Вернуться к обычному виду



Тезисы выступления на презентации Клуба «Интеллектуальное сопротивление».

  

Тезисы выступления на презентации Клуба «Интеллектуальное сопротивление».

22.03.2016. Тезисы выступления на презентации Клуба  «Интеллектуальное сопротивление».  

Уважаемые коллеги!
Думаю, что инициатива С.С.Сулакшина и возглавляемого им  Центра научной политической мысли и идеологии о создании Клуба «Интеллектуальное сопротивление» http://rusrand.ru/public_news/intellektualnoe-soprotivlenie-klub-tsentra-sulakshina является актуальной и заслуживает общественной поддержки.

Наша проблема состоит в том, что сейчас в стране большой дефицит пассионарных и одновременно толковых людей, которые могут занять позицию: «Если не я то, кто» и повести за собой людей для перехода России на новый уровень развития. Или, если говорить более строго словами А.И.Фурсова, у нас не сформирован субъект стратегического действия. В этом смысле предложение Степана Степановича подкупает своей открытостью, искренностью и направленностью на служение стране.

Мне кажется, что весьма удачен выбор площадки для проведения дискуссий. И, очевидно, что не случайно здесь ранее мне посчастливилось слышать выступления таких достойнейших и глубоко уважаемых мной людей как Александр Иванович Агеев и Валентин Юрьевич Катасонов. Сама атмосфера этого места способствует тому, чтобы диалог отвечал принципам добра и нравственности без лукавства и фарисейства.

Переходя к дискуссии, хотел бы сказать, что я поддерживаю многие идеи, высказанные Степаном Степановичем, но в то же время по ряду из них имею свою точку зрения. Готов вас с ней познакомить и поделиться своим опытом, но не для того, чтобы кого-то переубедить, а чтобы показать, что возможен и другой подход, который мы используем в своих проектах, в чём-то пересекающихся с тем, что делает Центр Сулакшина. Надеюсь, что дискуссия послужит сближению наших подходов.

Первое. Само название клуба «Интеллектуальное сопротивление», как авторского проекта, без всякого сомнения, является прерогативой автора,   соответствует личной позиции Степана Степановича, но, наверное, ему будет полезно узнать и другие мнения. Как мне кажется, оно лишь отчасти соответствует сегодняшним вызовам. Ключевое слово  здесь - «сопротивление», которое несёт в себе определённый негативный оттенок, что не может не отразиться на характере формируемого сообщества. Сопротивление – это реакция на чьи-то действия, т.е. реактивное действие. Мне, например, вполне понятно в этом плане название общественной организации, которую создал С.Кургинян, «Родительское Всероссийское Сопротивление», которая имеет достаточно узкую цель - борьбу с ювенальным террором. Он как режиссер в этом плане все точно рассчитал, и о безобразиях с ювенальной юстицией в последнее время почти не слышно.
Если главная цель Клуба - сопротивление, то название, наверное,  подходящее. Но тогда надо отдавать себе отчёт в том, что такая постановка цели направлена на создание условий для формирования, так называемого, негативного класса. Он хорош для разрушения «до основания, а затем…». Я не уверен, что при таком подходе задача «а затем» будет решаться адекватно.
Я придерживаюсь той позиции, что в нашей ситуации надо формировать «позитивный класс», или как уже было сказано, субъект стратегического действия, который способен осуществлять не только реактивные, но и в первую очередь проактивные созидательные действия, направленные на решение задач развития страны.
Мы для решения этой задачи в начале двухтысячных годов инициировали и в течение нескольких лет проводили конкурсную программу «Фабрика инноваций», которая имела неофициальное название «Фабрика интеллектуального спецназа» (в 2004 году было моё одноименное интервью в журнале «Эксперт-Урал»). Пару лет назад мы решили возобновить программу «Фабрика интеллектуального спецназа», но с обновлённой формой и содержанием. Единственная проблема – это отсутствие ресурсов. Я на собственном опыте пришёл к тому же выводу, что и Степан Степанович, что ни государство, ни бизнес на такие проекты денег не даст, поэтому можно надеяться только общественное финансирование.  
 
Второе. Предлагается создать «партию нового типа». Опять, почему бы нет? Но сразу возникают вопросы: А будет ли идеология новой партии значительно отличаться от идеологии других малых партий и общественных движений патриотического направления, да так, чтобы ей отдали предпочтение граждане? Не будет ли продуктивнее поставить задачу объединения всех национально-ориентированных политических организаций вместо дробления электората?
С моей точки зрения, создание новых партий в нынешних условиях практически не решает никакие проблемы за исключением, быть может, узнаваемости их лидеров. Если ставить задачу интеллектуального сопротивления, то партия вряд ли нужна. Вообще говоря, политическая партия должна иметь историческое самоопределение. В этом плане интеллектуальное сопротивление в качестве исторического самоопределения довольно слабая вещь, с моей точки зрения.
Я утрирую, но та публика, которая организует цветные революции по всему миру, партии не создаёт. Их технологии вполне эффективно работают и без создания партийных структур. Сопротивление «цветным революциям» также можно организовать без создания партий, для этого могут быть использованы другие непартийные формы общественных объединений. Мы, например, знаем, что уже создан «Антимайдан».
Если же ставить конструктивные стратегические политические задачи, то, я думаю, надо создавать широкую коалицию национально-ориентированных сил. В то же время, партийное строительство очень длительный и трудоёмкий процесс. Уже нет времени, чтобы строить большую влиятельную партию, т.к. наши геополитические конкуренты ведут весьма активную и целенаправленную работу, направленную на развал страны в возможно более короткие сроки.
Хотел бы подчеркнуть, что я не выступаю против партийного строительства, все цветы должны расцветать, просто надо иметь в виду и другие варианты, чтобы находить основания для сотрудничества.
На мой взгляд, Степан Степанович в одном из недавних выступлений правильно ставил вопрос о формировании сетевой структуры. Правда, не совсем понятно, речь идёт о клубной или партийной структуре. Очевидно, что сетевую структуру можно наполнить разным содержанием и схемами функционирования.  Вот, например, о чём мечтал три года назад  писатель и футуролог Максим Калашников, один из руководителей  "Партии дела" своей статье «Политика в мире постмодерна – это шоу-бизнес и постоянное «дуркование». Цитирую:

