей занятости жителей сельских территорий и малых городов. В Поручениях Президента охвачены все ключевые решения проблем развития сельских территорий, улучшении демографии и равнозаселенности страны. Выполнение Поручений могло бы стать Экономическим Чудом России и реальной задачу создания двадцати пяти миллионов новых рабочих мест .

Надо пристально обратить внимание общества, кто препятствует выполнению этих поручений. Кто не желает, чтобы жители сел и деревень жили достойно, чтобы малые города перестали отсчитывать годы, когда и они прекратят свое существования наряду с селами и деревнями.

Нам надо понять почему это Министерство сельского хозяйства по факту назначило себя "Министерством агрохолдингов" и отстранилось от главной цели реализации "Доктрины продовольственной безопасности" и не выполняет Поручения Президента России по развитию сельских территорий.

Президент ставит задачи по развитию местного самоуправления. Задача состоит в том, чтобы полномочия по организации собственной жизни вернуть обществу и тем органам власти, которые этим обществом создаются и контролируются непосредственно.

Только так мы обеспечим единство страны в многообразии местных форм политической и культурной жизни, обеспечим использование ресурсов общества на реальные потребности людей.

Так кто в России против этого ? Конституция России правильная книжка и в ней написано правильно:

"...Единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ." Так кто же пьет кровь с этого источника???

Реализация "Доктрины продовольственной безопасности" и выполнение Поручений Президента РФ по развитию сельских территорий - это насущная потребность всех жителей сел, деревень и малых городов России, это важный и благородный путь величия страны и ее народов. Наша цель не свернуть с этого пути.

Нам надо собраться с силами и с мыслями. Собраться тем людям которые ясно скажут что и как нам действовать, как трудиться чтобы российская "Доктрина продовольственной безопасности" стала реальностью от Калининграда до Курильских островов. Мы должны определиться, что и как будем делать для того, чтобы российские граждане забыли о безработице и о бедности. На нашем съезде соберутся делегаты от сел и деревень, от малых городов и это будут делегаты дела и созидания.

Уважаемые соотечественники!

В повестке Чрезвычайного съезда "Федерального сельсовета" стоит вопрос о создании центра стратегии развития территорий России.

Прошу выдвинуть делегатами съезда самых активных, самых способных граждан от территорий. На них будет сделан упор в реализации лучших проектов и практик развития страны.

Съезд сформирует команду и каждый член этой команды возьмет на себя ответственность за выполнение Поручений Президента России по развитию сельских территорий.

На съезде рассмотрим самые реальные предложения по организации Восточно-сибирского промышленно-продовольственного форпоста России.

По бесконечно-численным обращениям крестьян(ЛПХ), фермеров, руководителей сельских предприятий мы на нашем съезде потребуем от Правительства России выполнения Поручения Президента по развитию сельской кооперации и предоставим знающих и уверенных специалистов для выполнению этих поручений.

Прошу предложения, проекты и выдвинутых делегатов регистрировать на сайте “федеральный сельсовет”.

Председатель В.А.Мельниченко


Общественное движение народов российской земли
Федеральный сельсовет
Россия, 119192, г. Москва, ул. 5-я Магистральная, д. 10А
тел.: +7 (495) 280-08-23, +7(905) 716-44-40
Россия, 624831 Свердловская область, Камышловский район,
с. Галкинское, ул. Мира, д. 114
тел.: +7 (34375) 31-4-37, факс: +7 (34375) 31-3-46
e-mail: melnichenko@mail.ru
fedselsovet@mail.ru

Специальный выпуск. "Спасти Российское село"

Специальный выпуск "Спасти Российское село"
можно скачать по адресу:
http://files.mail.ru/7765F15CF56B43D7BAB659D3B2F6B113

Федеральный сельсовет

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Здравствуйте. Это программа «В круге Света», мне сегодня доверено необычайное задание. Но я понимаю, почему. Потому что представить наших гостей, все их регалии перечислить это невозможно.

С. СОРОКИНА – Давай в сокращенном варианте.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Все-таки один раз надо полностью сказать. Константин Анатольевич Бабкин - президент Российского союза производителей сельскохозяйственной техники, председатель совета директоров ЗАО «Новое содружество», совладелец завода «Ростсельмаш», лидер «Партии дела». Старый знакомый. Поскольку не первый раз. И новичок в эфире Василий Мельниченко - руководитель ООО «Галкинское». Урало-сибирской народной ассамблеи. Который недавно прославился на всю страну своим памятным зажигательным выступлением на съезде сельхозпроизводителей. Тема наша понятна, сегодня будем обсуждать сельское хозяйство, что с ним происходит. Какие-то новые инициативы загадочные. К чему они приведут.

С. СОРОКИНА – Я хочу сказать, что в Ютубе послушала ролик, посмотрела материалы, которые Василий Александрович там озвучивал. И поняла, что просто оппозиция, оппозиция. Просто решительные действия и власть должна вздрогнуть и если не спрятаться, то напрячься. Такие требования жесткие. Поскольку сельское хозяйство на ваш взгляд в таком сейчас положении, что либо решительные действия, как у Шекспира. Отчаянный недуг врачуют лишь отчаянные средства или никакие. Ну скажите, что вы по этому поводу думаете.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - На самом деле мы сейчас в таком положении сельские территории, что либо у нас будут сельские территории с населением, то есть либо это будут просто обезлюденные полностью территории. Говорить о производстве сельхозпродуктов это немножко другое, чем на самом деле жить на селе. Потому что производить продукты говорят, скоро будут в пробирках, у нас вообще не будет нуждаться город. Будете кушать искусственное мясо и все остальное. В настоящее время, конечно, есть тенденция строить огромные комплексы так называемые эффективные агрохолдинги. С чем я абсолютно не согласен. Во-первых, это по какой-то причине они станут нашими врагами сельские жители, да они же нас разоряют. Не дают нам возможности ни жить, ни работать. Перед этим государство провело именем РФ серии банкротств, которые лишили нас имущества, средств к существованию. Для того чтобы сельские жители побыстрее уезжали со своих территорий.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - А кто же тогда в этих холдингах работает?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Там же 20-30 человек, если мы возьмем Белгородскую область, работает с Украины, автобусами везут, и все. То есть местное население не нужно, потому что, во-первых, там труд не такой уж благородный на самом деле. Это огромные свинокомплексы, птицекомплексы. То, что они произведут продукцию подешевле немножко, это экологически достаточно грязное производство. Которое засоряет территории. Просто проедьтесь рядышком, вонь стоит несусветная там. Поэтому я бы не считал, что это лучший вариант, который выбрало ныне министерство. Поддержка мощных агрохолдингов, а потом просто поинтересуйтесь их кредиты, они закредитованы все так, что мама не горюй. Я не верю, что они их когда-нибудь погасят. А потом, если собираются погасить свои кредиты, то зачем они Шохина и остальных посылают к Путину, чтобы списал 400-500 млрд. сельскому хозяйству. Какому сельскому хозяйству? Мне? Мне не надо списывать. У меня нет кредитов. Я их не брал. Мне их не давали на самом деле.

