Вернуться к обычному виду



Е.П.СМИРНОВ, "Конкурентоспособный регион как точка роста конкурентоспособности России".

Е.П.СМИРНОВ, "Конкурентоспособный регион как точка роста конкурентоспособности России". 16.01.2013

«КОНКУРЕНТОСПОСОБНЫЙ РЕГИОН КАК ТОЧКА РОСТА КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ РОССИИ»


Евгений СМИРНОВ, Выступление на конференции «Конкурентоспособность регионов РФ: инновации, инвестиции, партнерство» 30 ноября 2012 года.


Как говорят, «новое – это хорошо забытое старое». К сожалению, приходится вспоминать то, что с чем я выступал семь лет назад на круглом столе РИА «Новости» 9 февраля 2006 года, и журнале «Российская муниципальная практика» №2 / февраль 2006 года, т.к. с тех пор в понимании вопроса конкурентоспособности регионов мало изменилось. Название моего сообщения совпадает с названием проекта инновационного развития регионов, который был нами разработан в 2005 году в рамках рабочей группы Экспертного совета по проблемам инновационной политики при Совете Федерации. Проект был поддержан Советом Федерации и принят Минрегионом в качестве Ведомственной целевой программы. Программа был апробирована на множестве отечественных и международных конференций, одобрена Ассамблеей европейских регионов, которая предложила нам взять один из европейских регионов в качестве пилотного для реализации этой проекта.  К сожалению, тогда ни одна программа Минрегиона из-за позиции министерств экономического блога не была профинансирована.

Почему это я вспоминаю такие древние времена? Дело в том, что упомянутый проект имел принципиально иной подход к понятию конкурентоспособности регионов, чем господствующая до сих пор точка зрения. В этом году промелькнуло сообщение в прессе, что руководство Сбербанка выступило с новым проектом «Конкурентоспособный регион», направленным на улучшение инвестиционного климата в регионах. Когда читаешь недавно выполненные научные работы по конкурентоспособности, узнаешь о новых инициативах бизнеса или власти в отношении повышения конкурентоспособности регионов, улучшения инвестиционного климата, и т.д., лишний раз убеждаешься, все они основаны на экономическом мышлении. Эту проблематику «захватили» экономисты, они защищают диссертации, разрабатывают концепции и программы и т.д. В связи с этим хотел бы напомнить яркое высказывание автора теории постиндустриального общества Гэлбрейта, который в книге «Экономические теории и цели общества» заметил, что экономисты в капиталистическом обществе выполняют ту же роль, что секретари парткомов в Советском Союзе. Вместо коммунистической идеологии у нас господствует экономическая идеология, которая, с одной стороны, строится на экономических теориях без учёта границ их применимости, а с другой – искажает реальную ситуацию в угоду интересов правящего миром наднационального финансового капитала.  

Конкурентоспособность региона — сложное понятие. Поскольку конкуренция между странами в современном мире происходит в основном не в материальной сфере, а в области идей, проектов, стратегий, воздействия на сознание, то уже само определение конкурентоспособности как идеального понятия становится инструментом в конкурентной борьбе.

Вот как люди с экономическим мышлением определяют конкурентоспособность. М.Портер определил конкурентоспособность государства как производительность, которая понимается как эффективное использование рабочей силы и капитала и результируется в величине национального дохода на душу населения.
В материалах института «Евроград» понятие территориальной конкуренции в условиях глобализации базируется на теории конкуренции предприятий, понимаемой как соревнование между предприятиями, которые поставляют товары на один и тот же рынок. В этих терминах конкуренция территорий определяется как соревнование между регионами и городами в их стремлении «завоевать» различные группы потребителей местных ресурсов и условий жизнедеятельности.

Такой узко экономический подход не учитывает всей совокупности политических, социальных, культурных и прочих связей внутри государства. С чисто экономической точки зрения значительная часть регионов России вряд ли в обозримой перспективе станет конкурентоспособной.
Хотя аналогия между социальными и биологическими ресурсами очень условна, все же напрашивается аналогия с человеческим организмом, который, как и страна является целостной структурой. Можно с таким же успехом говорить, что органы человека конкурируют между собой за жизненно важные ресурсы (кровь, кислород и т.д.). Только в больном организме раковая опухоль поглощает чужие ресурсы и разрастается за счет этого, приводя организм к гибели.
По аналогии неконтролируемая конкуренция за ресурсы между регионами может привести к их истощению и ослаблению страны в целом.
Принципиальное отличие нашего подхода к конкурентоспособности регионов, который я бы назвал целостным, состоит в том, что в нормально развивающейся стране между регионами в первую очередь должны развиваться отношения кооперации, направленные на повышение конкурентоспособности страны как целого.

