Вернуться к обычному виду



А.В.Саверский. "О недопустимости рыночного регулирования в медицине".

А.В.Саверский. "О недопустимости рыночного регулирования в медицине". 27.12.2015 21 декабря в Государственной думе состоялось пленарное заседание Экспертного совета фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" на тему "Социально-экономическая политика: пути выхода из кризиса".
Одними из самых интересных, на наш взгляд, были выступления, посвящённые здравоохранению.
 Предлагаем познакомиться с презентацией Президента «Лиги пациентов»,члена Экспертного совета при Правительстве РФ, Общественного совета и Этического комитета при Минздраве РФ А.В.Саверского "О недопустимости рыночного регулирования в медицине"
и его обращениями по этому вопросу к Президенту РФ В.В.Путину.



А.В.Саверский. "О недопустимости рыночного регулирования в медицине". 


"О недопустимости рыночного регулирования в сфере медицинской помощи". 


"О проблемах медицинского страхования"


Стенограмма всего заседания:

С Т Е Н О Г Р А М М А

 

ПЛЕНАРНОГО ЗАСЕДАНИЯ

Экспертного совета фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ"

 

Здание Государственной Думы. Малый зал.

21 декабря 2015 года. 11 часов.

 

 

Список участников пленарного заседания, выступивших с докладами:

Миронов Сергей Михайлович - Председатель  партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ», Руководитель фракции  «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» Государственной Думы ФС РФ.

стр.

4-5

Емельянов Михаил Васильевич  - Первый заместитель  руководителя фракции  «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ»,  Председатель Экспертного совета фракции.

стр.

5-5

Некипелов Александр Дмитриевич - Академик РАН, директор организатор Московской школы экономики МГУ.

стр.

5-9

Перчан Андрей Виленович   - аудитор Счетной палаты РФ.

стр.

9-14

Бабкин Константин Анатольевич - Президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш», сопредседатель «Московского Экономического Форума»

стр.

14-17

Ушаков Дмитрий Владимирович - депутат фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Государственной Думе; Член комитета ГД по бюджету и налогам.

стр.

17-22

Брячак Михаил Васильевич  -  депутат фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Государственной Думе; первый заместитель председателя комитета ГД по транспорту.

стр.

22-25

Гартунг Валерий Карлович - депутат фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Государственной Думе; Первый заместитель председателя комитета ГД по промышленности.

стр.

25-27



Широв Александр Александрович – заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

стр.

27-29

Ершов Михаил Владимирович — главный директор по финансовым исследованиям Института энергетики и финансов.

стр.

29-31

Митяев Дмитрий Аркадьевич – Президент Центра системного прогнозирования.

стр.

31-34

Хованская Галина Петровна   -    депутат фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Государственной Думе; председатель комитета ГД по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству.

стр.

34-38

Андрианов Константин Николаевич – Заместитель директора Института нового индустриального развития.

стр.

38-41

Никандров Николай Дмитриевич – доктор педагогических наук, профессор, экс-Президент Российской академии  образования.

стр.

41-46

Улумбекова Гузель Эрнстовна - Председатель Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования, д.м.н..

стр.

46-49

Сорокина Елена Леонидовна    -   заместитель председателя Комиссии по совершенствованию системы здравоохранения РФ   Экспертного совета фракции «Справедливая Россия», к.э.н.

стр.

49-56

Саверский Александр Владимирович-  Президент «Лиги пациентов», член Общественного совета и Этического комитета при Минздраве России.

стр.

56-61

Расторгуев Валерий Николаевич - доктор философских наук, профессор факультета философии МГУ.

стр.

61-64

Старостин Сергей Алексеевич – доктор юридических наук, профессор кафедры административного права Московского государственного университета им.О.Е.Кутафина.

стр.

64-65

Новиков Александр Анатольевич – главный редактор журнала «Наша Власть-дела и люди» - член секции Совета по избирательному законодательству и практике проведения выборов.

стр.

65-67

Зубец Алексей Николаевич — д.э.н., зав. кафедрой прикладной социологии Финансового Университета при Правительстве РФ.

стр.

67-73

Кочетов Валентин Васильевич - профессор МГТУ им. Н.Э.Баумана

стр.

73-78

Доронин Сергей Александрович — Депутат фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", Заместитель председателя комитета Государственной Думы по аграрным вопросам.

стр.

78-81

Литвиненко Владимир Анатольевич - Профессору кафедры финансов и кредита Российского государственного торгово-экономического университета

стр.

81-86

Литвиненко Артур Владимирович - Доцент Университета машиностроения

стр.

86-90

Кирочкини Виктор Алексеевич — Председатель экспертного Совета по госрегулированию в торговле НП СРО «Национальный Союз мясопереработчиков».

стр.

90-92

Абрамов Михаил Давыдович — вице-президент ЭАЦ «Модернизация», к.т.н.

стр.

92-94

Цымбал Виктор Иванович — помощник депутата, Члена комитета Комитета ГД по энергетике.

стр.

94-95

Емельянов Михаил Васильевич  - Председательствующий. Заключительное слово.

стр.

95

 

 

 

 

 

 

Председательствует первый заместитель руководителя фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" М.В. Емельянов.

Миронов С.М. Уважаемые коллеги, всем доброе утро.

Я рад приветствовать членов и экспертов нашего экспертного совета.

Мы с вами по доброй традиции сегодня подводим итоги нашей совместной работы в уходящем году, ну и конечно же, в преддверии наступающего Нового года мы с вами будем говорить о наших планах на будущий год.

Будущий год 2016-й - это год выборов депутатов Государственной Думы. В этой связи для нашей партии, для нашей фракции важно, чтобы в грядущих планах были учтены наши программные наработки, которые изложены в программе нашей партии.

Мы на съезде, который пройдет в два этапа, и первая часть съезда, вероятно, будет в конце апреля, будем утверждать нашу предвыборную программу, и мы рассчитываем на то, что многие идеи предложения будут сформулированы именно членами экспертного совета.

Я хотел бы отметить, что за последние два года благодаря успешной работе экспертного совета более половины всех законодательных инициатив, с которыми выступила фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", были подготовлены при участии непосредственном и по инициативе зачастую именно членов экспертного совета.

В этой связи мне представляется, что в целом работа экспертного совета заслуживает положительной оценки, я надеюсь, сегодня мы об этом тоже поговорим и услышим различные точки зрения, и я бы хотел пожелать более даже еще эффективной и позитивной работы в наступающем новом году.

Тема у нас сегодня "Социально-экономическая политика. Пути выхода из кризиса". Ну безусловно, мы реалисты, и отдаем себе отчет, что в результате даже такого мозгового штурма, который сегодня состоится в этих стенах, наверное, может четко не определим конкретные пути выхода из кризиса, но свою оценку тому, что сегодня делает или не делает правительство, я думаю, мы вправе дать, в том числе и дать те или иные рекомендации.

По итогам нашего заседания я подготовлю обращение к руководству страны, где изложу суммарно все наши предложения, те идеи, которые, уверен, сегодня здесь прозвучат.

Я это обращение направлю как Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину, так и председателю правительства Дмитрию Анатольевичу Медведеву.

Уважаемые коллеги, я поручу вести заседание нашего экспертного совета моему первому заместителю руководителя фракции Михаилу Васильевичу Емельянову.

Я сразу хочу принести извинения, где-то около часа я побуду, первые выступления послушаю, сегодня начало пленарной недели в Государственной Думе, завершающей недели в осенней сессии, и мне дальше надо будет работать по плану, поэтому я, когда наступит время, покину заседание, ну а вы продолжите, я не сомневаюсь, успешно и эффективно работу.

Итак, уважаемые коллеги, начинаем нашу работу.

Для ведения экспертного совета я слово передаю Михаилу Васильевичу Емельянову. Пожалуйста.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, начинаем нашу работу.

Ну что же, год, который прошел, был весьма сложный, сложный прежде всего в экономической и социальной плоскости. К сожалению, ситуация усугублялась тем, что правительство и Центральный банк, наши экономические власти не только не помогали выходу из кризиса, а зачастую усугубляли его. Мы всё это с вами обсуждали на сессиях. Высокая ключевая ставка, неоправданно высокая, которая сжимает денежные предложения и делает кредиты очень дорогими.

... политика Минфина, которая опять же снижает потребительский спрос, вслед за ними инвестиционный, конечно, способствовали не столько росту, сколько спаду российской экономики. Отсюда падение реальных доходов населения, уровня жизни.

И исходя именно, вот эти ключевые проблемы мы обсуждали с вами на наших секциях, и сегодня я предлагаю их тоже поставить в центр внимания.

Но прежде всего я хотел бы предоставить слово Некипелову Александру Дмитриевичу, академику Российской академии наук, директору, организатору московской школы экономики МГУ, для того чтобы Александр Дмитриевич обрисовал общую ситуацию в экономике и то, как он видит пути из кризиса.

Пожалуйста, Александр Дмитриевич.

Некипелов А.Д. Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемый Михаил Васильевич, уважаемые участники заседания Экспертного совета!

Для меня несколько неожиданно выступление первым здесь, на заседании. Я хотел сказать, что думаю остановиться на особенностях макроэкономической политики и возможности внесения здесь изменений. Ситуация в экономике представляется в общем серьёзная. Мы все хорошо знаем, с какими сложными проблемами сталкивается реальный сектор экономии, какие серьёзные проблемы существуют в банковском секторе экономики. И некоторые вещи являются, ну хорошо известными. Вот Михаил Васильевич справедливо упомянул проблему высокой процентной ставки. Никто в общем не отрицает, и власти не отрицают, и Центральный банк не отрицает того факта, что высокая процентная ставка является препятствием для развития, нормального развития экономики. Дискуссии идут о другом, можно ли её снизить и как быстро её можно снизить.

Мы хорошо помним, что Центральный банк, ну соответствующие заявления были сделаны раньше, но реально с прошлого года начал реализовывать линию на переход к плавающему курсу и при этом заявил о необходимости таргетирования инфляции. Вот здесь есть три момента. Вот что касается перехода собственно к плавающему курсу, это, мне кажется, решение было правильным, потому что сохранение системы валютного коридора, что является разновидностью, мягкой разновидностью фиксированного курса рубля в общем было просто сложно поддерживать, не растрачивая очень быстро валютные резервы.

Что касается таргетирования инфляции, то вот здесь есть существенные сомнения насчёт правильности поставленной цели, но не говоря о том, что этой цели, как мы знаем, никак добиться не удаётся. Поэтому как бы таргетирование инфляции трактуется, как недавно Привалов сказал в своём комментарии на "Россия-24": таргетирование трактуется как желание, а не как вот необходимость  достижения соответствующих показателей.

Так вот здесь, в условиях нашей экономики, которая... мы много любим говорить о её деформированном характере и правильно говорим, в условиях нашей экономики, которая очень сильно зависит от внешних связей, игнорирование валютного курса и игнорирование процентной ставки в рамках денежно-кредитной политики это в общем достаточно сомнительно. Конечно, из теории известно, что строго таргетировать можно только один показатель, но можно проводить денежно-кредитную политику таким образом, чтобы добиваться оптимального сочетания нескольких показателей. И соответствующим образом подстраивая меры Центрального банка.

Ну и, наконец, третья проблема здесь, связанная с денежно-кредитной политикой очень серьёзная заключается в том, что мы в начале там, в 2006 году отказались полностью от валютных ограничений, в том числе вот ограничений по текущим статьям, по капитальным статьям платёжного баланса. Иными словами у нас нет никаких ограничений на  движение, в том числе прежде всего краткосрочного, спекулятивного капитала. И вот если посмотреть на нашу статистику, то мы увидим, что все последние годы и вплоть до настоящего времени у нас существует актив по текущим статьям платёжного баланса, то есть экспортируем мы больше, чем импортируем. Но одновременно у нас наблюдался и наблюдается всё ещё, хотя в этом году несколько сократился отток капитала из страны. И определённую часть этого оттока и такую как раз дестабилизирующую часть составляет движение краткосрочных средств.

Мы отказываемся от введения каких-либо ограничений в этой области. Об этом неоднократно заявлял и президент, и премьер, не говоря уже о руководителях Центрального банка. Но, с моей точки зрения, это очень странная позиция в условиях, когда страна переживает столь серьёзные проблемы.

Понятно, что когда ситуация благополучная, то никакой необходимости вводить такого рода ограничения нет. Хотя мы, видимо, очень поспешно отменили в своё время, была тоже дискуссия, нам часто говорят, что введение ограничений - это противоречит принципам рыночной экономики и так далее. На самом деле во многих странах такие ограничения существуют, они существуют и в Китае, чья валюта сейчас уже становится, несмотря на эти ограничения, резервной и так далее. Существуют методы достаточно мягкие, изобретённые не нами, типа налога Тобина и различных его разновидностей, которые используются для того, чтобы ограничить поток спекулятивного капитала, не исключить его полностью, но ограничить его такими масштабами, которые не оказывали бы дестабилизирующее воздействие на экономику.

Почему этот вопрос, на мой взгляд, сегодня имеет принципиальное значение? Он имеет принципиальное значение потому, что при сохранении свободы движения по капитальным статьям платёжного баланса Центральный банк, действительно, не может ускорить процесс снижения процентной ставки. Он не может ускорить процесс снижения процентной ставки, потому что существует огромный риск, а я бы даже сказал, просто уверенность в том, что быстрое снижение процентной ставки приведёт как к усилению ухода в валюту, ну, и я-то придаю меньшее значение, но отчасти и инфляционные процессы тоже будет стимулировать. Но главное, что опасность ухода в валюту, а уход в валюту это есть одна из форм экспорта капитала, вывоза капитала, потому что хозяйствующие субъекты инвестируют в иностранный актив, каковым в данном случае является иностранная валюта.

Значит, когда предлагается вводить ограничение валютное, то это делается не для того, чтобы ограничить принципы свободной рыночной экономики и так далее, это делается из сугубо прагматичных соображений. И суть заключается именно в том, что при ограничении, при введении этих ограничений появляется возможность достаточно быстро снизить процентную ставку, не опасаясь резкого увеличения оттока... и так достаточного значительного оттока капитала из страны.

Вот Я просто предлагаю вам вспомнить 1998 год, ситуацию после дефолта. Катастрофическая ситуация в стране, которая, вообще говоря, была несопоставимо более серьёзная, чем та, с которой мы столкнулись в 2015 году. И вот вспомните, что правительство Примакова и Центральный банк, возглавляемый Геращенко, за два с половиной месяца решили основной круг проблем, и экономика уже в декабре 1998 года перешла, начала расти. С декабря 1998 года начался рост в экономике.

Мы уже больше года находимся вот в таком состоянии, которое, ну, может быть, со мной кто-то не согласится, но мне кажется, и обращаясь к данным статистики, а главное к общению с представителями реального сектора экономики, мы находимся в ситуации, которая ухудшается. И, к сожалению, конца этому не видно.