"Что делать? Уверен, что рано или поздно до кого-нибудь из промышленников дойдет, что нужно потратить всего несколько миллионов в «зелени», чтобы создать новую социальную сеть. Но не простую «болталку», где пар выпускают и фото вывешивают, а сеть, переплетенную с реалом. Сеть, где ее участники вместе работают в бизнес-проектах, имеют кассу взаимопомощи, совместную охрану своего бизнеса, совместную юридическую защиту, совместный досуг, совместные гражданские акции и свои школы. Соцсеть Дела, настоящий русский джаамат, мафию, сообщество. Зародыш новой русской нации.
К сожалению, мои предложения на советах Партии Дела по сему поводу отклика не нашли. Слишком живы старые стереотипы, есть еще необоснованные надежды на то, что можно, де, построить партию старого типа"
.

Поделюсь нашим опытом. Мы задачу формирования сетевой структуры, но не партии нового типа, а инновационной инфраструктуры нового типа сформулировали 18 лет назад и назвали её социально-инженерным парком. Почему социально-инженерный парк? Социальная или общественная инженерия – это методологическая дисциплина, которая разрабатывает проблемы организации общественных изменений. Первому социально-инженерному парку мы дали имя «Будущая Россия», его домен в интернете Futurerussia.ru, а публичная часть: http://park.futurerussia.ru  
В 2009 году вместо обычного сайта на этом домене была создана специализированная социальная сеть как мощный инструмент для организации совместной исследовательской, проектной и общественно-инженерной деятельности, в первую очередь – проектов развития. Любопытно, что три года назад, прочитав процитированный выше текст Максима Калашникова, я сообщил ему, что нужная им сеть уже существует несколько лет, и они могут ей пользоваться, причём бесплатно, а не за несколько миллионов зелени, он не проявил к этому предложению ни малейшего интереса.
Я об этом говорю потому, что хочу предложить вновь создаваемому клубу и всем коллегам воспользоваться уже имеющимися техническими возможностями существующей сети, чтобы сэкономить ресурсы, главный из которых - время, для решения насущных задач. И что важнее, на одной площадке проще наладить сотрудничество с другими близкими по целям общественными образованиями, ориентированным на национальные интересы страны.
Сказанным я хотел показать, что существует альтернатива политической организации совместной деятельности в виде не политической – социально-инженерной.

Третье. Следующая позиция, по которой считаю необходимым сказать о возможных вариантах, относится к используемому инструментарию. В названии Центра звучит определение «научная политическая мысль», и слово «наука» очень часто встречается в текстах Центра.
Не буду вдаваться в детали, но должен сказать, что существуют и другие подходы к работе с той областью, которую мы обсуждаем, а именно, политика, экономика, государственное строительство и т.д. Во всяком случае, когда всерьёз говорят об экономической науке в традиционном понимании, то это звучит как анахронизм.
Если в двух словах, то научное мышление предполагает, что наблюдаемый объект и наблюдатель не влияют друг на друга, иначе результаты наблюдений и экспериментов не будут воспроизводиться. В так называемых общественных науках это условие, строго говоря,  не выполняется. Поэтому при работе в этих областях мы должны исходить не из научного, а из деятельностного подхода.    Углубляться в эту тему, к сожалению, здесь нет возможности, но хотелось бы, чтобы эти соображения были учтены.

Четвёртое. Наконец, последний важный момент, на котором хотелось бы остановиться. На мой взгляд, центрирование при обсуждении всех проблем на одной персоне, а именно, на главе государстве в условиях реальной политики и методологически не вполне корректно, и практически малопродуктивно. Я бы сравнил такой подход с концепцией депутата Фёдорова о том, что мы живём под оккупацией, но с противоположным знаком. С моей точки зрения, и то и другое как крайние точки зрения являются упрощением, а дело обстоит значительно сложнее. И сложность эта такова, что ни научному, ни, тем более, обыденному сознанию, она не подвластна.
Если коротко, то «всемогущество» главы государства, как у нас, так и в США, между прочим, является иллюзией и уповать только на него, а также «махать шашкой» и приписывать ему ответственность за все проблемы не вполне корректно. Конечно, критический экспертный анализ и публичная критика особенно провальной  финансово-экономической политики нужны, но на профессиональном, а не на эмоциональном и личностном уровне.

Одним из перспективных вариантов мне представляется подход, о котором я говорил на недавнем бизнес-собрании,  организованном Центром Сулакшина, о необходимости создания экспертной площадки высокого уровня для дискуссии между представителями разных взглядов на пути развития экономики с использованием инструментария из области искусственного интеллекта.

Степан Степанович высказывал ранее очень разумную мысль о том, что необходимо определённое время, чтобы организовать сообщество, образно названное ополчением новых Минина и Пожарского. Раз так, то в это время нам надо работать на укрепление страны, и мы несём за это огромную ответственность, так как масса усилий направлена на то, чтобы её ослабить и развалить.

Мне нравится0
Философесса
25.03.2016 21:46:43
Хорошие мысли
Очень хорошие мысли высказал Евгений Павлович.