Что следует из этого подхода?
Важнейшей формой конкуренции — правда, не прямой, а косвенной — является конкуренция в области эффективности организации и, в частности, эффективности организации власти. Таким образом, ведущей формой конкурентоспособности регионов является конкурентоспособность региональной власти. Именно она дает наибольший вклад в конкурентоспособность страны в целом.
Если брать примеры отдельных регионов, то для Чечни или Ингушетии не имеет принципиального значения, какое количество тысяч тонн нефти или какого-то другого продукта там произведено. Но ключевым для конкурентоспособности России является наличие эффективной местной власти, которая способна обеспечить достойную и стабильную жизнь на южных границах России.

Каким же должно быть понятие конкурентоспособности региона? Оно, на наш взгляд, должно основываться не на теории конкуренции предприятий, у которых, как мы знаем, одна главная функция — получение прибыли, а на понятии конкурентоспособности страны. С этим понятием также не все просто. Обычно говорят об экономической конкурентоспособности, то есть способности товаров, произведенных в стране, конкурировать на мировых рынках. Если говорить о России, то для большинства товаров, произведенных у нас (кроме, может быть, нефти и газа), нет шансов конкурировать с массовой продукцией, произведенной в Америке, Европе, Японии, Китае. Но если мы будем рассматривать понятие конкурентоспособности страны и регионов не только в экономическом аспекте, а в многомерном пространстве, которое включает в себя еще и общественно-политическое и культурно-историческое измерения, то у нас есть все шансы стать конкурентоспособными по отношению к самым экономически развитым странам мира.

Что же касается экономической конкуренции регионов за ресурсы, она, конечно, объективно существует, но при наличии кооперации является не ключевым, а как бы естественным вспомогательным механизмом, позволяющим обеспечить надлежащий уровень качества управления экономикой региона. В определенном смысле она утверждает некоторую квалификационную норму для региональных руководителей.
Чтобы определить понятие региональной конкурентоспособности, необходимо решить:
- кто с кем конкурирует;
- на каком плацдарме происходит конкуренция;
- в чем состоит конкуренция.

Говорят, что в условиях глобализации регионы становятся игроками на мировом пространстве и конкурируют с регионами других стран. Регионы вынуждены конкурировать с федеральной властью и с другими регионами за ресурсы, в том числе и за экономические ресурсы.
На самом деле, такую конкуренцию особенно в условиях присоединения России к ВТО при сохранении нынешней политики можно считать заранее проигранной, т.к. конкуренция происходит не с регионами или даже странами, а поверх них с транснациональными монополиями и наднациональными структурами, которые благодаря своим ресурсам и управленческим технологиям переиграют не то чтобы любой российский регион, а уже переиграли свои государства. В результате чего, например, в США властная государственная  верхушка являются ставленником финансового капитала, а Россия – ограниченный суверенитет. 

Частью российских регионов управляют администрации, которые являются ставленниками финансово-промышленных групп, поэтому и международная конкуренция в этом случае идет не между регионами, как это нам благообразно представляют, а между транснациональными корпорациями и местными зачастую компрадорскими бизнес-группами, которые свои интересы ставят выше интересов регионов и стран.

Что могут сделать в таких условиях российские регионы, конечно, при условии, что ими руководят национально-ориентированные лидеры? Кардинальным образом повысить свой управленческий и организационный уровень, т.е. уровень организации власти, о котором говорилось выше, в том числе уровень своей договороспособности, кооперации между собой, с федеральной властью, с бизнесом и населением.  

Одной из основных целей является поиск уникальных ресурсов развития для регионов и на этой основе формирование и реализация проектов в общественно-политической, экономической, технологической и других сферах, ведущих к повышению конкурентоспособности регионов в контексте решения проблемы повышения конкурентоспособности страны. Об этом мы достаточно много писали в работах и документах по проекту «Конкурентоспособный регион как точка роста конкурентоспособности России», поэтому я скажу об этом только тезисно.