А ведь в условиях... Причём надо понимать, что там введение ограничений по капитальным статьям, оно не предотвратило бы снижение курса рубля. Курс рубля действительно снизился бы из-за фундаментальных причин. Ну, во-первых, это снижение было бы не таким значительным. А самое главное, резко сократилась бы волатильность.

Нам сейчас тоже иногда говорят о том, что волатильность сократилась. Ну да, по сравнению с декабрём прошлого года, когда в два раза курс прыгнул в течение одного дня, она сократилась, но мы ведь живём сейчас в условиях от 60 до 70 и даже больше, как мы сейчас видим. Это крайне высокая волатильность рубля, которая, вообще-то говоря, делает очень серьёзным, создаёт очень серьёзные проблемы для хозяйствующих субъектов наряду с теми, которые создаёт высокая процентная ставка, не дающая доступа к кредитам не только под долгосрочные проекты, об этом почти речи нет, а которая не даёт доступа к кредиту для финансирования оборотного капитала. То есть для ведения нормальной хозяйственной деятельности.

Вот в этих условиях у вас подготовлен хороший доклад очень по предложениям по бюджету 2016 года. Там я с очень многими, практически с большинством предложений готов согласиться. Но я хотел бы сказать одно, что, к сожалению, в условиях такого подхода к денежно-кредитной политике, вот по макропоказателям финансовым трудно что-либо серьёзно изменить.

Правительство идёт на дефицитное финансирование, дефицит составляет довольно значительную, а по сравнению с нашим опытом так просто огромную величину. В этом смысле делается... Ну, как распределить конкретно и так далее, у вас там много, где немножко больше можно собрать, но это кардинальным образом, это кардинальным образом не может изменить вот именно макроэкономическую ситуацию. Её может изменить только переход экономики в режим роста, а для этого необходимо создать условия для доступа к денежным ресурсам хозяйствующих субъектов.

Что происходит в жизни? И я на этом закончу. 

В жизни происходит следующее. Вводить ограничения мы не хотим, мы так занимаем пуристскую такую позицию сторонников свободной рыночной экономики. Но на деле мы постоянно вводим значительно худшие ограничения. Мы полагаем, что можно экспортёров просто, поскольку их не так много, которые обеспечивают основной приток валюты в страну, что им можно, я прошу прощения, наверное, за не парламентское выражение, им можно выкрутить руки, и они без всякого введения правил об обязательной продаже валютной выручки, будут всё продавать на валютном рынке.

Мы полагаем, что можно не вводить ограничения по открытой позиции валютной для банков, достаточно, чтобы Центральный банк просто послал своих представителей, которые бы там наблюдали и не давали бы действовать некорректно.

Мы, правда, не очень объясняем, а что же делать с обменом валюты, со спекуляциями на валютном рынке, со спекуляциями на фондовом рынке, потому что туда, к сожалению, представителей не пошлешь и не договоришься с участниками этих рынков.

Но самое главное, что мы под лозунгом приверженности к рыночной экономике уже перевели её в режим ручного управления, а это, к сожалению, во-первых, и далеко не самый эффективный способ управления, хотя в определенных ситуациях методы ручного управления могут и бывают оправданными, но когда мы скатываемся уже целиком и в сфере производственной, и в сфере финансовой, мы скатываемся в такой режим, то вот тогда мы действительно деформируем и рыночную экономику, и крайне затрудняем перспективы выхода страны из кризиса. Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо, Андрей Дмитриевич.

Наш Экспертный совет очень тесно взаимодействует со Счётной палатой, мы активно используем те заключения, которые делает Счётная палата.

И я хотел бы предоставить слово аудитору Счётной палаты Перчяну Андрею Виленовичу.

Пожалуйста, Андрей Виленович.

Перчян А.В. Большое спасибо за предоставленную возможность выступить.

Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемый Михаил Васильевич, уважаемые коллеги!

В Счётной палате мне поручено возглавлять направление деятельности, которое контролирует Центральный банк, – кредитно-финансовые организации и состояние финансовых рынков.

Ну вот уже два с лишним года я занимаюсь контрольной деятельностью и могу сказать, в прошлой жизни я был промышленником, я работал директором больше 20 лет, и мне можно делать выводы как бы и в этой ипостаси, могу совершенно точно сказать, что вот в этих проверяемых областях существуют огромные резервы для проведения эффективной антикризисной политики, ну и вообще для создания возможностей для развития экономики.

В нынешнем 2015 году мы проводили целый ряд проверок, которые прямо связаны с тематикой сегодняшнего обсуждения. Хотел бы отметить наиболее принципиальные результаты этой работы.

Прежде всего, мы регулярно, дважды в год, делаем анализ сначала проекта денежно-кредитной политики и потом анализ её реализации по итогам года. Сегодня уже эта тема была затронута, я думаю, она будет звучать во многих выступлениях. Ну и мы тоже присоединяемся к тем тезисам, которые уважаемый господин Некипелов высказывал. В области денежно-кредитной политики заложено много проблем, которые как раз не позволяют нормально развиваться реальному сектору экономики.

Ну, отмечаем, что проведение умеренно жесткой денежно-кредитной политики связано с поддержанием процентных ставок на достаточно высоком уровне, со снижением показателей прироста денежной массы и кредитования экономики, в сочетании с действием негативных внешних факторов это ограничивает возможность улучшения экономической динамики.

В этой же связи Счётная палата подчеркивает в своих отчётах, что в сложившихся условиях большое значение имеет согласованность проводимой правительством и Банком России политики, чтобы цель Банка России в рамках режима таргетирования инфляции и применяемые им инструменты не препятствовали экономическому росту.

Между тем, мы этой согласованной политики на сегодняшний день не всегда видим. Если правительство в своем прогнозе, к примеру, на 2016 год говорит о восстановлении экономического роста, то Банк России ожидает продолжения спада, ну и соответственно, это отражается на принимаемых ими мерах.

Надо отметить, что законодательство предусматривает участие Банка России в разработке прогноза социально-экономического развития, ну вот порядок согласования прогнозов Банка России и правительства в законодательстве не обозначен четко. Поэтому мы вот этой выработки общей позиции не наблюдаем.

Полагаю, что важные вопросы о проведении правительством и Банком России такой согласованной экономической политики требует принятия соответствующих законодательных решений.

Ещё одно крупное мероприятие, которое связано с темой сегодняшнего заседания, комплексный анализ выполнения планов по развитию в России международного центра.

Эта амбициозная задача была поставлена ещё в 2009 году, была разработана "дорожная карта", и мы проверили в этом году, насколько успешно мы двигались по этому направлению.

И вот какой парадокс. По достигнутым показателям, которые были поставлены, как критерии успешности реализации программы, можно вообще-то делать вывод о том, что программа реализуется успешно. Ну вот по основным итогам и тем параметрам, которые можно считать объективными, мы видим другую картину.

Вместо привлечения значительных объёмов иностранных инвестиций Россия в прошлом году поставила рекорд за всю историю вот новой России за 20 с лишним лет по оттоку капитала. В рейтинге международных финансовых центров город Москва, как потенциальный финансовый центр, как была, так и остаётся на последних строчках. Хотя, например, хорошо нам знакомая и любимая Алма-Ата за это время успела попасть на середину этого списка, намного опередив Москву, хотя начали они заниматься гораздо позже.

В 2012 году рубль использовался в международных платежах через систему "Свифт" в два раза чаще, чем юань. Сегодня использование рубля сократилось, а использование юаня расширилось в девять раз, и сегодня уже в шесть раз юань опережает рубль по объёму международных платежей.

Но главный-то вопрос, конечно, заключается в другом: чего ради инвесторы и финансисты должны выбрать именно наш, а не любой другой финансовый центр.

Мы видим, что отток капитала из России свидетельствует о том, что баланс риска и прибыли в нашей стране неблагоприятен для инвестиций. Даже для тех финансовых ресурсов, которые поступают от экспорта сырья, мы сегодня не можем предложить конкурентоспособные условия инвестирования, привлекательные проекты для инвестиций, и эти деньги уходят за рубеж и там находят себе применение.

Поэтому ключевой задачей и для выхода из кризиса, и для дальнейшего развития экономики должно стать создание выгодных условий для инвестиций. И любой антикризисный план, любая мера должны помимо всего прочего давать ответ на простой вопрос: сделают ли они выгодными инвестиции в России.

Все направления деятельности Счётной палаты участвовали в контроле  реализации антикризисного плана правительства. Мы давали подробный отчёт в Государственную Думу. И поэтому смысла повторять основные выводы, наверное, нет. Но вот что касается нашего банковского направления.

Нам было поручено, в первую очередь, отследить размещение, использование тех средств, которые были направлены на докапитализацию банковской системы. Первоначально на это выделялся 1 триллион рублей, но потом часть средств была переориентирована на другие секторы экономики, и в результате за банками осталось 860 миллиардов рублей. Мы изначально понимали, что конечная цель была не в том, чтобы дать деньги банкам, а в том, чтобы эти деньги дошли до реального сектора. Эта задача, к сожалению, до сих пор не решена.

Проведённые в ряде банков контрольные мероприятия показали, что их действия по наращиванию кредитного портфеля носят пока формально-статистический характер. Фактически средства направляются не на развитие производства, а на цели поддержания краткосрочной ликвидности предприятий и организации реального сектора либо на рефинансирование ранее заключённых кредитных договоров. Наблюдаем мы и случаи предоставления этих средств в качестве краткосрочных кредитов субъектам Федерации, довольно значительные суммы, около 20 процентов, идут на эти цели.

Есть достаточно большой объём средств, которые используются для покупки ценных бумаг на вторичном рынке, но это бессмысленно для экономики и с точки зрения развития предприятий совершенно ничего не даёт. А вот на инвестиционные проекты, мы с большим усердием искали всё то, что только может быть отнесено к инвестиционным проектам, проектам развития, мы обнаружили, что только 2,5 процента денег используется для этих целей.

 Причина связана с тем, что, в общем-то, мы наблюдаем и в других наших мероприятиях. Ну во-первых, эти средства были предоставлены банком на достаточно жестких условиях, они дорогие и поначалу даже не все хотели их брать, пришлось менять условия для многих финансовых институтов. При этом рентабельность реального сектора остается достаточно низкой по сравнению со стоимостью финансовых ресурсов, большинство предприятий не могут брать кредиты на этих условиях и это не позволяет в полной мере реализовать потенциал от вливания в экономику такой крупной суммы, которая была выделена.

Большое значение с точки зрения выхода из кризиса имеет состояние экономики регионов. Интересные результаты показала проверка кредитования коммерческими банками субъектов Российской Федерации. Мы проверили два крупнейших наших банка Сбербанк и ВТБ, и шесть регионов России.

Проверка показала, что существенный рост объёмов госдолга субъектов Российской Федерации долга муниципальных образований, который наметился в последние годы, оказывал негативное влияние на устойчивое развитие экономики, социальную стабильность государства и причиной этого была в первую очередь долговая политика Минфина. Вот мы с её корректировкой в 2012 году, когда произошло ужесточение условий предоставления регионам в различных формах финансовой поддержки, мы наблюдаем, что резко начали расти заимствования у коммерческих банков.

Возросший уровень долговой нагрузки обусловил необходимость мер по замещению коммерческих кредитов бюджетными. Сегодня мы смотрим, как это пытается сделать правительство, но мы считаем, что здорово, вообще-то, время упущено.

Председательствующий. Андрей Виленович, извините.

Перчян А.В. Я заканчиваю, я понял.

В 2016 году планируем проводить около трех десятков проверок по различным направлениям. В поле зрения попадет Внешэкономбанк, Агентство по страхованию вкладов, в Центральном банке будем проводить проверку, которую проходят раз в три года, очень серьезную. Поэтому надеемся, что результаты нашей работы будут полезны для, в первую очередь, депутатского корпуса при их законодательной деятельности. Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Уважаемые коллеги! У нас присутствуют представители правительства, Минфина, Минэкономики, если коллеги захотят выступить, то мы с удовольствием предоставим им слово.

Наш экспертный совет активно работает и с другими экспертными сообществами, которые близки нам по духу и здесь, прежде всего, я хотел бы выделить Московский экономический форум. Многие эксперты Московского экономического форума являются одновременно членами нашего экспертного совета.

Поэтому я предоставляю слово сопредседателю Московского экономического форума Бабкину Константину Анатольевичу.

Нам особенно важно, что Константин Анатольевич является одновременно и представителем реального сектора экономики. Он президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники.

Пожалуйста, Константин Анатольевич, вам слово.

Бабкин К.А. Уважаемые присутствующие!

Ну уже сказано много, сказано то, что нас всех не устраивает современное состояние нашей экономики. При этом между строк звучит постоянно мысль о том, что потенциал у нашей страны огромный, у нас есть всё для развития в отличие, например, от Китая, где, например, нет нефти, где существует проблема, например, с перенаселенностью, стареющее население. У нас никакой перенаселенностью не пахнет. В Китае, кстати, каждый клочок земли распахан, нет уже земли для расширения, для сельского хозяйства, у нас тоже такой проблемы нет.

Рынок они захватили, ну свой контролируют, увеличивать экспорт для Китая это уже тоже проблематично, у нас тоже такой проблемы нет.

Мы свой рынок отдали нашим зарубежным коллегам и можем с помощью регулирования, регулятивных мер его себе вернуть и дать нашим производителям развиваться. То есть у нас есть все фундаментальные объективные факторы для того, чтобы испытать длительный, бурный период экономического роста. Этого не происходит.

В чём проблема? Понятное дело, проблема в экономическом курсе правительства. Вот мы сельхозмашиностроители. Есть определённые решения правительства, которые ведут к успеху, то есть есть проблески мысли, есть, например, в сельхозмашиностроении применяется субсидия № 1432, которая дотирует крестьянам 25 процентов стоимости техники, произведённой в России. Внедрение этой субсидии (на неё потрачено в этом году 3,9 миллиарда рублей) – это 1,5 процента бюджета Минсельхоза. При этом обновление парка, вернее объёмы производства техники в России увеличились на 25 процентов. То есть потратили 1,5 процента на важнейшую задачу механизации села, и огромный успех: довольны крестьяне, довольны машиностроители.

Мы говорим: "Давайте продолжайте эту субсидию, она эффективная, распространяйте её на другие отрасли". Нам говорят: "Нет, давайте её признаем неэффективной и не будем продлевать". Тут в правительстве разные есть течения. Минсельхоз поддерживает субсидию, Минпром поддерживает, вице-премьер Аркадий Дворкович поддерживает, но Минфин сказал: "Вы знаете, деньги медленно вы осваивали, во-первых. Мало же полтора процента бюджета Минсельхоза". Это, во-первых. Во-вторых, "Нам хотелось бы, – это уже депутаты, например, Школкина, Кулик, говорят, – мы хотели бы, чтобы импортной техники больше было. Развитие российского производства это хорошо, но мы хотим больше открытости, больше иностранной техники. Давайте субсидировать не только вашу, но и всю технику. Хотя денег мало, но давайте мы их побольше отдадим за рубеж".