С. СОРОКИНА – Константин Анатольевич, а вы тоже также к большим агрохолдингам относитесь критически? Или вы считаете, что это конкурентоспособно. Ту же технику закупать могут.

К. БАБКИН - Я считаю, что ненормально взяла власть курс на создание крупных агрохолдингов и разорение мелких хозяйств. Сейчас все кредиты львиная доля достается придворным олигархам и ничего не достается малым формам хозяйствования. И это вызывает проблемы, о которых Василий говорит.

С. СОРОКИНА – Но это же особенно в условиях вступления в ВТО какая-то попытка конкурентоспособность сохранить.

К. БАБКИН - Вступление в ВТО отдельная тема. Я считаю, что вред наносит сельскому хозяйству. Но в условиях конкуренции международной, конечно нужно повышать эффективность. Как раз малая средняя форма хозяйствования во всем мире самые эффективные. В Америке ферма тысяча голов является крупной фермой. У нас уже по 10 тысяч, в десятки раз больше. Это все искусственно надутые структуры.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Почти все комплексы, которые когда-то тоже мы копировали с американских, с других, которые еще при Брежневе строились, в 80-е годы, они сегодня почти ни один не существует. Многие погибли от болезней, оттого, что они просто крупные, не приживались.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Второй раз на грабли наступаем.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы делаем то же самое, используя огромные федеральные деньги, банковские. Ведь никто же не строит на свои деньги. На самом деле строятся все на заемные средства. И никто кстати не собирается их отдавать. Возьмите ферму Конкорд, которая построила за 200 млрд. заводы быстрого питания. Что вы думаете, их когда-нибудь отдадут? Но фирма, которая такие заводы построила, разорила как минимум 200-300 тысяч фермерских крестьянских и других хозяйств. Тем только, что теперь заводы Конкорда, аффилированные с ними заводы будут кормить нашу армию продукцией быстрой заморозки. От меня уже отказались, ФСИН забирать продукцию, я каждый год производил и продавал полторы тысячи тонн нашей службе исполнения наказаний. Такое неразумное решение да, они выиграли какой-то тендер, о котором мы знать не знаем, и зачем он мне нужен, я произвожу продукцию, дешево продаю, чего же вы хотите от меня еще. Но я купил техники, я распахал землю, скажите, пожалуйста, зачем, если со мной больше таких договоров не будет. Это ли ни разорение именно села.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Вам скажут, что ваша продукция дороже.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Нет, мне сказали, что моя продукция не подходит. Она работает только на импортном сырье. Заводы. И теперь кто будет кормить мою армию, я просто хотел, чтобы мне министр обороны это объяснил. Что чей народ кормит сегодня российскую армию. Если наш народ больше кормить ее не будет.

С. СОРОКИНА – Василий Александрович, вы руководитель ООО.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Это сельскохозяйственное предприятие. Бывший колхоз.

С. СОРОКИНА – Крупное?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Нет, мы средненькое предприятие. У нас 1200 гектар земли. Но мы многопрофильное предприятие. Которое через 2-3 года, если бы были нормальные условия развития, у нас предпринимательство, о котором так много говорим и которое мы губим на корню каждым новым законом, постановлением мы только ухудшаем условия развития экономики на территории.

С. СОРОКИНА – Но вы сейчас ощущаете более-менее устойчиво или…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Нет, я с 2012 года уперся, я развиваться не могу. Каждый год мне повышали на 20-30% топливо, электроэнергию и сегодняшний день я себя ощущаю, что очень несправедливо даже на внутреннем нашем рынке, потому что почему-то Дерипаске продают по рубль 26 и он еще возмущается, что дорого, электроэнергию. А почему Мельниченко продает по 5 рублей. Я никак не могу понять. На какую мне фамилию менять?

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Дерипаска.

С. СОРОКИНА – Я читала о вас, у вас же давнишняя история, предприятие когда вы создали?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я стал председателем сельскохозяйственного предприятия совершенно случайно в 1988 году. По просьбе районной администрации я взял разбитое очень хозяйство, глубинное. Дорог не было. И за 4 года мы сделали изумительное предприятие.

С. СОРОКИНА – У вас такой опыт.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А в 1998 году нас сожгли, чтобы таких не было предприятий. Четыре года назад я в селе Галкинском стал председателем этого хозяйства, с огромными долгами было хозяйство.

С. СОРОКИНА – Сейчас?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я долги погасил в январе этого года.

С. СОРОКИНА – Вроде бы живи, да радуйся.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Нет, жить не будем, я в 2012 году не смог выплатить премии людям. Цена энергоносителей, цена ГСМ мои трактора не ездят по дорогам, но акциз я плачу. Дорожный. Почему-то. То есть мы поэтому и говорим, что необходимо срочно сегодня крестьянам просто, тут прочитал ученые сказали, что тараканы снова хорошо начали размножаться. Плодиться. Потому что отказались кушать сахар. Ради спасения своей популяции.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Я наверное таракан.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Наши крестьяне сегодня тоже должны чем-то пожертвовать ради своего спасения.