 Проект планировалось развернуть по следующим направлениям:
• конкурентоспособность региональной власти внедрение эффективных механизмов административного управления и модернизация властных структур, формирование базовых мобилизационных идей для территории
• общество и человеческий потенциал региона инициирование процессов самоорганизации общества в регионе, развитие человеческого потенциала, разработка стратегии обеспечения экономической и социальной привлекательности региона, повышение уровня жизни путем реформирования социальной сферы, образования и здравоохранения
• бизнес и системы организации хозяйства в регионе выявление специализированных (максимально конкурентоспособных) областей бизнеса и сфер инновационного развития, проведение политики по продвижению данного бизнеса в другие регионы и на международный рынок, а также включению региональных бизнес-структур в реализацию приоритетных национальных проектов.
Помимо поиска новых возможностей и выработки стратегии развития для территорий, решается задача формирования механизма координации между региональными администрациями и федеральными органами государственной власти при реализации значимых проектов развития регионов России.

 Здесь я остановлюсь лишь на одном аспекте, который несколько лет назад еще не проявился, а именно о том, что ситуация в стране и мире перешла в состояние высокой политической, экономической и военной нестабильности, которая формируется в значительной мере искусственно.      
Базовой  функцией руководства региона и страны в целом является определение целей устойчивого развития и формирование стратегии управления, обеспечивающей их достижение. Решение этих задач принципиальным образом усложняется, если иметь в виду колоссальное усложнение задачи согласования всех аспектов развития кооперирующихся регионов (пространственных, отраслевых, и других)  не только между собой, но и с  различными федеральными программами.

Регионы, да и центр просто не располагают таким инструментарием, взять хотя бы такую относительно простую задачу, как выработка концепции пенсионной реформы, которая требует оптимизации по большому числу параметров и решению обратных в математическом смысле задач. Вдобавок к этому в последние годы наблюдается снижение эффективности даже имеющегося арсенала стратегического прогнозирования и планирования, используемого для управления экономикой регионов. Средства этого арсенала, наработанные в период стабильного развития мировой экономики, оказались неадекватны современным условиям нестабильного развития. Выявилась потребность в новых и надежных средствах, позволяющих определить такой «коридор» устойчивого экономического развития, в границах которого гарантирован реальный успех вне зависимости от возможных колебаний внешних факторов.

Для удовлетворения указанной потребности нами разработан и апробирован принципиально новый инструментарий, основанный на технологиях прикладного искусственного интеллекта, частью которого является технология моделирования, предназначенная для определения реальных границ развития региональной экономики, стратегического и оперативного планирования, разработки оптимального годового бюджета, а также оптимизации налоговых и др. мер воздействия на экономику региона. Созданные с использованием данной технологии компьютерные модели позволяют выявлять условия достижения желаемых значений ключевых показателей и определять действия, препятствующие возникновению неблагоприятных ситуаций.
Базовая часть модели строится на основании региональных статистических данных и подтвержденных этими данными экономических зависимостей. При этом используется многолетний опыт, накопленный при создании моделей разного уровня: национальной экономики в целом, производственных комплексов различного назначения и масштаба и др.  Базовая часть модели может дополняться множеством подмоделей, отражающих прогнозные представления экономистов и управленцев о возможных сценариях развития экономики, что позволяет в игровом режиме вырабатывать управленческие решения, касающиеся структурных и бюджетных параметров экономики. 

Успех и эффективность моделирования обеспечивается использованием новейших подходов к обработке информации. Эти подходы обеспечивают уровень обоснованности, достоверности и качества прогнозов, недоступный традиционным математическим методам, которые плохо работают в условиях неполноты и неточности используемой информации, погрешности статистически данных и прогнозной недоопределенности, характерных для реальной экономики.

Внедрение предлагаемых компьютерных моделей, не имеющих близких аналогов в мире, дает возможность значительно повысить обоснованность управленческих и экономических решений, обеспечивает решение задач, постановка которых раньше была принципиально невозможна,  и за счет этого позволяет выйти на новый уровень эффективности и конкурентоспособности региона. Благодаря более качественной прогнозной оценке, учитывающей всё множество возможных решений, а также за счёт возможности решения сложных нестандартных задач, финансовый эффект от внедрения данного инструментария при его грамотном применении может достичь  нескольких процентов бюджета региона при сравнительно малых затратах на разработку моделей. Используемый нами инструментарий успешно прошел практическую проверку в работах по заказам Счетной палаты РФ, в экспериментальных моделях экономик Казахстана, Беларуси, Болгарии, отдельных регионов России и в ряде других работ.
В заключение замечу, что компьютерное моделирование при всей его важности и уникальности технологии является лишь составной частью более общей синтетической методологии объединяющей научную, проектную и социально-инженерную парадигмы.


Возврат к списку


Чтобы оставить комментарий к этой новости, необходимо зарегистрироваться