И сейчас в процессе этих дискуссий мы пришли к тому, что на следующий год денег выделено на субсидию в два раза меньше, чем в этом году потрачено. Если это останется так, то будут у нас в нашей отрасли серьёзнейшие падения вместо продолжения роста.

Это иллюстрация к тому, что инвестиционная активность, промышленный рост, рост в сельском хозяйстве не является приоритетом нашего правительства. Вот собрать деньги, побольше, сложить в кубышку и желательно послать их за рубеж – вот это прекрасно. Или ради борьбы с инфляцией поднять процентную ставку, выкачать деньги из сельского хозяйства, из промышленности, собрать их в банках, потом опять куда-то их растворить – вот это прекрасно, боремся с инфляцией. А то, что душим сельское хозяйство и промышленность, ну это объективные причины, это происходит потому, что нефть дешёвая, или... Ссылаются на какие-то придуманные факторы.

Я думаю, что вот эти мысли, неудовлетворённость современным состоянием, она звучит на нашем экспертном совете, она звучит у нас в отраслевой ассоциации, она, эта неудовлетворённость, конечно, звучит на Московском экономическом форуме, на кухнях у людей звучит.

И поэтому мы на форуме, на последнем заседании предложили такую вот подписать хартию, объединить усилия людей, которые видят потенциал, которые не хотят мириться с современным состоянием, и написали вот такой текст... Первое, цитата Владимира Владимировича Путина, который говорит, что "проедать резервы нельзя, надо развиваться", что "надо слезать с сырьевой иглы". Дальше – оценка ситуации в мире, а ситуация в мире (пример Украины, пример Сирии, других стран) толкает нас к тому, вопиет нам о том, что нельзя сидеть на сырьевой игле, надо заниматься делом, надо развиваться технологически, надо иметь сильную экономику, иначе будешь уязвимым. Дальше идёт оценка ситуации в России. Я уже про них сказал, что после четверти века рыночных реформ у нас – 25 лет идёт, всё у нас продолжаются эти реформы, мы разрушили старую систему, но успешной модели новой не построили. Пора уже изменять экономический курс и нужно приниматься за дело. Потом идёт оценка краткая потенциала нашей страны, я уже сказал, что у нас есть всё для развития. Потом проблема современного курса, который не видит, ставит неправильные цели. Дальше идём, предлагаем наши меры, как перейти к экономике развития.

Во-первых, конечно, я сказал: изменить приоритеты. Второе. Так называемый раздел "Финансовый форсаж" - это, естественно, мы должны обеспечить дешёвые деньги для нашей экономики, но это, естественно, неединственное решение, которое должно быть.

Вот говорят: если мы снизим процентную ставку, то деньги уйдут на валютный рынок. Если мы больше ничего не будем делать, то, да, уйдут: люди купят валюту и уйдут деньги дешёвые за рубеж. Но снизить ставку - это неединственная вещь, нужно изменить налоговую политику, которая должна стимулировать не потребление иностранных товаров, а должна стимулировать вложение в развитие, должна обеспечить дешёвые ресурсы для нашей экономики и должна стимулировать человека труда и вложение в наукоёмкое производство.

Ну, естественно, бедные не должны платить больше налогов в процентном исчислении, чем богатые. Так, стимулирование промышленного развития нужно, сюда относится и поддержка экспорта, и защита внутреннего рынка, и решение организационного плана, например, налаживание взаимодействия науки и производства.

Также сюда относится и система, меры по улучшению системы образования, и опять же её связи с потребностями производства. Ну и дальше, чего мы должны добиться, чего мы можем ожидать. Тут мысль такая, что если у нас будет сильная экономика, то мы сможем решить многие социальные проблемы, потому что сильная развивающаяся экономика создаёт рабочие места, делает востребованной науку, делает востребованным качественное образование, ставит во главу, самой ценной вещью делает не нефть, не накопления на зарубежных счетах, а самой ценной вещью в развивающейся несырьевой экономике становится человек труда: образованный, качественный работник.    

Это значит, мы перестанем экономить на медицине, на социальных вопросах и так далее. С культурой, с демографией у нас, тоже мы сможем решить массу проблем.

Такой вот текст, ну он в раздаточных материалах у вас у всех есть. Это, подчёркиваю, проект. Мы сейчас собираем предложения. Конечно, нас несколько не то, что обескуражило, а опечалило, может, слегка выступление президента, который сказал, что: нет, курс меня устраивает, будем действовать примерно также, нефть, наверное, подорожает и примерно будем ..., кадровых перестановок ожидать не стоит.

Я не думаю, что, он же не сказал, что всегда будет продолжаться этот курс, когда-то этот курс будет изменён. Поэтому мы должны требовать ни завтра, ни сегодня изменить этот курс, мы должны создать такое общественное движение из разных политических партий, из разных отраслевых ассоциаций и общественных объединений и просто отдельных граждан.

И на основании этого текста, на основании этой хартии попытаться создать такое широкое общественное движение, направленное на реализацию потенциала нашей страны. Мы должны готовиться идти, испытать такой длинный путь, должны быть упорными. Я думаю, что весь исторический момент нас толкает к тому, чтобы мы не сидели сложа руки и не были удовлетворёнными.

Поэтому присылайте ваши предложения на сайт Московского экономического форума. Давайте будем в контакте. Я предлагаю такой текст. Конечно, и партия "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", мы будем рады видеть, как партия направит поправки, пожелания, дополнения и присоединится к этой хартии или все присутствующие.

Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо, Константин Анатольевич. (Аплодисменты.)

Уважаемые коллеги! Фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" последовательно оппонирует правительству и Министерству финансов по поводу бюджетной политики, мы считаем, ... политика Минфина, отстаиваемая Минфином, не только влечёт негативные социальные последствия, но и негативно влияет на экономический рост, сжимая потребительский спрос.

Но "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" не только оппонирует правительству, не только критикует правительство, но, пожалуй, мы единственная фракция, которая в состоянии сделать альтернативный бюджет, и мы его делаем: сегодня он представлен у вас в раздаточных материалах. А более подробно об альтернативном бюджете фракции "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" я прошу сказать Ушакова Дмитрия Владимировича. Он депутат Госдумы, член Комитета по бюджету и налогам.

Пожалуйста, Дмитрий Владимирович.

Ушаков Д.В. Спасибо, Михаил Васильевич.

Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемые присутствующие! О бюджете, конечно, можно говорить много.

Мы накануне рассмотрения федерального бюджета провели тоже достаточно большой "круглый стол", больше двух с половиной часов его обсуждали. И предложения, прозвучавшие на этом "круглом столе", легли в том числе в основу разработанного нами альтернативного бюджета. Ведь по сути бюджет является основным инструментом экономической политики государства. И именно в федеральном бюджете отражается реализуемая правительством бюджетная, налоговая, таможенно-тарифная и социальная политика. Ну понимаете, в бюджете должны содержатся счётные величины. Мы не можем заложить в бюджет, допустим, наши оценки действий Центробанка в части высокой ставки рефинансирования. Потому что, ну декларативно мы её, конечно, можем там прописать, но фактически рассчитать и рассчитать эффектно экономику мы можем, но заставить или обязать Центральный банк понизить процентную ставку это просто сделать невозможно.

Ведь в этом году мы наступаем на те же самые грабли, что и в декабре, даже в ноябре 2014 года, когда рассматривали федеральный бюджет на 2015 год. Ведь тогда уже было ясно, что заложенный прогноз макроэкономических показателей, положенный в основу бюджета, что тогда, что сейчас, ну совершенно не адекватен реалиям. Было уже понятно, что даже на тот момент, что фактически Центробанк проиграл борьбу за таргетирование инфляции. Уже было понятно, что когда на 2015 год нам закладывали изначально 5 процентов, уже было понятно, что инфляция будет двузначной. По итогам 2015 года ожидается 13 процентов. В этом году мы то же самое, наступаем на те же самые грабли, закладываем 6,4 и уже слышим, что Минэкономразвития в январе нам представит новый макроэкономический прогноз.

Когда мы давали оценку федеральному бюджету, мы, это "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" прежде всего, мы отмечали, что бюджет на 2016 год это просто попытка правительства переложить бремя кризиса в первую очередь на граждан и реальный сектор экономики. В альтернативном бюджете, который мы разработали, мы предложили те меры, во-первых, которые будут способствовать не поискам подходов к экономическому росту, как записано у правительства, а мы считаем, что действительно путём наших предложений по перераспределению налогового бремени с реального сектора экономики и с граждан на сырьевой сектор экономики мы можем найти не подходы, а прямо пути к экономическому росту и к смене проводимой экономической политике.

Мы предложили, в части перераспределения налогового бремени мы предложили именно те концептуальные предложения, во-первых, которые лежат в программной основе партии "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Во-вторых, мы считаем, что правительство просто ошибается. Допустим, налоговый манёвр мы очень долго критиковали ещё на стадии его принятия и говорили, что налоговый манёвр в условиях высокой цены на нефть, да, он будет приносить дополнительные деньги, которые правительство и планировало изымать. Но в условиях низкой цены на нефть это будут прямые убытки или прямые потери для федерального бюджета. Фактически наши расчёты и предположения подтвердились, потому что правительство на 2016 год, оно уже скорректировало этот самый налоговый манёвр. И благодаря этой корректировке только бюджет получит дополнительно 190 миллиардов рублей. Но опять-таки любые наши предложения по перераспределению налоговой нагрузки правительство, вот просто как за каменной стеной, поручение президента, нам нельзя... то есть президент сказал не повышать налоговую нагрузку. Но, товарищи, вы сами её повышаете. Налоговый манёвр корректируете, льготы отменяете по отдельным видам налогов, значит, порядок администрирования тоже изменяете, а это всё ложится, ну, в конечном итоге это ложится на прямые расходы предприятий.

Второе. Система налогообложения в виде консолидированной группы налогоплательщиков. Тоже много обсуждали, много было споров, приняли решение. Всё, нет, вот пусть действует, но мы заморозим и новые, значит, консолидированные группы создавать не будем. И будем смотреть, к чему это приведёт. Но вот мы три года, больше, смотрим, и к чему это приводит? Часть регионов теряет 130 миллиардов рублей, вторая часть регионов получает 65 миллиардов рублей. В итоге баланс – минус 65 миллиардов рублей. То есть сырьевики, газовики и нефтяники экономят эти 65 миллиардов, а бюджеты субъектов теряют. Соответственно, ну смысл дальше смотреть, к чему это приведет, нужно просто отменять.

Одна из самых, значит, возможно, критикуемых мер, предлагаемых нами в альтернативном бюджете, – это отмена льготы по НДС для экспортеров сырья.

Понятно, что, значит, просто механически отменить и ждать, к чему же это приведет, ну наверное, было бы неправильно, но мы оценили все и положительные, и отрицательные эффекты на экономику от отмены этой льготы.

Всё равно даже если отменить, то есть при отмене льготы по НДС, всё равно, значит, даже с просевшими доходами бюджетов субъектов от налога на прибыль, даже учитывая, что сырьевики, они всё равно экспортеры сырья, всё равно будут стараться вот эту недополученную, не возвращенную им из федерального бюджета льготу переложить либо в стоимость товара, либо в неналогооблагаемую, значит, базу по налогу на прибыль, даже с учетом всех негативных последствий и влияний на экономику мы предложили ряд мер, которые позволят, во-первых, нивелировать то негативное влияние, во-вторых, всё равно получаются дополнительные средства достаточно в большом объеме.

Ведь само правительство оценивает эту льготу в 1,7 триллиона рублей. Отменяя её, и с учётом негативных последствий у нас получается, что федеральный бюджет получит, конечно, не 1,7, а по нашим расчетам около 1,2 триллиона рублей.

Соответственно, эти средства мы, в том числе, предлагаем направлять не просто, допустим, на социальные статьи расходов, не только вот давайте проиндексируем не на 4 процента, а на 12 пенсию. Значит, мы направляем эти средства, предлагаем направлять в альтернативном бюджете также и на поддержку реального сектора экономики.

Много говорилось про сельское хозяйство, даже вот, значит, было объявлено, что, значит, у нас сельское хозяйство показало очень большие результаты. Но посмотрите, плюс 2,9 процента. Ну конечно,  может быть, если сравнивать там с упадком на 10 процентов в промышленности, конечно, плюс 2,9 выглядят хорошо, но говорить о том, что у нас программа импортозамещения полностью заработала в сельском хозяйстве, это тоже неправильно.

Импортозамещение в части промышленности. Ну даже Счётная палата приводила примеры: 490... или 60 мероприятий, по-моему, из 2,5 тысяч только финансируется по тем программам импортозамещения, которые Минпромышленности разработало, когда 20 процентов финансируется только, это в 2015 году финансируется 20, в 2016-м будет ещё меньше, потому что всё урезали. Ну о каком импортозамещении можно говорить?

Поэтому большую часть средств также мы предлагали направлять на кредитование, прежде всего, промышленности и реального сектора экономики, потому что та фактически ставка рефинансирования, которая Центробанком установлена, фактически это запретительная ставка. Посмотрите, даже сам ЦБ дает до 21 процента, значит, средневзвешенная ставка по кредитам, предоставленным нефинансовым организациям. Но какое предприятие выдержит, значит, кредит под 21 это в среднем, понятно, что они бывают, что в целом и больше. Всё это, естественно, перекладывается в конечном счете и на стоимость продукции, и фактически не позволяет предприятиям просто развиваться.

Ну, на самом деле о бюджете можно говорить много, о федеральном. Мы предлагали, значит, не только вот такое вот перераспределение налога, я, естественно, не всё рассказал... достаточно много мер и по прогрессивной шкале налогообложения, и  по налогу на роскошь, и по тарифам страховых взносов, и, значит, по льготам и ещё дополнительному снижению ставки по налогу на прибыль для предприятий реального сектора экономики. НДС мы предлагали снизить на 2 процентных пункта. Понятно, что НДС – это как бы такой вот косвенный налог, и напрямую на стоимость товаров он не оказывает такого влияния, как, например, налог на прибыль.

Но мы в альтернативном бюджете предложили достаточно полный и сбалансированный в части перераспределения налогового бремени комплекс мер, который позволит перейти, с нашей точки зрения, просто перейти к экономическому росту, и позволят, прежде всего, вот те резервы, о которых говорят, и которые все боятся, что мы проедим.