С. СОРОКИНА – Я думаю к чему это. Что за сравнение.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Тараканы-то оказались умные. Надо подумать, что нам делать, чтобы спастись. И мы говорим, что, а давайте мужики, женщины, жители сел, деревень, малых городов, которые уже списали, нас же нет в списках уже нигде, кроме выборных.

С. СОРОКИНА – В списках не значится.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы уже в списках не значимся как РФ, только на выборы нас еще записывают, на второй день сразу вычеркивают. Потому что нам кредиты недоступны, все время дорожает ГСМ, это же специально делают.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Это слово «специально» ключевое. Зачем?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Выживем, не выживем. Как тараканы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Не выживете. Ну так кто это придумывает?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Сахар надо перестать есть. Ну наверное есть кому придумывать. Мы и хотим именно это и цель и движение федерального сельсовета, цель крестьян такая, что мы сейчас начали акцию, проводим сходы, собрания во всех селах и деревнях России. В общем, не специально призываем, просто сказали людям, в конце концов, если вы действительно считаете, что что-то неправильно идет в стране, если вы действительно считаете, что надо поменять отношение и к себе в том числе, свое отношение, ну хотя бы покажите друг другу, а сколько вас на самом деле. Тех, кто не хочет так. Если нас оказывается большинство, тогда нет проблем, мы действительно добьемся того, чего хотим.

С. СОРОКИНА – А если меньшинство?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы же вынуждены будем смириться. Сахар доесть. Вот и все.

С. СОРОКИНА – Сейчас остановимся. Просто Константин Анатольевич все молчит. Мы когда встречались в предыдущие эфиры, я спрашивала насчет того, а кому работать в деревне. А есть ли там рабочая сила или действительно уже работать некому. Вот действительно сидит передо мной Василий Александрович, на мой взгляд, активный, крепкий хозяйственник, представитель этого самого среднего сельскохозяйственного объединения. И говорит, что при всей его энергии и большом опыте все равно, причем я знаю, что вы правозащитной деятельностью занимаетесь. Вас так без горчицы-то не сожрешь. По большому счету. И все равно говорит, что совсем все сложно и плохо. Ваши ощущения на примере, например, не единичном. Хотя у вас взгляд немножко другой, вы вроде как производитель крупной сельхозтехники. Я еще раз говорю, что может быть, крупные агропредприятия как раз вам были бы даже выгоднее. И все же ваши ощущения от того, что происходит.

К. БАБКИН - Действительно мы с вами встречались в эфире, разговаривали про дорожную карту развития сельского хозяйства. Там действительно с точки зрения специалистов на хорошем научном уровне было показано, что потенциал страны огромный. И что проблема в селе действительно есть. Мы говорили, что 40 миллионов живет в сельской местности. Василий говорит, что действительно много пока народу есть. Мы говорили, что там безработица выше в два раза, чем в городе. На живых примерах Василий Александрович это подтверждает.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я скажу, что много очень подтверждений, много территорий, где стопроцентная безработица.

С. СОРОКИНА – Это правда. Даже по тем заездам на эти территории это очевидно.

К. БАБКИН - Зарплаты в два раза ниже, чем в городе. Средние.

С. СОРОКИНА – Мне кажется, что и больше.

К. БАБКИН - Кода мы говорили такие цифры, вроде не видно, все думают, что все спились действительно. А на самом деле, если пообщаться с покупателями наших комбайнов, с руководителями хозяйств, они такие крепкие мужики. Вот Василий Александрович такой яркий пример просто. Он обратил на себя внимание своей общественной деятельностью. Но на самом деле он представляет очень большой пласт таких реальных людей с руками, с головой. Которые умеют и десятками лет работают и готовы еще работать.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - И лучше меня намного работают.

К. БАБКИН - Поэтому у нас такой союз действительно меча и орала, горожан и селян, который заинтересован…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Серпа и молота.

С. СОРОКИНА – Что-то у вас тоска по Советскому Союзу. Так ощущаю.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я был гражданин Советского Союза.

С. СОРОКИНА – Ну и я была гражданином Советского Союза.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - И им остался на самом деле.

С. СОРОКИНА – А чего же хорошего было в Советском Союзе? Деревня не была…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я был молод.

С. СОРОКИНА – Конечно, солнце ярче светило.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Нет, я не скажу, что я допустим, рад, что страна развалилась. Во-первых, и рынок жалко такой большой, есть с точки зрения предпринимателя. Наверное, можно было как-то по-другому сделать.

С. СОРОКИНА – Частной инициативе не бог весть какой зеленый свет был прямо скажем.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Плакать не будем.

С. СОРОКИНА – Проехали, да.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А сегодняшняя есть ситуация. Ее надо менять, вы очень правильно подмечаете, многие говорят, что уезжает молодежь, люди, а как же не уезжать. Уезжают туда, где ищут какой-то хотя бы комфорт, какую-то перспективу. Но я яркий сторонник развития той самой перспективы. Я абсолютно уверен, что у нас лучше перспектива на селе. У нас хотя бы территория больше. У вас же проблема, вы же нищие. У вас даже не хватает места для машин ставить. А у нас хоть сколько угодно ставь. Пожалуйста. Я могу принять сегодня хоть 3, хоть 4 тысячи машиномест. Приезжайте, москвичи, ставьте на селе Галкинском, живите.

С. СОРОКИНА – Сразу дышать нечем будет.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Это дело другое. Сколько надо, столько конечно поставим. И второе, я сторонник того, чтобы развивать разные производства. Как раз на этом зарабатывал деньги, почему наше предприятие всегда имело деньги, мы всегда были богатыми, могли развиваться. Мы много развивали подсобных разных производств и предприятий. И сейчас мы то же самое начинаем и делаем. Мы имеем месторождения, мы их перерабатываем. Я сторонник того, что любая территория может развиваться и вот тут как раз и дать людям шанс и перспективу на месте. Но с учебы начинать.