Но в разработанном нами бюджете мы не предлагали полностью всё взять, и вот давайте весь Резервный фонд и все зарезервированные правительством средства просто возьмём, потратим и направим на реальный сектор, то есть направим на финансирование расходов.

Да, мы предложили, Резервный фонд мы не трогали, мы только уменьшили на сумму предоставляемых бюджетных кредитов субъектам, которые предоставляются из федерального бюджета, а в части резервированных средств, да, предлагали сократить их, но в два раза, с 1,2 триллиона, до 650 миллиардов. И перераспределением этих средств как раз и позволить нашей промышленности, реальному сектору развиваться.

В части других предложений, если не касаться социального блока, это также мы предлагали отказаться от неэффективных расходов, потому что очень много в федеральном бюджете на 2016 год, уже утверждённом, продолжается финансирование тех направлений, по которым, допустим, существуют достаточно большие неиспользованные остатки средств, которые были профинансированы в предыдущие годы.

Так что с нашей точки зрения предлагаемый нами, разработанный альтернативный федеральный бюджет позволит перейти к более, во-первых, справедливой экономической политике, и позволит сгладить отрицательный эффект кризиса на граждан, на реальный сектор экономики, и позволит перейти к экономическому росту.

С ними, с нашими предложениями можно ознакомиться у нас на сайте "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ", у нас достаточно полно представлен весь блок нашего анализа, и сам альтернативный бюджет, и весь блок анализа экономической ситуации в целом.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Спасибо, Дмитрий Владимирович.

Действительно, наш бюджет отличается тем, что в отличие от правительства мы не только думаем о том, как сократить расходы, и не столько думаем о том, как сократить расходы, сколько, как изыскать дополнительные доходы. И те 2 триллиона рублей, которые мы предлагаем, нашли дополнительные источники финансирования, конечно, они бы по-другому, если бы они были приняты, этот бюджет был бы принят, совершенно была бы другая экономическая политика и социальная политика.

Но есть и ещё источники доходы, которые пока не вошли даже в наш альтернативный бюджет, но, с которыми надо работать. В частности, большие доходы бюджета могли бы получить от улучшения администрирования таможенных процедур.

Наша фракция много занимались этим вопросом. И я попрошу Михаила Васильевича Брячака - первого заместителя председателя Комитета по транспорту рассказать об этой нашей работе.

Брячак М.В. Спасибо, Михаил Васильевич.

Уважаемый Сергей Михайлович, Наталья Александровна, уважаемые коллеги!

Конечно, бюджет - это основа жизнедеятельности любого субъекта. Страна большая, малая, город, населённый пункт, семья, все смотрят на свою доходную часть, её формируют, её образовывают и, исходя из неё, действует дальше в своём развитии, использует на те нужны, которые первоочередные, которые дают возможность развиваться, продвигаться. Так и наша страна - Российская Федерация определяет свою бюджетную политику, которая даёт возможность и обеспечивать жизнедеятельность, и давать возможность развиваться.

Но с нашей точки зрения, с моей, в частности, я глубоко в этом убеждён, финансово-экономический блок Правительства Российской Федерации не справляется со своими обязанностями и не адекватно реагирует на все те события, которые в мире происходят.

В части формирования бюджета.

Сейчас Михаил Васильевич сказал о том, что нами проведена работа, которая даёт возможность сегодня определить: а какую же цифру, какую же сумму государственный бюджет Российской Федерации по итогам года может получать от своей внешнеэкономической деятельности. Представить себе страшно, что на сегодняшний день в Российской Федерации та часть, которая определяет половину доходной части бюджета непонятна нашему правительству. Наше правительство ни в одном месте, ни в одной инстанции, ни в одном институте, правительственной организации не знает, сколько денег должен получить бюджет за операции по внешнеэкономической деятельности. Это может только быть в кошмарном сне и может быть при абсолютной безхозяйственности и неспособности к рациональной профессиональной эффективной деятельности.

Мы провели работу, которая позволяет сейчас сделать оценку всех тех предыдущих лет и спрогнозировать последующие годы в части формирования доходов бюджета по внешнеэкономической деятельности. С какими только препятствиями мы не столкнулись, с каким уровнем коррупции мы не столкнулись в противодействии тому, чтобы внешнеэкономическая деятельность стала прозрачной, стала доступной и общественности, стала понятной для формирующих бюджет инстанций. И на сегодняшний день благодаря поддержке Президента Российской Федерации, неустанных усилий Сергея Михайловича мы эти методики утвердили. Эти методики применительно к 2013 году, мы взяли объёмы 2013 года по группам товаров, по объёмам товаров, по странам происхождения, применили к ним те ставки, платежи и пошлины, которые применяются у нас в данном случае согласно этой номенклатуре товаров и странам происхождения, и мы получили разницу: не поступивших в бюджет Российской Федерации денег 2,5 триллиона рублей. 2,5 триллиона рублей украдено у страны за счёт не поступивших таможенных платежей. Представить себе, что это контрабандисты ночью делают тихонечко на границе на каких-то грузовиках, в каких-то рюкзаках перетаскивают какую-то контрабанду невозможно. Это только объёмы высокого уровня коррупции, которые могут позволить себе руководители высшего уровня, высших инстанций, где принимаются решения, и покрываются эти обстоятельства.

К счастью, мы получили сейчас поддержку президента и двигаемся по этой составляющей. И вы знаете, что в Послании Парламентскому Собранию президент страны подчеркнул это обстоятельство как прямое воровство. Прямым воровством он назвал проходящие мимо бюджета Российской Федерации таможенные платежи, о которых мы сейчас говорим.

Нам четыре года потребовалось, чтобы доказать правительству, и Сергей Михайлович, ещё раз подчеркну его это упорство и постоянство, с Дмитрием Анатольевичем Медведевым согласовал необходимость создания этой рабочей группы, которая включает четыре фракции, включая всех специалистов соответствующих министерств и ведомств, включая Российскую академию наук, выработала, наконец, эти методики. И мы сейчас предлагаем механизм их применения, который позволит не только обеспечить полноту собираемости таможенных платежей, всех платежей согласно внешнеэкономической деятельности существующих и налоговых, и таможенных, и других сборов, но и сформировать механизм, который даст эффективность и в реализации транзитного потенциала, и в продвижении несырьевого экспорта. Эту работу мы сейчас продолжаем, и она, конечно, нуждается в общественной поддержке.

Я сейчас ещё хотел бы в таком очень содержательном собрании сказать несколько слов о нормативах, о законодательстве, которые определяют нашу экономическую ситуацию и делают её такой, какая она у нас есть. Она у нас есть пагубная эта ситуация.

Мы с вами видим, что из года в год у нас есть снижение показателей и по индексу промышленного производства, по производству валового продукта. Мы с вами получаем только постоянно в последние годы отрицательные показатели снижения, которые нам угрожают большим, чем просто какие-то отдельные экономические проблемы временного характера, как нас пытаются в этом убедить.

Нам нужна совершенно новая, совершенно иная экономическая политика, финансово-кредитная система, которая может определить развитие экономики. Сегодняшнее состояние нормативной базы, сегодняшнее положение в финансово-кредитной системе, в определяющих нормативах всей экономической модели, они не в состоянии решить нам элементарное существование и дальнейшее развитие.

Я хочу остановиться... Я не злоупотребляю, Михаил Васильевич, если ещё 5 минут?

Председательствующий. Если 2 минуты.

Брячак М.В. Я хочу остановиться на том, что, опять же, по инициативе нашей фракции сформирована рабочая группа и действует по созданию норматива закона об особенностях инвестиционной и предпринимательской деятельности в Крыму. Это особенная важная работа, которая, на первый взгляд, носит локальный, территориальный характер, но нет, это обстоятельство может дать серьёзный рывок, серьёзный толчок в развитии нашей всей экономики.

Вы знаете и пример Китая, когда отдельные территориальные образования получали некие преференции, некие иные модели нормативные, и за счёт своего развития они потянули, и материковые части распространили опыт своих положительных практик на большую территорию. И эта же самая модель может сработать и у нас.

Крым дал нам толчок патриотизма, толчок национальной гордости, и Крым должен нам дать и толчок в экономическом развитии. Наша сегодняшняя законодательная инициатива, которая совершенно по иному смотрит на нормативную базу и обеспечивающую и финансово-кредитную политику, и в целом экономическую политику, мы переработали и её с учётом лучших практик в мировой экономике, лучших территорий по инвестиционной привлекательности, предпринимательской деятельности. И сейчас мы столкнулись с огромным опять бюрократическим механизмом, который ничего не хочет делать, ничего не хочет менять. Вот эта огромная гора чиновников, огромная гора, которая называется нашим правительством и со всеми этими институтами, рождает таких мелких мышей, что мы их даже не замечаем в том процессе, который называется экономическим развитием.

Сегодня обстоятельства требуют от нас динамичных новых ярких нестандартных решений, на которые надо обязательно сейчас ориентироваться. И в этой части вот этот проект закона "Об особенностях инвестиционной и предпринимательской деятельности" как раз первый шаг, первая ласточка вот в этом прорывном необходимом изменении. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Михаил Васильевич.

Уважаемые коллеги, "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" традиционно много внимания уделяет промышленной политике, поэтому я предоставляю слово Валерию Карловичу Гартунгу, который является первым заместителем совета комитета по экономической политике.

Гартунг В.К. Михаил Васильевич, Комитет по промышленности, это вы в комитете по экономической политике, но так увлёкся немножко.

Уважаемые коллеги! Я хотел бы остановиться на том, что, мне кажется, нужно сделать для страны сейчас, чтобы поменять тренд развития экономики.

Безусловно, о чём говорил Константин Бабкин на Международном экономическом форуме, они, в общем-то, высказали все правильные замечания, куда нужно двигаться.

Коллега Ушаков сегодня сказал о том, что мы подготовили проект бюджета, альтернативный проект бюджета, где мы изложили альтернативную точку зрения, где нужно изыскивать резервы для покрытия дефицита и куда нужно двигаться.

Только что мой коллега рассказал, где ещё можно взять 2,5 триллиона рублей, чтобы покрыть дефицит бюджета. Напоминаю, дефицит бюджета 2 триллиона 360 миллиардов по этому году у нас. И только если мы бы в полном объёме собирали таможенные платежи, у нас бы не было дефицита бюджета. Напоминаю, в карман, в Резервный фонд не нужно было залезать. Это только одна мера.

Я просто в цифрах даже озвучу, да, ещё раз, чтобы отложилось. При дефиците бюджета два триллиона 360, только таможенных платежей 2,5 триллиона недобирается.

Отмена возврата НДС экспортёрам сырья, вот Дмитрий Ушаков посчитал, что не все один триллион 700 уйдут в бюджет, ну один  триллион 200, да, уже половина бюджета, половина дефицита бюджета.

Кроме того, я ещё об одной норме скажу, о которой сегодня не сказали, которая записана в наших документах в комплексе мер по переориентированию экономики, госзакупки.

Объём госзакупок, госзакупок и компаний с госучастием примерно около 40 триллионов рублей в год. Ну, если взять ВВП примерно под 70, чуть больше 70 триллионов, да, по этому году в нынешних ценах, то примерно сорок на госсектор приходится.

Вот так прикиньте: если мы даже на 3 процента снизим госзакупки, на 3 процента от 40 триллионов, это триллион 200 миллиардов. Это ещё половина дефицита бюджета. Ну так, на всякий случай. Почему я говорю о 3 процентах. Дело в том, что более 30 процентов по данным Счётной палаты осуществляется госзакупок у единственного поставщика. То есть без тендерных процедур, то есть вообще никакого снижения не предусматривается.

Практика конкурентных продаж тех же лицензий, да, на недропользование показывает, что начальная цена при конкуренции вырастает в сто раз. Вот последние данные. В сто раз вырастает цена. То есть государство может получить в сто раз больше денег, если тендерные процедуры конкурентные применяются. А я говорю только о 3 процентах, даже не со ста раз.

Поэтому говорить о том, что у страны нет денег и поэтому нужно урезать расходы на образование, на здравоохранение, ограничивать индексацию пенсий, не индексировать зарплату бюджетникам, мне кажется, это заявление, скажем так, мягко говоря, не основанное на реалиях.

Что нужно на самом деле сделать? Ну, во-первых, нужно, чтобы у правительства заявление о том, куда надо идти и действия, которые оно осуществляет, сходились между собой. Потому что правительство на самом деле правильные вещи пишет в программных документах, но тот блок правительства, который отвечает за программные документы, он пишет правильные вещи, а тот блок правительства, который обладает реальными полномочиями распределения ресурсов, он их пилит в нужном направлении. Вот, собственно, и всё. Если мы, скажем так, коррупционную составляющую при принятии управленческих решений не уберём, мы так и будем идти туда, куда идём.

Конечно, я понимаю, это очень сложно. Потому что чиновники добирались до этих ресурсов, и главная их цель, мотивация поступления на службу, я думаю, ни для кого не секрет, или я секрет сейчас открыл? Наверное, не открыл секрета, да? Главная мотивация – это доступ к коррупционным доходам. Вот если мы эту мотивацию уберём, то тогда всё пойдёт в другом направлении.

Председательствующий. Валерий Карлович, а можно на этой оптимистической ноте завершать выступление?

Гартунг В.К. На оптимистической ноте завершу выступление.

Для того чтобы наши, скажем так, реальные дела шли в нужном направлении, нужна политическая конкуренция, нужно призывать граждан приходить на выборы, нужно предлагать альтернативную программу, которую мы, собственно, предложили, но нас не слышат. Услышат их только тогда, когда под ними закачаются кресла. А это можно сделать на конкурентных выборах. Собственно говоря, к чему вас и призываю.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Валерий Карлович.

Уважаемые коллеги. "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" последовательно выступает за снижение ключевой ставки, это наше основное требование к Центробанку. Мы считаем высокую ключевую ставку главным ограничивающим фактором развития экономики, это позиция наша не популизма, она опирается на серьёзные проработки экспертов. И вот следующая группа докладов, будет посвящена именно этой теме. Я прошу выступить Широва Александра Александровича, заместителя директора Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук.

Пожалуйста.

Широв А.А. Спасибо.

На самом деле ключевая ставка, политика Центрального банка, как мне кажется, всё-таки это вещь вторичная. Потому что на самом деле мы сейчас не очень хорошо представляем, а, собственно, какие целевые ориентиры у нашей экономики, к чему мы стремимся, каких целей мы хотим добиться в кратко-, средне-, долгосрочной перспективе. И, собственно, если мы посмотрим на то, как действует Центральный банк, он действует как просто инструмент.

И вот эта высокая ключевая ставка, она связана с тем, что, действительно, в экономике существуют большие риски, риски того, что ликвидность в любой момент при ухудшении ситуации, прежде всего внешнеэкономической, может вылиться на валютный рынок. Так вот проблема всё-таки не в Центральном банке, а проблема в том, что правительство пока не может определиться с тем, какие у нас ориентиры, чего мы хотим добиться, и самое главное – не может сказать тому же самому Центральному банку, как ему нужно действовать. Потому что Центральный банк независим, но, безусловно, экономическую политику в стране определяет не он, а правительство и другие органы федеральной власти.

Главная проблема нашей экономики сейчас состоит в том, что мы стали довольно большой экономикой. За последние десять лет наша экономика удвоилась по объёму ВВП, она стала большой, она существенно по-другому функционирует, нежели это было ещё 10 лет назад. А вот экономическая политика, которая привела нас к этому успеху, которая позволила нам удвоиться по объёму ВВП, по уровню наших доходов, она осталась неизменной. Так вот до тех пор пока мы не сделаем некоторую трансформацию этой экономической политики, к сожалению, мы будем буксовать. И мы начинаем, начали буксовать, не сейчас, не тогда, когда ввели санкции, не тогда, когда начали падать цены на нефть. Устойчивое снижение темпа экономического роста началось в 2012-2013 годах.

То есть в реальности проблема модификации экономической политики назрела уже тогда, но, к сожалению, в виду различных причин ничего существенного сделано не было. Почему? Потому что риски этой новой экономической политики, они ничуть не меньше, чем риски продолжения старой экономической политики. У нас что, есть какой-то набор готовых мероприятий, которые одобрены экспертным сообществом, одобрены правительством, которые уже просчитаны и гарантированно могут дать результат? Я утверждаю, что нет. Я утверждаю, что у нас пока не прошло даже квалифицированной дискуссии по набору мер экономической политики, которые нас должны привести к этому самому результату. Пока у нас на самом деле нет понимания, а в чём же цель развития нашей экономики. То есть на самом деле, вот если мы соберём там десять экспертов, ну даже, так сказать, самого высокого ранга и спросим у них, а в чём же цель нашей экономики, что мы хотим увидеть в 2030 году, то ответ, я не думаю, что будет дан сразу.

То есть проблема в том, что мы не выбрали стратегические ориентиры и не понимаем, как этих ориентиров добиться. Так вот самая главная проблема как раз и состоит в том, что нам нужно это обеспечить. А вот Центральный банк на самом деле, когда эти ориентиры будут определены, когда мы поймём, что нам нужно развивать в первую очередь, он должен будет сформировать такие инструменты денежно-кредитной политики, которые смогут помочь нам реализовать наши цели.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Александр Александрович.

Я хотел бы предоставить слово главному директору по финансовым исследованиям Института энергетики и финансов Михаилу Владимировичу Ершову. Пожалуйста, Михаил Владимирович.

Ершов М.В. Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за предоставленное слово.

Вот новости сегодняшнего дня, когда произошло очередное снижение цен на нефть, на пропащие там два с лишним процента, и цена сейчас составляет 36 долларов за баррель, тем более повышает актуальность внутренних рычагов развития, которые, так сказать, начались складываться в условиях санкций, которые нас существенно в общем-то поставили перед сложностями в нашем росте.

Значит, здесь два момента важны. Это действительно денежно-кредитные механизмы и бюджетные механизмы, как обеспечить в таких условиях развитие. Вот про процентные ставки сегодня говорят, да, денежно-кредитная политика, то бишь. Смотрите, на прошлой неделе ФРС США повысил свою ставку, и ставка сейчас там стала 0,5 одного процента. Но тут надо по ходу делать, по крайней мере, три комментария вот в этой связи.

Первое. Ставку эту он не повышал шесть лет, даже чуть больше, чем шесть лет.

Второй комментарий. Ставка эта все эти шесть с лишим лет была на уровне ниже темпов инфляции, не просто минимальная, а ниже той инфляции, которая все эти годы отмечается в американской экономике.

И третий момент, наиболее интересный, что ставка эта была объявлена рынку заранее. То есть рынок ещё шесть лет назад знал, что ставка такая так и будет все эти годы вперёд вот без изменений. То есть для рынка были созданы максимально комфортные и максимально такие способствующие развитию условия. Но вот по крайней мере есть, что, так сказать, принять к сведению.

Второй момент. По части бюджета. А это сейчас в эпицентре нашего внимания постоянно последние месяцы находится, да и последние годы, что там говорить. Значит, смотрите, у нас бюджет 3 процента запланирован на этот год и возможно на будущий. Проблема вызывает беспокойство. Тем не менее выскажу такую крамольную мысль, что умеренный бюджетный дефицит - необходимое условие будущего экономического роста. Ведь даже на микроуровне вот компания, она сначала нанимает рабочую силу, закупает сырьё, она арендует оборудование, она в минусах, она в дефиците. И только потом она производит продукцию, которая реализуется в случае  ... нормального получается поток дохода, плюс получается профицит, доход. Это верно на микроуровне, вот такая же логика верна и на макроуровне.

Поэтому здесь совершенно верно, мы вполне понимаем то, как в развитых экономиках наиболее зрелых финансовых системах используется механизм бюджетного дефицита, как важного механизма национального экономического роста.

Посмотрите, вот для сведения. В США за последние 40 лет дефицит бюджета наблюдался 36 лет, в Великобритании 33 года за последние 40 лет. В Японии, кстати, вообще каждый год. И в случае с Великобританией и США суммарный рост экономики превысил суммарный рост дефицита. То есть дефицит был меньше, чем тот рост ВВП, который был в итоге достигнут. Но опять, есть над чем подумать.

Более того, по оценкам МВФ недавним про Японию, я процитирую с вашего позволения. "Бюджетные стимулы, пишет МВФ, и либерализация денежно-кредитной политики в Японии позволили ей добиться впечатляющего оживления экономической активности". Сам факт, что МВФ даже об этом стал с позитивом говорить, видимо, всё-таки о многом свидетельствует.

Значит, ну, важно действительно и совершенно правильно здесь, каковы источники финансирования дефицита. Раньше была внешняя сфера, потом санкции, внешняя сфера закрылась, остаются внутренние источники. Частный сектор - одна из, но тогда как бы, если мы частный сектор будем использовать, то произойдёт всего лишь навсего переток средств из одних отраслей в другие.

Вот, скажем, было, как сейчас предлагается, у нефтяников отнять и дать на цели бюджета. Можно, но тогда они будут тормозиться, бюджет будет проблемы решать. То есть это будет перетягивание одеяла, у кого-то можно тоже, опять-таки, отнять у каких-то других отраслей, опять ... бюджет. Ну, можно таким латанием, что называется, Тришкиного кафтана заниматься. А стоит ли? Опять в наиболее развитых финансовых системах мира эта проблема решается давно и даже решается успешно без ущерба для соответствующих отраслей.

Значит, смотрите, у них что происходит? Включаются в действие монетарные механизмы. Центральные банки, национальные центральные банки покупают госбумаги, выпущенные своим минфином. Тут есть несколько важных моментов. Значит, соответственно, понятно, при покупке бумаги Центральный банк делает эмиссию. Центральный банк покупает бумагу и делают эмиссию, деньги идут эмитенту, то есть Минфину. При этом весь период срока действия бумаги, бумага находится на балансе Центрального банка, то есть все 15-20 там, сколько лет, она находится у него, а все деньги за это же время находятся соответственно у Минфина и в экономике. Это принципиальный момент.

А если учесть, что сейчас и в Японии, и в США, в двух наиболее зрелых, подчёркиваю, финансовых системах, надо именно с них брать, по крайней мере, пример, как ориентир, к чему стремиться, стали делать упор на не просто длинную, а сверхдлинную эмиссию в США до 30 лет, в Японии до 40 лет. Ну, понятно, если как бы у вас экономика получает целевой 40-летний ресурс, ну, тут понятно, что можно и малый бизнес решить, и ипотеку решить, и наукоёмкие производства, и космос, что хотите ещё, и даже дать деньги тем странам, которые пришли к ним за "длинными" деньгами, потому что сами они таких механизмов почему-то не делают. И даже на это, по идее, может хватить, если такой подход делать.

И вот смотрите, опять-таки, та же самая ипотека в США. Вот они программу ... совсем недавно которую завершили, с удовлетворением сказав, что они удовлетворены. Значит, они насытили свою ипотеку длинными вот такими, самыми "длинными" деньгами. Они, значит, в итоге снизили ипотечные ставки там с восьми процентов, они там были девять процентов, до четырёх-трёх процентов. Ну, и естественно ипотека опять стала оживать. Они сказали, да, мы свою цель решили, цель достигнута и мы удовлетворены тем, как мы эту проблему решили.

Значит, завершаю. В США и Японии опять два примера двух наиболее зрелых финансовых систем. Доля госбумаг в эмиссии национальных валют согласно их балансу составляет 80-90 процентов всей эмиссии, вот всей, вся эмиссия национальных валют, то есть доллара США и японской иены, на 80-90 процентов под те самые целевые госбумаги осуществляется.

У нас, согласно нашему отчёту нашего уважаемого Центрального банка, который за прошлый год был опубликован, значит, доля госбумаг в эмиссии рубля составляет меньше четырёх процентов. Ну, как говорится, почувствуйте разницу. И в этой связи последний совсем тезис, я его прочту, потому что он мне кажется важным. Я его сам писал, чтобы...

Это означает, что, пишу я, что у нас скрытые и неиспользуемые механизмы обеспечения роста без ущерба для отдельных отраслей. То есть, когда и успешный международный опыт показывает, как это можно делать без причинения какого-то изъяна другим отраслям экономики. И мне кажется, эти новые возможности нужно серьёзно рассмотреть и при необходимости использовать. Спасибо большое. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Михаил Георгиевич.

Коллеги, у нас должен был выступать Митяев Дмитрий Аркадьевич, я его не вижу в зале. А, пожалуйста, Дмитрий Аркадьевич.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Ну как вы записались, так и будут все приглашенные, никому привилегий нет.

Митяев Д.А. Спасибо за возможность выступить.

Председательствующий. У нас все приглашенные.

Митяев Д.А. Первое, что я хочу сказать, насколько внешние вызовы нами осознаются в экономической, геоэкономической сфере.

Мы сейчас исходим из некоторого мягкого сценария пролонгации того, что есть, но пределы долгового роста в мире превышены, и поэтому вопрос возможного перехода к жесткому сценарию, разрешения системы нефтедоллара, прежде всего, он стоит на повестке дня.

Что касается внутренних вызовов, мы находимся по прежнему в модели адаптации, так сказать, встраивания в мировую экономику, и всё время об этом говорим, что мы ввели режим плавания рубля, чтобы лучше адаптироваться и так дальше.

Но растет в этой связи рассогласованность между нашим геополитическим и внешнеполитическим потенциалом и нашими экономическими возможностями.

Мы сейчас, два раза у нас в долларах уменьшился ВВП с 2,4 до 1,2 триллиона, соответственно это меньше полутора процентов мирового ВВП, а если мы, он будет также привязан дальше к цене на нефть, и мы систему нефтерубля не демонтируем, то соответственно при  еще, так сказать, падении в два раза цены на нефть, что может быть в моменте, и такие прогнозы есть, значит, мы совсем станем, с точки зрения экономических возможностей, ну обычно рассуждают экономисты, что это, так сказать, по текущему курсу неправильно, надо по ППС считать, на самом деле, с точки зрения веса и значения страны в мире, текущий курс - это правильная оценка.

Соответственно, жесткий сценарий, с точки зрения внешнего развития, а именно этот крах системы нефтерубля, на мой взгляд, при стоимости нефти, там, ниже 35 долларов за баррель, эта система не работает. И мы видим, что сейчас уже эта пресловутая стоимость рублевая, там, три с лишним тысячи за баррель, за бочку, она не выдерживается, и соответственно, что будет происходить при продолжении нынешней денежно-кредитной политики и при дальнейшем, значит, инерционном вот этом развитии или жестком развитии, есть такая оценка, что при падении уровня монетизации, там, порядка 35 процентов, а сейчас мы имеем там чуть больше 40, это отношение денежной массы М2 к ВВП, происходит вообще говоря развал системы денежного обращения. Не только не хватает денег на инвестиции, но уже и у предприятий нет оборотных средств, появляются суррогаты и так дальше.

Мы некоторые процессы видим уже. Сбербанк наращивает сейчас свои сертификаты, замещая денежную массу, и так дальше.

Поэтому два вопроса в этой связи, как отвечать на эти вызовы.

Вообще возможно ли какое-то долгосрочное целеполагание в условиях этой глобальной неопределенности и турбулентности, или надо переходить, как вот сейчас в последнем бюджетном цикле, к однолетнему, а может быть дальше и квартальному бюджетному планированию, значит, или как правительство в последней редакции основных направлений своей деятельности правительства, майской редакции, отказалось от всех целевых ориентиров майских указов президента 2012 года, или же, вообще говоря, второй вопрос, который существует, возможен ли новый курс при существующей институциональной структуре экономики, которая 25 лет у нас делалась, то есть при той структуре собственности и управления, и как сформировать субъекты развития или коалицию развития при такой мощной системе коалиции, статус-кво, который рентный, который у нас существует.

Ну и ответ, или предложение, два, я, так сказать, скажу.

На мой взгляд, во-первых, в условиях слома вот этой глобальной системы и старой модели у нас, когда стоит вопрос "быть или не быть", как раз и появляются шансы и потребность в системе государственного стратегического планирования, мы знаем все наши, когда речь идет о выживании страны и, там, каждого гражданина, мы знаем все наши примеры, ГОЭЛРО, мобилизационную экономику военную, послевоенное возрождение, космос, атомный проект, но вопрос - кто это будет делать, потому что во все прошлые разы это не делали чиновники как таковые сами по себе.

И второе конкретное предложение. Замечательно, что есть альтернативный бюджет, но этого недостаточно. Поскольку как бы там не перетаскивали деньги, так сказать, между статьями по доходам, мы не сможем мобилизовать то, что нам требуется.

Поэтому, конечно, без альтернативной денежно-кредитной политики авансирование экономического роста и целевой многоканальной эмиссии в размере 5-7 триллионов рублей в год минимум, мы не сможем ответить на эти вызовы и соответственно не сможем и будет инерционный путь или жесткий слом, если, к сожалению, развитие ситуации пойдет по жесткому варианту, мы не будет к этому готовы.

Поэтому, так сказать, завершая, я бы сказал, что нам нужна система документов альтернативных, если мы говорим про новый курс и вполне можно к новому, так сказать, циклу, максимум к лету это дело разработать.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Дмитрий Аркадьевич.

(Аплодисменты.)

"СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" традиционно много внимания уделяет отрасли ЖКХ, Галина Петровна Хованская возглавляет Комитет по  жилищной политике и ЖКХ.

Пожалуйста, вам слово Галина Петровна.

Хованская Г.П. Добрый день, уважаемые коллеги, друзья!