К. БАБКИН - Все говорят, что в Советском Союзе при советской власти село было в печальном состоянии, что было плохо. Не хватало колбасы, чего-то еще. Мы обсуждали до начала передачи. Так если посмотреть статистику, мы сейчас производим на 30% меньше продовольствия, чем РСФСР и умерло у нас 20 тысяч деревень. То есть положение стало гораздо хуже, чем было. И когда Василий Александрович говорит, что я вижу потенциал у своего хозяйства, у всего сельского хозяйства, у соседних хозяйств, я подтверждаю, что у нас 40 миллионов гектар в России заброшено. У нас люди хотят работать, нам доступны прекрасные технологии. И у нас есть главный рынок, в современном мире проблема постоянная состоит в том, что произвести можно, продать некуда. Так в России такой проблемы нет, если создать равные условия конкуренции нашим производителям и зарубежным, то мы себя накормим, это уже в два раза больше можно продать продукции, чем сегодня. И можем кормить еще не полмира, но миллиард человек может Россия кормить. Опираясь на свои ресурсы.

С. СОРОКИНА – Притом, что говорят, что в ближайшее время проблема продовольствия будет очень острой.

К. БАБКИН - Это к тому, что рынок растет. А мы не используем эти возможности.

С. СОРОКИНА – Теперь давайте ближе к неким конкретным делам. Вот был оргкомитет федерального сельсовета, как вы это назвали. Были выдвинуты первые требования аграриев к высшей власти. Из того, что я прочитала, обозначено, что снизить цены на топливо для села.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы не говорим, что снизить, мы говорим четко, наши трактора по дорогам не ездят. Уберите акциз, и это будет, во-первых, справедливо, и никому небольно. Ничего же никто не теряет. И не надо бояться, что мы начнем злоупотреблять якобы там больше топлива. Здесь контроль очень жесткий. Мне надо сто тонн топлива, мне же больше просто не дадите. По этой цене.

С. СОРОКИНА – Дальше, хотите вы конечно, чтобы услышали и наконец ознакомились те, кто рулят государством, дорожные карты развития сельского хозяйства.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - У нас единственный есть человек такой. Это Владимир Владимирович Путин. Потому что так сложилась ситуация сегодня в России, что он единственный решает все вопросы.

С. СОРОКИНА – Ненормально это все-таки. Вот приедет барин, барин нас рассудит.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Ну что теперь делать. Пока так.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Он ознакомился с картой?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы еще не встречались.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Но вы довели до этого?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я думаю, что да, мы доводили до Медведева это дело, и действительно Дмитрий Анатольевич тогда почитал, решил, что не будет тянуть президентом такое дело. Он ушел.

С. СОРОКИНА – Дмитрий Анатольевич у нас на минуточку руководит нашим правительством. Ни ему ли карты в руки, в том числе и дорожные сельскохозяйственные.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я еще раз говорю, что в моем понимании власть у нас сегодня такая в России, никакое правительство ничего не решает.

С. СОРОКИНА – Сейчас пока просто штрихами, а что значит построить агротехническое Сколково.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Вы знаете, нет, конечно, это просто как…

С. СОРОКИНА – Для красоты.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Именно такое не будет представлено президенту. Это только оргкомитет, люди что хотели, то писали и говорили. Конечно, теперь поручено людям, которые четко отработают…

С. СОРОКИНА – Доведут до ума и отбросят то, что несущественно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Хорошие предложения именно сделаем таковые, которые зависят только от президента РФ. И только он может их прямо в один день решить. Иначе нужно делать чрезвычайно быстро, потому что спасти надо российское село. Вот мы что и просим.

С. СОРОКИНА – А что вы тут на китайцев наезжаете?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы не наезжаем. Мы говорим, что Китай сегодня, правительство Китая спонсирует, кредитует развитие бизнеса на территории РФ, китайскими командами, тот самый 1% годовых. Вот они могут приехать сюда, со своей техникой, производить сельхозпродукцию, продавать и зарабатывать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - А они едут сюда?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Конечно, едут работать, зарабатывать. И продают. И я не могу с ними конкурировать. Не по качеству работ, нет, а я не могу, потому что мне ресурсы под 16% только дадут. А теперь сравните, у меня допустим друг фермер. Прекрасная ферма. Чудесно работает. Семь лет он взял назад кредит, он только платит проценты. Притом, что он рентабельный, но рентабельный как раз на 16%. Вы можете себе представить в Европе сельхозпредприятие на 16%. Фермер богатющий человек. Логично. Потому что он будет платить 4% максимум банку. 12% будет золотеть.

С. СОРОКИНА – Банковские проценты да, это серьезно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А кто теперь кроме Путина решит, какое мне дело теперь до того, что Фридман не купил еще одно Феррари. Ну мне какое до этого дело. Я хочу равных условий, раз в ВТО вступили. Хочу требовать от президента, что если от тебя зависит, ты мужик и мы мужики, давай-ка решать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Константин Анатольевич, что вы планируете предпринять, чтобы довести, наконец, до высшей власти эти все жалобы.

К. БАБКИН - Попросили встречу у президента. Состоится она или нет, если состоится, прекрасно, если нет, то пойдем дальше. Будем собирать съезд, 3 октября у нас намечено.

С. СОРОКИНА – Но встречу вы хотите раньше, как я поняла.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Президенту же надо до съезда подготовиться. А как.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Чтобы он выступить смог.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Конечно.

С. СОРОКИНА – Чтобы отчитаться смог.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Чтобы он смог, будем говорить, по-честному, чтобы он мог себя и как-то показать.

С. СОРОКИНА – Но вы надеетесь на встречу.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Он обязан это сделать. Вы понимаете, 40 миллионов человек. Или должен сказать, что ребята, ну не существует вас, есть нефть, есть газ, есть металлы. Нам не до вас. Нам надо никель в Воронежской области добывать. А вы тут какое-то сельское хозяйство задумали. Понимаете. Много значит от этой беседы, от этой встречи.