Ну я предлагаю спуститься на грешную землю и поговорить о вызовах, которые нас ожидают в следующем году.

Ну один из первых и всем вам известных, это введение обязательного взноса на капитальный ремонт нашего жилья и реакция населения по всей стране на вот эти, так называемые новации. Никто из вас, наверное, не сомневается, что свою собственность, свой жилищный фонд надо поддерживать в нормальном состоянии, надо за него отвечать и никто не призывает, не платить. Вопрос: кто, сколько и когда должен вносить эту плату?

Я сейчас остановлюсь поподробнее. К сожалению, вот у нас сейчас Совет Госдумы, на котором я обязана быть, но тем не менее спасибо за предоставленную возможность.

Вторая ситуация, которая возникнет в следующем году - это завершение приватизации и активизация процесса деприватизации жилья, в связи с тем, что я уже сказала по поводу введения взноса на капитальный ремонт, в связи с тем, что собственнику предстоит платить в Москве, в первую очередь, и в Санкт-Петербурге налог не по остаточной стоимости, а в зависимости от того, сколько по кадастровой оценке стоит его жилье, ощутите разницу, это тоже для всех очевидно. Нужно страховать свое жилье, потому что никто не отвечает за вашу собственность, если с ней что-то случится, и, к сожалению, у нас иллюзия у людей остается такая, что кто-то должен придти и всё сделать за вас.

И наконец, вот оживление до приватизации жилья и акции властей иногда не по злой воле, потому что, я вам напомню, что у нас 55 субъектов в долгах, как в шелках. Причём в долгах коммерческих, перед коммерческими банками, вот это катастрофа действительно и только сейчас правительство начало принимать какие-то меры для того, чтобы регионы вышли из этой ситуации.

В связи с такой экономической обстановкой у нас практически прекратилось строительство социального жилья, вообще прекратилось. Даже экономические бизнес проекты, они просели и если мы в прошлом году говорили о наших успехах, то в следующем году говорить, я вам честно скажу, будет не о чем, абсолютно. Будут заканчиваться только те проекты, которые не успеют завершить в этом году.

На удивление, всё-таки, пусть очень небольшой процент, но пошел процесс по некоммерческому жилью. Оно тоже относится  к социальному, но оно предназначено для людей, у которых невысокий уровень дохода. Кто здесь главные игроки? А главные игроки здесь заинтересованные главы субъектов, то есть губернаторы, вот там, где губернаторы заинтересованы в этом строительстве, оно пошло. Значит, заинтересованы в этом строительстве крупные развивающиеся предприятия, которые привлекают рабочую силу с семьями на длительные сроки. И примеры можно приводить: Белгородская, Калужская область начали вот такое строительство, это крайне интересно, потому что это для нас новация и реализация тех норм, которые мы в Жилищный кодекс уже ввели.

Но я вернусь к первой теме - капитальный ремонт, потому что она сейчас наиболее остра. У нас только за этот год только в комитет, это не как ко мне, как к депутату пришло больше трех тысяч обращений

 

и львиная доля приходится как раз на эту тему.

Всем известна ситуация по Москве, где власть, злоупотребив своим правом, которое ей дано законодательством, установила 15 рублей с квадратного метра общей площади за капитальный ремонт. Значит, протесты возмущения, то есть москвичи считали, что пошутили в апреле месяце. Но вот когда эти платёжки пошли в августе, уже ситуация изменилась.

Я не призываю к тому, чтобы не платить. Это провокация. Вот сразу предупреждаю, потому что в итоге с людей будут драть три шкуры только в судебном порядке, а сейчас ещё вот как раз на Совете мы будем обсуждать проект, где просто по нотариальной надписи без суда будут взыскивать эти деньги, даже если платёжка некорректно рассчитана. Имейте это в виду.

Что делать? Есть категории, которые платить сегодня, с моей точки зрения, не должны, и не только с моей, но у нас есть целый коллектив авторов, которые считают также. Вот Сергей Михайлович Миронов, мои все коллеги здесь присутствующие, они также считают.

Есть дома, по которым не выполнены старые обязательства государства. Статья 16 закона "О приватизации" многим известна. Решение Верховного Суда многим известно. Мы сейчас внесли инициативу, потому что этих людей тоже сегодня заставляют платить, в том числе и в Москве, за непроизведённый капитальный ремонт бывшего наймодателя. Как бы не было тяжело, как бы не было это тяжко для бюджетов, всё-таки в карманы граждан надо залезать осторожнее, крайне аккуратно.

Мы такую инициативу внесли, она вот перечислена в вашем перечне проекта, который мы внесли.

Это первая категория.

Смысл инициативы в том, что когда отремонтируете, а во втором чтении мы предложим, или когда профинансируете, вот с этого момента мы готовы начинать платить.

Первая категория.

Вторая категория - это уже по обращениям кооперативов. Мы два месяца назад завершили капитальный ремонт, сделали все работы, почему мы сегодня должны платить снова? А я напоминаю о том, что у нас два способа.

И первый способ, как я назвала, общий котёл, но термин прижился, понятно, что это такое.

И второй способ - я ремонтирую свой дом.  Так вот на пути к этому второму способу очень много подножек на законодательном уровне. И сейчас мы буквально, как изюм из булки, выковыриваем. Но это не изюм, это с точностью до наоборот. Препятствия, которые не дают гражданам возможность всё-таки ремонтировать свой дом и заботиться о своём имуществе.

Тоже внесена инициатива по домам, где произведён этот ремонт за счёт средств собственников, они не должны также платить. Вот мы так считаем.

Дальше. Мы обратились в Конституционный Суд. Вот об этом, к сожалению, в вашей справке ничего не сказано, но это важнейшая акция. Что мы хотим сказать. Мы сейчас не говорим о том, чтобы ликвидировать общий котёл, вот этого сейчас делать нельзя, поймите меня правильно. Но ускорить процесс выхода и добиться того, чтобы собственники только на основании решения общего собрания попадали в общий котёл, а не на автомате, как это делается сейчас, 90 процентов домов у нас попало в общий котёл по России. Понимаете?

Причина в чём? Да, говорят, ну вот собственники там не сообразили. Не успели. Вот сейчас ... два года ведь можно, нужно ждать, пока мы выплатишь из этого общего котла. Мы сокращаем этот срок до года, потому что не спешат в субъектах эти сроки сокращать, хотя такое право у них есть. Инициатива соответствующая тоже внесена.

В чём смысл обращения в Конституционный Суд. Я вас очень всех прошу нас как-то поддержать, если есть такие возможности. Мы хотим признать несоответствующей Конституции, Гражданскому кодексу норму о том, что собственник без своего волеизъявления находится в общем котле. Понятно как бы о чём речь. Он попал туда по незнанию, по неспешности, по невозможности провести общее собрание. Кстати, сейчас это стало проводить гораздо легче, норма действует об очно-заочном принципе голосования, имейте это тоже в виду.

Посмотрим, давайте. Вот я очень надеюсь всё-таки на Конституционный Суд. И мы сделаем всё возможное для того, чтобы граждане, как можно быстрее сумели всё-таки вернуться, обернуться на свой дом и так далее.

Что происходит сейчас? Вот я вам расскажу просто картину, которая сложилась на сегодняшний день...

Председательствующий. Галина Петровна, извините, две минуты.

Хованская Г.П. Хорошо, даже меньше. На сегодняшний день, уважаемые коллеги, те, кто попали в общий котёл, а тут сидит большинство тех, кто попал, я уверена, тоже в общий котёл, платят "а" - за невыполненные обязательства государства, "б" - за текущие обязательства собственника, муниципалитета, субъекта, то есть государственного собственника, потому что они этот взнос не вносят. Министерство обороны один из самых крупных должников. Я сейчас не буду перечислять все остальные санкции. Понятно, да, тоже, о чём я говорю? Значит, норма о том, что возможно софинансирование, это та самая конфетка, которая была обещана, она была с формулировкой "может быть софинансирование". Значит, его тоже, в подавляющем большинстве субъектов тоже нет, ноль. Понимаете? И за всё это платят те, кто попали в общий котёл.

Мы внесли инициативу, вы знаете, по старикам, старше 80-ти лет, по инвалидам 50-процентное освобождение. Она, к счастью, прошла третье чтение. Но нам всё удаётся... Вот я вам говорю честно и откровенно, если Сергей Михайлович Миронов берёт справку, идёт к Путину Владимиру Владимировичу, и Владимир Владимирович это понимает. Вот сейчас важнейшая инициатива об ограничении совокупного платежа, важнейшая, послушайте, о чём речь, за коммуналку мы платим, но она ограничена предельным индексом, да, в законодательстве это есть, а взнос на капитальный ремонт, жилищная часть, она ничем не ограничена. Так вот в части, где это устанавливает государство, а именно у нас субъекты устанавливают взнос на капитальный ремонт, мы хотим установить такую же планку, тоже предельный индекс. Потому что победить Собянина с 15-ю рублями я не могу, я даже не субъект законодательной инициативы, а вот ограничить на будущее его как бы "хотелки", это сделать нужно. Потому что в итоге в Москве общий платёж вырос на 40,9 процента, вдумайтесь, в несколько раз превышая инфляцию и указание первых лиц государства о том, что этого не должно быть. На коммуналку ограничили, а здесь подняли. И в итоге такой результат. И гнев граждан я разделяю в полном объёме.

Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Галина Петровна.

И перед тем, как перейти к нашему социальному блоку вопросов, я предоставлю слово ещё одному человеку из экономического блока. Это Андрианов Константин Николаевич, заведующий международным отделом Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук. Пожалуйста, Константин Николаевич.

Андрианов К.Н. Спасибо, Михаил Васильевич.

Добрый день, уважаемые коллеги и дорогие друзья!

Своё выступление посвящу пресловутым проблемам реализации импортозамещения. Как мы все с вами понимаем, реализация политики импортозамещения имеет стратегическое значение, и не только потому что содержится в указах президента страны. Импортозамещение - это потенциально организационная и инструментальная основа антикризисного развития экономики России, решение её проблем, обеспечение её качественного роста. И реализацию данной стратегии надо начинать с развития производства. Именно рост промышленного и сельскохозяйственного производства нужно таргетировать, а не инфляцию, как это делает в настоящее время наш Центробанк. Но этот рост невозможен при нынешней денежно-кредитной политике Центробанка, из-за которой деньги уходят из реального сектора и перетекают в сферу финансовых спекуляций. А у нас и так уровень монетизации промышленности примерно всего 2 процента.

Ни в одной развитой стране мира нет подобной свободы для валютных спекулянтов. При этом контроль курса национальной валюты, хочу заметить, является конституционной обязанностью Центробанка.

К сожалению, сегодня российская экономика всё ещё продолжает пребывать под двойным ударом. С одной стороны, первый удар - это рестриктивная денежно-кредитная политика. Вслед за резким сжатием кредита наступает резкое сокращение инвестиций, которые, кстати сказать, у нас в минусе. В результате происходит падение производства на фоне высокой растущей инфляции. И второй удар наносит нам Минфин своей рестриктивной бюджетно-налоговой политике, когда из экономики, налогов изымается больше, чем государство их возвращает, в том числе для развития.

Реализация политики импортозамещения в принципе предполагает наращивание объёмов производства, что невозможно в настоящее время в условиях падения потребительского спроса, вследствие падения реальных доходов населения, которые мы с вами в этом году достаточно заметно на себе ощутили.

Да, и, кстати говоря, ещё одним барьером является недоступность кредитов, ставки по которым для промышленников и аграриев доходят, порой, до 40 процентов и выше. Это тоже не секрет.

А в условиях, когда доходность валютных спекуляций многократно превышает ключевую ставку, не приходиться надеяться и на инвестиции в реальный сектор, прежде всего, в промышленности и в сельском хозяйстве.

Хочу отметить: доходность банков от игры на курсах валют зимой 2014-2015 годов достигала 400 процентов годовых. Не один другой сектор экономики не обеспечивает и близкую доходность.

В настоящее время в России происходит сжатие производственных инвестиций на фоне недогруженных производственных мощностей. Загрузка их в России колеблется от 40 до 80 процентов, машиностроение же, вообще, редко где превышает 50.

По оценкам Сергея Юрьевича Глазьева - советника Президента Российской Федерации, в России можно на 40 процентов увеличить объём выпуска промышленной продукции, но уже в имеющимся производственном потенциале, ведь у нас нет ограничений ни по сырью, ни по трудовым ресурсам.

Для изменения сложившегося положения в российской промышленности, руководство и экономического блока правительства, и Центробанка должно, наконец, осознать, что денежную массу нужно увеличивать, а не сжимать, а госрасходы на развитие производства и социальной сферы нужно увеличивать, а не уменьшать. Несмотря на это, правительство и Центробанк продолжают, к сожалению, делать всё наоборот.

Ну и, в общем-то, в заключительной части непосредственно предложения, чтобы не быть голословным в плане критики. Для обеспечения роста промышленного производства и реализации политики импортозамещения необходимо: в денежно-кредитной сфере - это, наконец, повысить уровень монетизации российской экономики, в том числе в промышленности с нынешних 41-42 процентов до 100 процентов хотя бы.

Необходимо снижение ставки Центробанка до уровня не выше средней нормы прибыльности в инвестиционном комплексе экономики. Расширение внутреннего кредита, увеличение кредитоёмкости экономики, объёма кредитов ВВП с нынешних 40-50 процентов до, не менее 80-100. В Китае, например, кредитоёмкость экономики в четыре раза выше, чем у нас.

Обеспечить долгосрочные банковские кредиты российским производственным предприятиям до семи лет, то есть стандартной продолжительности научно-производственного цикла в обрабатывающих отраслях промышленности.

Переход к политике форсированных инвестиций с ежегодным их увеличением на 8-10 процентов и доведение нормы инвестиций, нормы накопления со сниженных 19, хотя бы до 25. Кстати, в майском указе 2012 года президент поручил довести норму инвестиций как раз таки до 25 процентов к 2015 году. Как мы видим, и это поручение, к сожалению, выполнено не было.

Введение минимального объёма ежегодного бюджетного финансирования российских субъектов обрабатывающей промышленности и АПК в размере не менее 10 процентов на каждый сектор от общей суммы расходов бюджета или порядка 2 процентов ВВП.

Введение для российских субъектов обрабатывающей промышленности и АПК инвестиционной льготы налога на прибыль. Далее - это вовлечение в долгосрочное финансирование инвестиционного инфраструктурного проекта "Развитие промышленности и сельского хозяйства", "длинных денег" Пенсионного фонда и международных резервов страны.

Необходимо также остановить приватизацию, установить мораторий на банкротство промышленных и сельскохозяйственных предприятий, установить мораторий на повышение внутренних тарифов на электроэнергию, тепловую энергию, природный газ, железнодорожные перевозки, внутренних цен на горюче-смазочные материалы, особенно для российских предприятий промышленности и сельского хозяйства.