С. СОРОКИНА – Будет ли она и какой она будет?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Будет. Невозможно президенту не встретиться со своим народом. Невозможно. Тогда будет другой президент.

С. СОРОКИНА – О как.

К. БАБКИН - Я завидую уверенности Василия Александровича. Но мы должны к этому идти.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Это люди.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Понятно, ваши настроения ясны.

К. БАБКИН - Если на съезд не обратят внимания правительство и президент, будем уже организовывать акции по всей стране.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А вы не заметили разве, что, в общем, президент ведь ждет посыла какого-то снизу.

С. СОРОКИНА – Сейчас мы продолжим про то, ждет президент ждет посыла.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А никто ничего не предлагает.

С. СОРОКИНА – И чего ждете вы. Нам нужно на новости уходить. Я напомню, что говорим мы о сельском хозяйстве, о том, что там готовятся сходы, съезды и вообще много решительных действий. Что конкретно готовится летом и осенью, мы поговорим сразу после новостей середины часа.

НОВОСТИ

С. СОРОКИНА – Еще раз приветствуем вас. Говорим о сельском хозяйстве, причем разговор занятный. Поскольку Василий Александрович сказал о том, что 40 миллионов жителей села…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Территорий.

С. СОРОКИНА – Сельских территорий. Потому что там разные конечно есть населенные пункты, они требуют обратить на себя внимание, потому что это вымирание, это безработица, это пустующие поля. В сорняках. И требует просто встречи с президентом Путиным. Поскольку он один практически сегодня символизирует власть на взгляд жителей этих поселений. И осенью собираются организовывать большой съезд. И на этом съезде уже не просто должен быть президент, а должен даже отчитаться о проделанной работе. До этого как минимум услышать их. Давайте об этом. Каким образом вы хотите просто вынудить президента встретиться с вами? И с кем?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Конечно. Оргкомитет у нас, было просто для нас неожиданно, для организаторов то, что нас более 30 регионов без СМИ, без рекламы, в больше чем 80 муниципальных образованиях прошли, совещания, собрания, сходы так называемые. Сельские. Которые подняли вопросы выживания своих сел, и они начали составлять предложения для высшей власти, для переговоров с высшей властью, а что же все-таки надо сделать, чтобы нам стало жить нормально и комфортно. Притом, что мы же осознаем, что не за счет ущемления каких-то других классов мы должны выживать, а именно за счет какого-то движения. Мы вступили в ВТО, мы сильно пострадали от этого. Крестьяне на самом деле потерпевшие. Хотя бы должна быть какая-то компенсация. Выдана крестьянам, что ага, раз вы пострадали. И мы просим организаторов, давайте выверенные, очень четкие проблемы, именно такого уровня президентского, мы должны 5-6, максимум поставить перед президентом. И мы даем свои вопросы решения, мы не настаиваем на них, возможно, они умнее нас и придумают еще для нас лучше, чем мы себе предложим.

К. БАБКИН - Дорожная карта, план развития сельского хозяйства, потенциал огромен, можно в три раза увеличить объем производства, дать миллионам людей работу и реализовать огромный потенциал. Но там все реальные меры перечислены.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы не идем с пустыми руками.

С. СОРОКИНА – Вы хотели обозначить перед президентом пять главных задач сельского хозяйства. Давайте напомним.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы уже начинали говорить, что это естественно финансово-кредитная система должна быть изменена. Кстати она и для машиностроения должна быть другой, естественно, иначе мы не конкуренты. Это вопрос выживания любой нашей экономики, производства. Второе это конечно, электротарифы и ГСМ и чтобы нас либо в равные условия со всеми ставили, либо нам объяснили, почему мы изгои. Почему мы должны платить больше всех в стране. Третье, нам четко должны обозначить, что в списках Минэкономразвития есть сельское хозяйство или нас действительно вычеркнули и нам просто дадут по 30 тысяч рублей в месяц за счет продажи нефти или газа, это основная на сегодняшний день головная боль президента. Деньги капают. Кран работает. Газ течет. Никаких проблем. Мы согласимся.

С. СОРОКИНА – Какие 30 тысяч? Каждому в месяц. Вы рассчитываете, что дадут каждому?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы просто так предполагаем.

С. СОРОКИНА – Фантазируете.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Что они решили, сельского хозяйства не будет. Но мы же не боимся, ну нет и нет, надо как-то поговорить с людьми, чего мы будем маяться. Лучше тогда ветеринара нанять хорошего, да он усыпит нас и мы больше не будем мучиться зря. Чего-то надо решать. Почему мы так жестко ставим вопрос. Вопрос выживания страны, это та самая пресловутая их продовольственная безопасность, доктрина. Мы же говорим, что вот решаем, нет местного самоуправления, оно ликвидировано. Нет. Без этого любые экономические наши фантазии бессмысленны будут. Мы не управляем своей территорией.

С. СОРОКИНА – Это правда. А как ваши ощущения, все-таки народ на местах активен или настолько прибит жизнью, что активности 30 регионов…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Безразличен.

С. СОРОКИНА – У меня ощущение, что безразличен. Настроение такое в минусах.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А вы в Москве не такие разве?

С. СОРОКИНА – Нет, в Москве все-таки поактивнее.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А вам худо-бедно каких-то денег откуда-то берут и дают.

С. СОРОКИНА – В принципе настроение другое.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Нам-то их не дают, а вам дают. Вы еще поэтому держитесь. Вы же тоже ничего не производите. Мы хоть производим что-то.

К. БАБКИН - Эти разговор, который мы сейчас ведем, они на кухнях в деревнях, я уверен. Все вертится вокруг этого, что нет работы.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Вот сейчас предложили в первую очередь людям, что нет вам спасения кроме самих себя. Что вы себя должны спасти.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - А вы чувствуете, что возникает интерес?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы не можем сейчас предположить, откуда какое слово должно прозвучать для того, чтобы разбудить это все.