Также представляется крайне необходимой ускоренная разработка реализации соответствующих программ импортозамещения. Так, по расчётам рабочей группы Государственного Совета Российской Федерации, объём импортозамещения должен быть не менее 100 миллиардов долларов США, что по существующему курсу составляет порядка 7 триллионов рублей.

В течение двух лет мы можем произвести дополнительно продукции в рамках импортозамещения на 3 триллиона, но чтобы их произвести, необходимы финансовые ресурсы не менее триллиона рублей. Такая политика обеспечит, по мнению рабочей группы Госсовета, дополнительные поступления во все уровни налогов - порядка 500 миллиардов рублей и обеспечит 7-8-процентный рост ВВП. Также необходимо совершенствование...

Председательствующий.  Алексей Николаевич, я извиняюсь, время.

Андрианов А.Н. Ещё полторы минутки, если позволите.

Также необходимо совершенствование недавно принятого Федерального закона 488 "О промышленной политике",  в частности, необходимо придание ему всё-таки инструментального характера, в частности, необходимо введение статьи "механизм реализации промышленной политики". У нас в стране принят закон "О промышленной политике", не содержащий статьи "механизм реализации промышленной политики", который, соответственно, следует прописать, экономические меры господдержки, в частности, финансовой, налоговой, ну и также меры имущественной и таможенной поддержки, предусмотреть повышение объёма предусмотренного данным ФЗ фонда развития промышленности нынешних 20 миллиардов рублей, что в сотни раз меньше, чем реальные финансовые потребности промышленности, до, хотя бы полутора триллионов рублей, что соответствует минимально необходимому годовому размеру бюджетного финансирования промышленности.

Ну и также представляется необходимая реализация мер по активизации импортозамещения в области агропромышленной политики, в частности, это введение льготного кредитования сельхозпредприятий со 100-процентным субсидированием процентной ставки, это повышение объёма финансирования  госпрограммы развития сельского хозяйства до 2020 года с предусмотренных 568 миллиардов рублей до, хотя бы шести триллионов, расширение практики выделения госсубсидий на развитие небольших фермерских хозяйств, установление пороговых значений по импорту овощей, фруктов и другой сельхозпродукции. К примеру, одних только яблок у нас в стране импортируется до 80 процентов, ну и, конечно, другие мероприятия. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Алексей Николаевич.

Уважаемые коллеги, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" социал-демократическая, поэтому мы традиционно много внимания уделяем социальным проблемам, и вот у нас активно работала секция по образованию, мы внесли несколько очень важных законопроектов, в том числе законопроект, касающийся повышения статуса педагогического работника, поэтому я предоставляю слово одному из членов секции по образованию, доктору педагогических наук профессору в недавнем прошлом, президенту Российской академии образования Никандрову Николаю Дмитриевичу. Пожалуйста, Николай Дмитриевич.

Никандров Н.Д. Уважаемый Михаил Васильевич, уважаемая Наталья Александровна, уважаемые коллеги!

Михаил Васильевич, вы предложили одному из выступающих закончить на оптимистической ноте. Я попробую на оптимистической ноте начать, ну и постараться всё-таки, чтобы это не было, начал за здравие, закончил за упокой.

В чём оптимизм? Я готов сейчас утверждать, и боюсь, что это вызовет возможную критику, что у нас сейчас неплохое образование на уровне самых хороших образований в мире.

Мы много потеряли после того, как распался Советский Союз, много потеряли. Мы кое-что очень значимое, но, в общем, не многое привнесли во время самостоятельной России, ушла гиперидеологизация и всё, что с этим связано.

Очень много мы, конечно, действительно потеряли, и всё-таки образование неплохое. Но возникает вопрос - а на каких основах это можно судить? И даже в кратком выступлении позволю себе, мне кажется, небезынтересное  воспоминание из давнего своего посещения Лондона, это было где-то в середине 80-х годов.

Я был там свидетелем очень интересной игры, называется это "Brain British" "Британский мозг". Это то, что соответствует нашему КВН, специально отобранные студенты британских университетов соревновались в познаниях. И меня поразили некоторые вещи, которые не смогли угадать или вызвать из своей памяти эти самые студенты.

Например, никто из присутствующих не мог сказать, кто такие Атос, Портос и Арамис.

Повторяю, это были не случайные люди, а студенты, и отобранные студенты.

И второе. Никто не мог сказать, что такое гемоглобин. Там не требовалось особенно научное описание, достаточно было сказать, что это красные кровяные шарики, примерно в таком вот духе. Меня это поразило. Впрочем, не очень поразило, потому что я уже и тогда был в разных странах. Но поскольку для европейских, по крайней мере, языков у меня барьера языкового нет, я мог вспоминать и слышать то, что иногда теряется в деталях. Я могу сказать, что я был готов к такому, хотя всё-таки меня поразило.

Но после этого я подумал, конечно, это первый взгляд. А вы помните, как сказал в своё время Сократ, которого спросили: учитель, какое средство от любви с первого взгляда? - он сказал, - внимательно посмотрите второй раз. Так вот когда посмотреть второй и на основы критериев, я всё-таки готов сказать, что наше образование неплохое.

Но чего на самом деле не хватает не столько в образовании, сколько в управлении образованием? Я вот в силу своего возраста, я, наверное, здесь или самый старший, или один из самых старших по возрасту. Я помню ещё советских министров, когда это было, скажем, просвещение. Я помню всех российских министров. И я не могу сказать, что они не слушали результаты научных исследований. Да, но, к сожалению, последние восемь лет Министерство образования и науки не готово слушать то, что говорит педагогическая наука и связанные с ней научные исследования, и не готово объективно посмотреть на собственный предмет управления - на образование.

Мы много раз говорили, много, что нужно было сделать и кое-что делалось, но с огромным опозданием. Например, мы говорили о том, что необходимо, чтобы образование и социализация были в координации, они должны быть скоординированы. То есть, грубо говоря, невозможно добиться нормального гражданского общества, если школа учит одному, а жизнь, то есть социализация учит другому. Мы говорили об этом очень много раз и давно.

Говорили о том, что необходимо оградить детей от вредной информации, вредной и в интеллектуальном, в духовном, и в физическом плане тоже. Это говорилось десять лет назад, сделано совсем недавно.

Мы говорили о том, что надо внимательно посмотреть на ЕГЭ, причём не просто ЕГЭ не быть, а внимательно посмотреть. По этому поводу я даже хочу несколько больше сказать, потому что иногда решается вопрос на уровне политическом, ЕГЭ это плохо, его не должно быть, его нужно изгнать.

Так вот, может быть, для кого-то будет это новым, для кого-то нет, что ЕГЭ это мы не то, что взяли от американцев, ЕГЭ это российское изобретение. Более того, так случилось, что в этом году мы можем праздновать, если хотите праздновать, по крайней мере, отмечать 110-ю годовщину появления в Российской Империи тогда ЕГЭ. Правда, оно не реализовалось. Но граф Иван Иванович Толстой, министр образования 1905-1906 годов в своей книжке, а до этого ещё в очень многих местах говорил о том, что необходимо, учитывая огромные размеры Российской Империи, а она ещё тогда была больше, чем Советский Союз, и много больше, чем современная Россия, нужно, чтобы были специальные комиссии. Не школьные учителя, которые учат детей, а специальные комиссии, которые по единой программе проверяли бы то, что знают выпускники.

Причём какие были его обоснования? Он был недоволен качеством обучения в школах, особенно в полной средней школе. И он был недоволен тем, как сравниваются общественные государственные и негосударственные школы. Их тогда было очень немного, но они развивались, и всегда были споры, что лучше. Вот это, как он полагал, решается вопрос лучше. Но так или иначе это не получилось, потом была революция и всякие другие вещи. Это не пришло.

Пришло, но, как бы, американским изобретением. И опять-таки вы сделали большую ошибку, что полностью решили его сначала отменить, потом были споры многочисленные, и, в частности, такие споры: ну, вот глупые какие-то вопросы задаются или такие вопросы, которые требуют просто выбора ответа, где здесь творчество? Так вот, я вам могу сказать, что это как раз очень слабая критика.

Вот представим себе глупейший вопрос. Сегодня у нас состоялось заседание этого экспертного совета. И, допустим, когда-то через сколько-то лет будет спрошено у студента или школьника, было ли в этот день заседание экспертного совета или не было? Если он даже не знает, что такое "экспертный совет", если он даже не знает, что такое "Государственная Дума", вообще ничего не знает, но только способен сделать значок, галочку в одной из двух клеточек или он способен нажать одну из двух кнопок физически, 50 процентов угадывания ему гарантировано.

И это абсолютно ничего не значит, потому что никто не предполагает, что только так будет.

А вот если взять уже вопросов десятки и сотни, как это бывает в реальном ЕГЭ, то даже если только два вопроса вот есть, а берем мы пять, допустим, подряд взятых вопросов, то получается одна вторая в пятой степени, одна тридцать вторая. Какие-то три процента случайного угадывания. Это гораздо меньше, чем живой учитель может себе позволить.

Ну представим себе, что у меня сегодня печень заболела, и это уменьшит мой балл, точнее балл, который я дам. Можно сказать, что нет, конечно, не уменьшит, однако, бывает всё.  Или пришла ко мне симпатичная девушка, я, может быть, добавлю ей чуть-чуть. И вот это совершенно невозможно будет сделать...

Никандров Н.Д. Предложение основное будет у меня такое. Для того чтобы не просто было систему случайных реформ, которых было уже немало, необходимо, чтобы Министерство образования и науки, я не касаюсь сейчас персоналий, а уж сколько раз было сказано о том, что нужно, пора Ливанова снимать, я не позволю себе таких вещей, это не то, что нужно, это могут делать политики, я этого делать не буду, но министерство должно слушать то, что говорит наука, министерство должно слушать объективные сравнения, и соответственно, поступать, то, к чему эти сравнения и эти научные данные нам, нас приглашают.

В частности, вот мы говорим о необходимости повысить финансы, но сколько об этом можно говорить, это, вы знаете, очень удобная тема, можно провести сколько угодно сравнений, я все-таки считаю, что нужно нам смотреть на дело шире.

Нам действительно нужно что, нам необходимо то, что хорошо видно по сравнениям, самых разных, и что показало свою неэффективность, убирать, и наоборот, брать то, что показало свою эффективность. Очень простая идея.

А конкретно, вот, например, у нас идет массовое объединение вузов и школ. В Москве, в частности, школ. Я готов утверждать конкретно и очень конкретно, что это полностью противоречит мировой тенденции.

Да, есть определенные плюсы, можно говорить о снижении затрат на административный аппарат, если будет меньше школ, но, пожалуй, только... Ну и еще можно сказать, что, да, можно так сделать, чтобы в одной школе работал учитель, который работает еще и в другой школе, он очень хороший, у него специальная система есть, всё это возможно сделать и без объединения. Но объединение, особенно на уровне школ, означает, что теряются социальные связи.

Нормальная школа - это такая школа, где директор ну не каждого ученика, конечно, знает, в лицо и по имени, это реально невозможно, но все-таки огромные фабрики-школы, они не соответствуют ни прошлому российскому опыту, ни современному зарубежному опыту, не соответствует тому, что должно быть.

ЕГЭ. Очень хорошо, пусть оно будет. Но только не в том плане, что оно практически оказывается почти что единственным способом...

Председательствующий. Николай Дмитриевич, извините, регламент. Регламент.

Никандров Н.Д. Да, я заканчиваю.

Не то, что единственным способом, фильтром между школой и вузом, это должно быть только одно, кстати, бояться его вообще совсем не нужно.

Ну и тут уже можно было бы очень многое говорить, но я, слушая очень интересные предложения, которые здесь уже звучали, прекрасно понимаю, что когда их просто набрасывают в количестве, то это не воспринимается.

Я считаю, что необходимо Министерству образования и науки свою парадигму управления сделать такой, чтобы она действительно учитывала то, что вытекает из реальных сравнений и мирового опыта, и нашего прежнего опыта, в том числе советского, и еще раннего российского. Тогда, я уверен, мы не будем от одной незаконченной реформы двигаться к другой без видимых результатов.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Спасибо, Николай Дмитриевич.

У нас очень активно работает секция по здравоохранению, есть очень интересные предложения. Следующие три доклада будут посвящены именно этим проблемам.

Я предоставляю слово Улумбековой Гузель Эрнстовне, председателю ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования.

Пожалуйста, Гузель Эрнстовна.

Улумбекова Г.Э. Добрый день, уважаемые коллеги, Михаил Васильевич, вы были абсолютно правы. Не надо презентацию, сейчас нет времени для презентаций. Вы были абсолютно правы.

Мне надо было выступать в первой секции, потому что вопросы здравоохранения это прежде всего, это вопросы здравоохранения. А социальному блоку рассказывать о проблемах социального блока это, конечно, понятно, что мы все с этим согласимся.

Очень коротко, тем не менее, я для вас подготовила специально предложение, что надо делать в нынешней ситуации в здравоохранении, но я хочу даже до той аудитории, которая осталась в зале, донести семь главных тезисов.

Первый тезис. Президент Российской Федерации не снимает свои указы с повестки дня, а это означает, что мы должны достичь ожидаемой продолжительности жизни, а это означает, что руководство отраслью должно сказать, что необходимо делать в системе здравоохранения, чтобы достичь семидесяти четырёх лет.

Второй тезис. В здравоохранении сегодня складывается критическая ситуация. В чём она выражается. В том, что растёт смертность населения, именно растёт. Число умерших в нашей стране возросло за десять месяцев 2015 года почти на 2 процента, а в самом богатом регионе страны – Москве – возросло на 4 процента, и приезжие здесь ни при чём, мы всегда мерили с приезжими.

Вторая проблема – нарастает недовольство медицинских работников и пациентов ситуацией здравоохранения.

Третья проблема – снижается количество государственных учреждений, снижается число врачей, снижается число коек в стационаре. Кто здесь остался, инженеры, поймут легко. Если пропускная способность системы здравоохранения снижается, а число больных, которое идёт в эту систему здравоохранения, не снижается, то мы сможем пролечить меньшее число больных.

Следующее. Сокращаются государственные расходы на здравоохранение. Я уже не сравниваю с 2013 годом, я сравниваю расходы на здравоохранение с 2014 годом, с 2015 годом сравнивать нельзя, он очень дефицитный. Вот насколько это в сопоставимых ценах – на 500 миллиардов рублей меньше. Это означает на 15 процентов, нежели чем мы тратили в 2014 году, в сопоставимых ценах. При этом государственные деньги тратятся неэффективно. Есть такая международная методика – методика Блумберг. Вы, наверное, слышали. Россия из 51 страны по эффективности здравоохранения находится на самом последнем месте. И не потому, что мы мало тратим на систему здравоохранения, а потому что у нас самая низкая ожидаемая продолжительность жизни из тех стран, которые входят в этот рейтинг. В результате снижаются объёмы бесплатной медицинской помощи. Например, число посещений поликлиник в 2014 году в связи с заболеваниями снизилось на 14 процентов. При этом число больных, ещё раз подчёркиваю, у нас не уменьшилось, значит оставшиеся люди не получили необходимой помощи, если у них не осталось денег в кармане.