К. БАБКИН - Полтора миллиона просмотров выступления Василия Александровича это уже народ проснулся.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я совершенно не ожидал, это все, что было сказано на московском экономическом форуме, и пять лет такие мои взгляды, они у меня не меняются со школы с 7 класса или 5-го. Какие были и такие есть. Я окончил советскую школу. Разве у меня может что-то поменяться.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - С тех пор вообще ситуация ухудшилась?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Да, конечно. Значительно. Сама социальная и жизнь, и перспективы какие-то, у нас еще просто могу напомнить, очень много территорий со стопроцентной безработицей. Но есть лекарство. Есть шансы это поправить. Но для этого нужна политическая в том числе воля. Желание низов и политическая воля верхов. Чтобы они совпали.

С. СОРОКИНА – Сейчас несколько сообщений прочту. А то меня уже критикуют, что пишут, пишут, а я не читаю. Из Кельна Сергей Рыжиков пишет: в Германии все сельское хозяйство дотационное, и ничего, все поля обрабатываются. Наверное, везде сельское хозяйство в какой-то мере дотационное.

К. БАБКИН - В 40 раз больше дотаций у фермеров в Германии, чем у российских.

С. СОРОКИНА – А в чем интерес? Чтобы иметь свое продовольствие, чтобы люди были заняты.

К. БАБКИН - А вот представьте Германия, которая не поддерживает свое сельское хозяйство. Сразу будут заброшены поля в Германии.

С. СОРОКИНА – Трудно себе представить. Там конечно, совсем другая картина.

К. БАБКИН - Это будет так без дотаций.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Вы можете представить, что этого не будет в Зеландии, в Штатах.

С. СОРОКИНА – Равно как и другие страны. И кстати здесь был вопрос еще, говорили о том, что, а что делать с нашей зоной рискованного земледелия. И Василий Александрович сказал, а в Израиле что не рискованное.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А где не рискованное. А где смерч летит. Затопило Чехию. Это что не рисковое?

С. СОРОКИНА – Рисковое. Тем не менее, как-то будут подниматься.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - На Урале, где у меня, где считается зона очень рискового земледелия, где господин Федоров, министр новый сельского хозяйства признал нас вообще непригодными к сельскому хозяйству. Можете себе представить, что министр сельского хозяйства 63 региона РФ признает непригодными к ведению сельского хозяйства. Это что нас списали? Я-то только так расцениваю, что это подготовка к признанию непригодными к жизни населения этих территорий. И дальше сдать другим. А зачем чтобы мы там работали и жили. Сдадим другим народам.

С. СОРОКИНА – Пишут нам: что с крестьянским фронтом?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Есть такое общественное движение, небольшая общественная организация. Я в нем два года был участником. Работает.

С. СОРОКИНА – Уже вас не очень это интересует.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Просто у нас есть движение, я как руководитель движения «Уральская народная ассамблея», это коалиция сельских общественных и провинциальных организаций Урало-Сибирского региона. Наша миссия - преодоление деградации сельской местности. И мы сами жители сел хотим нормально жить, мы знаем, как это делать. И мы будем делать.

С. СОРОКИНА – Олег пишет из Химок: Путин сказал, что дешевых кредитов не будет, тогда о чем просить?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Почему просить. Мы же предложим. Мы ничего не собираемся ни у кого просить. Мы предложим.

С. СОРОКИНА – А что предложите?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Поменять финансово-кредитную систему. Я думаю, что задача Путина будет найти эту возможность. Причем здесь, что он сказал, не сказал. Мало ли чего может человек говорить. Надо дело делать.

С. СОРОКИНА – Путин такого никогда не скажет, но, по сути, вы правы, кроме нефти и газа им не нужно ничего, - пишет Кощей.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Это не то что он скажет или нет, такова ситуация. Сегодня это становой хребет РФ. Мы продаем нефть, газ, за счет этого выплачиваем пенсии, стипендии, за счет этого стабильность у государства. Если упадет цена на нефть, нам придется продавать Курилы, Калининград, чтобы дальше продолжалась стабильность. Вопрос желание людей. Если мы согласимся на это, почему правительство так не делает. Это же бизнес, тоже выгодно.

С. СОРОКИНА – Есть ли какие-то, - спрашивает Антон Зайнулин, - какие-то общественные советы при Министерстве сельского хозяйства? И есть какая-то возможность влияния?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Советы есть при каждом министерстве, возможностей влияния у них нет никаких. А знаете, почему? Как-то люди слабенькие в этих советах.

С. СОРОКИНА – Константин Анатольевич, вас Василий Александрович забил совсем, не дает вам слово вставить.

К. БАБКИН - Он говорит все мысли, которые я готов сказать.

С. СОРОКИНА – А вопрос, а само сельское хозяйство оно что страшно далеко от народа, как вы относитесь именно к Министерству сельского хозяйства?

К. БАБКИН - Министр год назад стал министром, я к нему через месяц подошел, говорю, вот есть сельхозмашиностроение, отрасль, которая всегда относилась к ведению Минсельхоза, давайте мы придем к вам, устроим совещание, представимся, расскажем о проблемах, о ситуации. Он сказал, что не интересует меня состояние вашей отрасли, я за нее не отвечаю. И не буду этим заниматься. И за год он ни разу с нами не встретился.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - А кто отвечает?

С. СОРОКИНА – Вы относитесь к промышленности, наверное.

К. БАБКИН - Вообще 40 министров, в 20 веке было 43 министра сельского хозяйства, каждый из них занимался сельхозмашиностроением. И не только министры. Все генсеки посещали Ростсельмаш по крайней мере и другие заводы. Но сейчас другое отношение. И реальная политика ведется такая, не просто не встречается, а политика ведется такая, что неважно, есть у России сельхозмашиностроение или нет. Будет больше импортной техники и меньше российской, будет легче Минсельхозу.

С. СОРОКИНА – А вообще к сельскому хозяйству, если не только машиностроение.

К. БАБКИН - Такое же отношение.

С. СОРОКИНА – Какое влияние, как вы ощущаете на себе работу Министерства сельского хозяйства?

К. БАБКИН - А как мы ощущаем. Половина продовольствия Россия ввозит и это все устраивает наше правительство, и Минсельхоз. Вы слышите какие-то…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Больше ничего не надо пояснять. Какое сельское хозяйство, если мы не можем накормить сами себя. Нас 140 миллионов человек, а нас ставят в такое положение, чтобы над нами смеялись сельхозтоваропроизводителями и говорили, где ваша продукция…

Ю. КОБАЛАДЗЕ - А как в этой программе безопасности продовольствия.

С. СОРОКИНА – Дорожная карта. Мы же говорили.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - В нашей программе, которую мы сейчас объявили и будем ее предъявлять президенту, мы четко указываем, когда мы выходим на то, что мы сами накормим свои территории, обеспечим прекрасными продуктами питания, очень чистыми. Зайдите на наш сайт.

К. БАБКИН - Это противоречит актуальной продовольственной программе. Там написано, что к 2020 году мы еще не достигнем уровня 1992 года. Мы должны расти на 2%, вернее темпы до 2% в год. Если будем расти минус 2, значит, так получилось. Значит климат плохой, рискованное земледелие. И так далее. Минсельхоз… отвечать не хочет.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я добавлю то, что Министерство сельского хозяйства давно уже не везет у нас, никуда не годится кадровая политика. Я не знаю, кто их назначает. Но нельзя же назначать массажистов, юристов министрами сельского хозяйства. Я это утверждаю, что если бы у нас министром сельского хозяйства был агроном, в жизни бы до такого не додумался писать 63 региона непригодными к ведению сельского хозяйства. Это может написать только юрист, еще какой-то специалист. Потому что образование такое.

С. СОРОКИНА – И сердцем не болеет.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Какое сердце здесь.

С. СОРОКИНА – Юлия вам пишет: здоровья и сил, радостно слушать умного, профессионального человека с горячим сердцем. А почему вы сдаете картофель, – услышал, видимо, наш разговор, - по 6 рублей, а я покупаю по 50.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Это дело другое. Я действительно оптом сдаю и мне очень это выгодно. И я каждый год прекрасно, у меня себестоимость три рубля картошка. Ну зачем мне больше 100% рентабельности. То есть я лучше буду увеличивать объемы, качество буду улучшать. Мы работаем без химикатов практически. То есть у нас хороший шестипольный севооборот. Это не требуется.

С. СОРОКИНА – Неужели вы серьезно надеетесь на Путина, господа, разуйте глаза, - Павел пишет. Черт подери…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - У нас выхода нет, кроме как надеяться на Путина. Мы понимаем, что все наши надежды в России…

С. СОРОКИНА – Село проклинает 131-й закон, а вы о нем молчите, почему? – Людмила Петровна. Что за закон?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы только что сейчас заговорили о местном самоуправлении. Оно отсутствует в России, вообще как таковое.

С. СОРОКИНА – Только шоковая терапия, - Петр пишет. Отказаться от импорта продуктов. Ну как это возможно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Людей же голодными не оставишь. Доширак должен быть на столе каждого россиянина.

С. СОРОКИНА – «Власти не надо просто кланяться. Надо чем-то лично заинтересовать. А вы только требуете, разве получится?»

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы Путина очень заинтересуем. Амбиции у человека должны быть. Мы станем лучшей страной по продовольствию, если он нас послушает.

К. БАБКИН - Если страна будет развиваться, авторитет Путина только вырастет. В России и мире.

С. СОРОКИНА – Пишут нам: вы как из 19 века. А как выжило сельское хозяйство в Белоруссии?- спрашивает Нина.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Там была разумная аграрно-промышленная политика. У них и промышленность и сельское хозяйство сохранилось, выжило, работает. Я надеюсь, что будет развиваться. Они показывают пример, как надо делать.

К. БАБКИН - В два раза урожайность зерновых увеличили за 20 лет.

С. СОРОКИНА – Скажите, пожалуйста, если Путин не будет встречаться, кстати, представителей как вы отберете.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Это оргкомитет решит. Мы отберем, сколько человек пойдет.

С. СОРОКИНА – Каким образом вы заслали этот месседж, идею встречи наверх?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - До сих пор мы не отослали еще письмо, мы не доработали еще наши требования.

С. СОРОКИНА – Так поторопитесь. У президента график расписан…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Ничего, на нас он время найдет.

С. СОРОКИНА – Ой, какие вы уверенные. А почему вы так решили?

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Так 40 миллионов.

С. СОРОКИНА – Я все понимаю. Но если вы пришлете, и скажете на той неделе давайте повидаемся, вряд ли он на это пойдет.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы время дадим ему. Все будет нормально.

С. СОРОКИНА – Хорошо. Положим, он говорит, что нет времени, объективно объясняет, вот не могу.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - У многих настроение плохое, что и Россия распадется и все такое, можно и так сказать. Ну у президента не будет времени. Больше чем уверен, такого не будет.

С. СОРОКИНА – То есть вы уверены, что встретится.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мне никто не верил, что я встречусь с президентом Медведевым. Но я же встретился. Простой житель села Галкинское.

С. СОРОКИНА – Ну встретились, а толку.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Как это толку. Президент отказался быть президентом. Чего тут плохого во встречи, это тоже результат.

С. СОРОКИНА – Ой, не могу. Ой, Василий Александрович. А для сельского хозяйства что изменилось после встречи?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А вдруг было бы еще хуже.

С. СОРОКИНА – Да конечно. А что за задумка у Василия Мельниченко организовать крестьянский марш на Москву?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Не совсем так, то есть, есть такое понимание, мы говорили, что если придет 3-5 миллионов человек, тогда можно будет резко говорить с властью, которая уже никак не откажется разговаривать с таким количеством. Это мы говорим по-другому немножко, что уважаемые жители сел и деревень, покажите, сколько вас есть на самом деле. Проведите сходы хотя бы у себя в деревне. Не надо ехать в Москву. Не надо эти тополя, будем говорить описывать, как потом поместимся в Москве. Давайте покажем сами себе, вот сколько нас. Где мы и что мы. Давайте каждый себя покажет. Если мы увидим, что нас 15-20-30 миллионов и власть это увидит. Вы же понимаете. Может быть, сегодня власть уверена, что людей все устраивает. Ведь еда есть в магазинах, пенсии платятся, стипендии какие-то добавляют. Как бы, все говорят стабильно и надолго. И я уверен, что будет долго, я сто раз уже всем поясняю, что Россия настолько большая, что ее по кусочку продавать хватит на тысячу лет. Тысячи поколений поменяются, и просто будут знать, что это такой бизнес для русских. Продавать свою родину понемножку. Ничего тут такого печального не будет, все привыкнут просто. Если мы не научимся сами работать, производить продукцию. Мне очень страшно то, что мы не производим, я даже иногда спрашиваю, вот 15 миллионов жителей Москвы, продукции Москвы нигде нет. Никакой техники, никакого оборудования не производит. Ничего не шьет толком.

С. СОРОКИНА – Вы про что?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Про то, что русские должны начать работать. Россияне. Что мы должны работать и это донести до президента.

С. СОРОКИНА – Сейчас не только что называется кирпичи и какой-то конкретный продукт, это еще сфера информатики, услуг и так далее. Все, на чем мир развивается. Вы просто не учитываете этот рынок. А он колоссальный.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А что же мы производим с информатикой? Где она есть.

К. БАБКИН - Изобретения какие-то инновации не нужны без производства.

С. СОРОКИНА – Может быть в Сколково.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - У меня в деревне мы больше произвели новых продуктов, чем все Сколково вместе взятое.

К. БАБКИН - Сексуальные меньшинства могут же за себя постоять, устроить движение.

С. СОРОКИНА – Я про другое. Давайте не будем про сексуальные меньшинства.

К. БАБКИН - Устроить неприятности власти. Неужели 40 миллионов жителей…

С. СОРОКИНА – А про то, что за границей периодически в Европе в той же Франции все время какие-то походы тех же фермеров, которые то фурами перегораживают и так далее. И будь здоров устраивают неприятности.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А мы предлагаем власти высшей, президенту…

С. СОРОКИНА – Не дожидаться. Не доходить до этого.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Не доходить.

С. СОРОКИНА – А вы думаете, что это возможно?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Абсолютно.

С. СОРОКИНА – Что возможно, что вы даже будете выходить и протестовать уже реально?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Представьте себе, люди доведены до отчаяния. Любые. Что они будут делать.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Сейчас пока не делают ничего.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Кто сказал? Делают.

Ю. КОБАЛАДЗЕ - Сходки проходят.

С. СОРОКИНА – А вы именно про поля, про сельское хозяйство, а тема лесов интересует?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - А как же. Леса у нас отобрали. Раньше мы за ними смотрели, ухаживали. Даже немцы когда захватили, мне родители рассказывали, когда фашисты зашли, Украину захватили, они леса людям раздавали, чтобы… управлял лесами. У нас, к сожалению, леса вообще отобрали. У нас было 9,5 тысяч кубометров, был расчет на лесосеки в нашем хозяйстве. У нас отобрали. Отдали частникам. Естественно катастрофическая ситуация, леса горят.

С. СОРОКИНА – Я про то же. Отдельная тема. На самом деле ужас, ужас. Это правда.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Это то, о чем я говорил. Уровень бреда уже превысил.

С. СОРОКИНА – Спрашивают нас: а как выйти сельхозпроизводителю непосредственно на рынок, я лучше куплю у вас картошку по 12 рублей, чем у ритейлера по 50.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Я сказал это, то есть и министерство вроде заикнулось, развитие и кооперация должна быть. Потому что каждый фермер, товаропроизводитель, если он небольшой, он не может на рынок выйти. Естественно какие-то должны быть базы оптовые, торговые, которые бы работали напрямую со мной. А чтобы нам самим выйти, пока тяжело. А смотрите, что делают с нами торговые сети. Я просто туда не войду. Во-первых, у меня нет денег, чтобы уже производить именно фасовки и все, а второе, с меня же он просит 300 тысяч за вход.

К. БАБКИН - Экономическую политику надо менять. В Австрии, которая в ЕС, в ВТО и везде где угодно, 80% продуктов на прилавке австрийского производства.

С. СОРОКИНА – Саша пишет нам: деревню может быть спасет закон о раздаче родовых имений. Ну да, потом еще крепостных крестьян немножко.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Очень отношусь с уважением, кто новые родовые поселения делает. Люди просто идут в какие тяжелые условия. Это подвижники, пускай идут, пускай работают. Спасет или это нет, посмотрим. Но 40 миллионов там уже живет. Надо им тоже помогать, спасать.

С. СОРОКИНА – Спасибо. Нам нужно завершать наш разговор. Я только хочу подытожить, что в ближайшее время будет президенту направлено некое послание с предложением встретиться, и вы хотите сделать это летом. Основные просьбы, требования, предложения от многомиллионных жителей сельхозтерриторий. И осенью будет большой съезд, где уже будут подведены некоторые итоги встречи или не встречи с президентом.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы даже не знаем, сколько людей приедет. Возможно вообще очень много.

С. СОРОКИНА – И как я понимаю, главная задача того же Василия Александровича и Константина Анатольевича, к нему примкнувшего, это расшевелить сельхозжителей и заставить задуматься о своем будущем. Напоминаю, сегодня мы говорили с Константином Бабкиным, президентом российского союза производителей сельхозтехники, лидером партии «Дело» и Василием Александровичем Мельниченко, руководителем ООО «Галкинское». Говорили о требованиях к правительству от лица жителей села, деревни.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО - Мы призываем спасти российское село.

С. СОРОКИНА - Спасибо, всего доброго. До свидания.

Источник

ВАСИЛИЙ МЕЛЬНИЧЕНКО. Московский Экономический Форум.