Следующий тезис – внешние вызовы. Их два. Экономический мы все почувствовали на своём кармане, но что это означает для здравоохранения? Это означает, что если раньше сокращение объёмов бесплатной медицинской помощи мы могли компенсировать из своего кармана, то сегодня ситуацию снижения реальных доходов населения и реальных заработных плат на 8 процентов население не сможет компенсировать снижение объёмов бесплатной медицинской помощи, а значит нельзя сокращать объёмы и финансирование бесплатной медицинской помощи. Тезис по демографическим внешним вызовам –  у нас растёт число граждан старше трудоспособного возраста. То есть поток больных в систему здравоохранения увеличится.

Четвёртый тезис – меры, которые принимаются в системе здравоохранения, необоснованны. Вот те дорожные карты, по которым принималось решение по сокращению кадров, учреждений, коек, они никак, ничем научно не обоснованы, и на это обратил внимание президент в своём последнем обращении к Федеральному Собранию. Соответственно, нам необходимо обосновать. Стратегия, которая обсуждалась на общественном совете Минздрава, она приводит только к одному (к счастью, её не приняли): к тому, что расходы по компенсации снижения объёмов бесплатной медицинской помощи будут отданы на плечи пациентов, её принимать категорически нельзя. А государственный сектор учреждения будут разрушаться за счёт развития частного сектора здравоохранения.

Следующий тезис. Четвёртый. Последние предложения Минздрава по исправлению ситуации. А именно, введение каких-то страховых поверенных, каких-то штрафов, они все не приведут к тому, чтобы улучшить ситуацию и не приведут к тому, что мы увеличим объёмы бесплатной медицинской помощи. Они свидетельствуют о полном непонимании ситуации в здравоохранении.

Пятый тезис. Что надо делать? Есть два пути.

Первый путь. Я, например, считаю, что мы любой ценой, неважно, что бюджет уже подписан на 2016 год, я знаю, что когда принимался 2015 год, поправки в этот бюджет непрерывно принимались. Поэтому я предлагаю не снимать с повестки дня финансирование здравоохранения в сопоставимых ценах на уровне 2014 года. Для этого необходимо 500 миллиардов рублей.

Где взять деньги? 170 миллиардов рублей мы можем сэкономить внутри отрасли, но это при условии эффективного управления. Нынешнее управление не позволит это сделать. Это деньги вот так вот не появятся здесь нам на финансирование здравоохранения. Это надо ещё эффективно управлять системами здравоохранения. Где взять оставшиеся почти 330 миллиардов рублей?

Вот понятно, мы сегодня не ведём шкалу прогрессивную налогообложений, не ведём те экономические меры, о которых говорили предыдущие выступающие в первой части, но мы сможем внутри бюджета расставить приоритеты. Я уже считаю, вот есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе?

У нас падают грузы и пассажироперевозки по ОАО "РЖД", вот оттуда и масса других неэффективных расходов, о которых говорила Счётная палата. Вот оттуда придётся отдать 330 миллиардов рублей на систему здравоохранения. Пусть поздно, но хотя бы в середине года. Если мы этого с вами не сделаем, то придётся принимать срочно антикризисный план управления системой здравоохранения и антикризисный бюджет.

Что это означает? Это означает, что мы должны определить, что мы будем финансировать на уровне 2014 года, то есть какие объёмы помощи останутся на уровне 2014 года, а на что денег не хватит.

Вот что я предлагаю, на что мы должны обязательно сохранить финансирование и значит объёмы бесплатной медицинской помощи.

Первое. Это помощь в поликлиниках.

Второе. Это квалификация кадров.

Третье. Скорая медицинская помощь.

Четвёртое. Экстренная помощь в стационарах.

Пятое. ВМП (высокотехнологичная медицинская помощь) в национальных клинических центрах.

На другие виды медицинской помощи. А именно, выхаживание младенцев с экстремально низкой массой тела, лечение орфанных заболеваний. На большинство видов высокотехнологичной медицинской помощи денег не хватит. Не потому, что я не хочу их оказывать, а потому что надо понимать, что сегодня приоритет оказать большинство базовых видов медицинской помощи большинству населения, чтобы что сделать? Чтобы а) люди не умирали в том темпе, в котором они сегодня умирают, и б) максимально стабилизировать социальную обстановку в стране. Потому что ничто так не определяет внутреннюю стабильность страны, как доступность бесплатной медицинской помощи. С образованием ещё можно подождать, а больные идут в систему здравоохранения ежедневно.

Поэтому вот в этой ситуации есть, ещё раз повторю, два пути.

Первый. Не снижать накала по увеличению финансирования здравоохранения в сопоставимых ценах, никаких пять-шесть процентов, я об этом не говорю, валового внутреннего продукта. Я говорю, дайте нам деньги на уровне 2014 года в сопоставимых ценах.

И второй... Всё. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Выступает следующая ... Елена Леонидовна - заместитель председателя Комиссии по совершенствованию системы здравоохранения. Ой, извиняюсь, Сорокина Елена. Я извиняюсь.

Сорокина Е.Л. Добрый день уважаемый Михаил Васильевич, уважаемые члены экспертного совета, дамы и господа!

Я, наверное, действительно попытаюсь максимально полно осветить работу Комиссии по совершенствованию системы здравоохранения, которая была создана при участии Комитета по охране здоровья.

Комиссия работала год, комиссия работала очень серьёзно. И теме экономики сегодня были посвящены очень многие доклады. Но, даже если у нас будет такой серьёзный рост, на который мы надеемся, то если не измениться система здравоохранения, что показал большой мониторинг, который проводила комиссия, что жить в эту пору прекрасно, жить не придётся ни мне, ни тебе.

Поэтому ещё раз о комиссии. Комиссия для разработки выверенной стратегии реформирования и развития здравоохранения, проект был представлен Минздравом, вы на него написали очень такое серьезное и резкое заключение, провела всероссийский мониторинг и комплексный анализ вопросов по совершенствованию системы здравоохранения с участием представителей и заинтересованных министерств, и регионов России, и предприятий и учреждений системы здравоохранения, научных организаций, с максимально широким привлечением граждан России, используя сайт Сергея Михайловича.

В процессе работы комиссия тесно сотрудничала с целым рядом ассоциаций врачей, это имело принципиально значение, потому что именно мнение профессионалов в конечном итоге определило вот те тезисы, о которых я сегодня буду говорить. Лига пациентов принимала участие в X Чрезвычайном Пироговском съезде врачей.

Позвольте доложить итоговое мнение экспертов, врачей и граждан России, выявленное в процессе работы комиссии.

Сложившаяся ситуация в системе охраны здравоохранения населения и медицины в Российской Федерации оценивается как кризисная, даже чрезвычайная.

Отмечаются неоправданный оптимизм у Минздрава России, крайне растущее беспокойство у медработников и пациентов, понимание неизбежной катастрофы у специалистов по организации охраны здоровья и медицинской помощи.

В чём причины такой ситуации? Их несколько. Отсутствие четко сформулированной и обоснованной государственной стратегии развития здравоохранения, о чём говорила ... несистемные, непоследовательные, научно не выверенные и во многом ошибочные и затратные реформы, а также проводимая без прогнозирования последствий оптимизация системы здравоохранения.

Всероссийский мониторинг, который проводила комиссия, и всероссийское медицинское обсуждение 2015 года ситуации в здравоохранении России и оценки врачей дали очень похожие результаты по многим ключевым вопросам.

Люди говорят о трудностях получения медицинской помощи, сокращении медицинского персонала при объективной нехватке квалифицированных медицинских специалистов, нерешенности вопросов достойной оплаты труда врачей, о проблемах с лекарственными обеспечениями.

Слайд второй. Вот в цифрах результаты данного медицинского обсуждения.

Слайд второй, пожалуйста. 83 процента респондентов в разной степени оценивают ситуацию в здравоохранении как неспокойную. 96 процентов респондентов считают, что здравоохранение их региона нуждается в модернизации. 56 процентов оценивают медицинское страхование как отрицательное явление в организации и финансировании медицинской помощи населению. Почти 50 процентов за переход к государственной бюджетной модели с учетом опыта лучших международных образцов.

В этой связи хотелось бы особое внимание уделить вопросу системы медицинского страхования в России.

По мнению профессионального сообщества и граждан России, ОМС в России – это не страхование, а специальная система финансирования медицинской помощи. Государство оплачивает деятельность государственных лечебно-профилактических организаций через частных коммерческих посредников. Страховщиком в ОМС является государство (ФОМС), а не компании, которые названы страховыми медицинскими организациями. Ведь они не несут на себе никакого страхового риска, не участвуют своими деньгами в страховании.

Вертикаль управления отраслью практически утрачена. Система договоров ОМС камуфлирует и многократно усложняет отношения государства со своей собственностью.

Большинство врачей в России считают страховые медорганизации лишним звеном.

Таким образом, можно констатировать, что при попытке внедрить рынок в государственную систему здравоохранения возник конфликт двух систем – рыночной и государственной.

Какие дефекты гибридной бюджетно-страховой модели организации и финансирования здравоохранения в России видят эксперты?

Первое. Полис противоречит статье 41 Конституции, согласно которой граждане имеют право получить помощь без дополнительных условий предъявления полиса.

Второе. Страховые медорганизации ...  коммерциализации и платности медицины с крайне уродливыми последствиями.

Все участники системы, включая медицинские организации, вдумайтесь, заинтересованы в росте числа больных, в том числе тяжелых, что противоречит интересам государства.

Далее все участники системы заинтересованы в росте числа оказанных медицинских услуг, но не заинтересованы в их результатах, то есть в том, чтобы лечить, а не в том, чтобы вылечить. Отсюда невыгодность профилактики, раннего выявления и своевременного лечения, борьбы с социальными болезнями.

Четвертое. Создание на месте государственных и муниципальных учреждений здравоохранения государственно-частных партнерств, не упомянутых в Конституции, также влечет за собой нарушение прав граждан на бесплатную помощь.

Пятое. Сокращается размер реального финансирования медицинской помощи, на моржу страховых посредников, возросшее документирование, интересы лечебных учреждений в приписках и навязывание ненужных медицинских услуг, о чем так активно в последнее время говорится в прессе. Расходуется 10, 20 процентов средств ОМС.

Эксперты обращали внимание и на многие другие проблемы, но к сожалению, в силу регламента, их нет возможности все перечислить в этом выступлении.

Каковы же в результате проведенного анализа выводы экспертов? Прежде всего, наверное, вывод такого серьезного стратегического характера. Эксперты считают, что косметически или кардинально улучшить существующую модель ОМС невозможно. Страховые медицинские организации, как лишнее звено, могут быть безболезненно исключены из системы ОМС.

Способом разрешения неопределенности и противоречий является воссоздание органичной для России и воспринятой во многих ведущих странах мира государственно-бюджетной модели охраны здоровья и организации медицинской помощи.

Немного об истории предполагаемой государственно-бюджетной модели.

Слайд 4, пожалуйста.

Переход от социального страхования к преимуществу бюджетного финансирования в разных модификациях произошел во многих странах после Второй мировой войны. Государственная бюджетная модель охраны здоровья организаций медицинской помощи применяется в Великобритании с 1948 года, Ирландии с 1971-го, Австралии, Дании с 1973-го, Португалии с 1979-го, Норвегии, Швеции, Финляндии, Новой Зеландии, Исландии, Италии с 1980-го, Греции с 1983-го, Канаде, Испании с 1986-го.

Основой государственной бюджетной модели является национальная система охраны здоровья. Эта система, состоящая из охраны здоровья, а также из организации и оказания медицинской помощи с прямым без посредников финансированием из налогов, в том числе целевых,  единой системы государственных и муниципальных, и медицинских организаций, обеспечивающих широкую доступность и бесплатность медицинской помощи, бюджетная модель её важная часть.

Частные клиники являются составной частью организаций оказания медицинской помощи, их услугами пользуется небольшой процент граждан.

Каковы же основные постулаты государственно-бюджетной модели? Здоровье - это основное право человека. Здоровое население - это общественная ценность.

Второе. Здоровье - это система социального выравнивания, особенно в условиях неравенства в доходах и возможностях.

Третье. Рыночные отношения и регулирование в охране здоровья и при оказании медицинской помощи недопустимы.

Четвертое. Требуется исключение денежных расчетов с пациентами, общедоступность и платность медицинской помощи. Максимальная приближенность медицинской помощи к населению, её качество и всеобщий охват, восстановление авторитета медработников, повышение престижности и оплаты охраны труда, оценка организаций и врачей по результатам их работы.

По мнению экспертов переход к этой модели может пройти в нашей стране просто и оперативно. Финансирование производится из налогов, так называемый страховой взнос 5,1 процента, становится целевым налогом. Коммерческие страховые медорганизации занимаются только слабо развитой системой добровольного медицинского страхования, воссоздается вертикаль власти и финансирование в Минздраве России.

Частные клиники, независимые от государства, конкурируют между собой государственными и муниципальными ЛПО.

Какие же, по мнению эксперта, стоят очередные стратегические задачи? Это очень важно, потому что надеемся, что именно эти позиции будут включены в обращение Сергея Михайловича. Комиссия подготовила специально документ по этому вопросу.

Первое. Рассмотреть вопрос о внедрении в России государственной бюджетной модели охраны здоровья и организации медицинской помощи.

Второе. Добиться увеличения государственного финансирования здравоохранения до 5,5 процента ВВП.

Разработать для России национальную систему охраны здоровья и выверенную стратегию развития охраны, улучшения здоровья граждан и оказания им медицинской помощи обязательно с участием широкого экспертного сообщества, не только Минздрава России.

Определить, что охрана здоровья народа является приоритетом в политике государства в одном ряду с охраной государственной границы и охраной правопорядка.

Вот это предложение звучало в очень многих обращениях и граждан, и в предложениях ассоциаций.

Создать при Президенте России национальный совет по охране здоровья страны.

Возобновить ежегодные доклады президента о состоянии здоровья народа Федеральному Собранию.

Оказаться от трактовки медицинской помощи как услуги, что указывает на рыночный подход к регулированию в этой сфере и противоречит Конституции страны.

Шестое. Рассмотреть об исключении из системы ОМС страховых медорганизаций.

Разработать рациональную систему вертикали управления в Минздраве России с участием федерального фонда ОМС.

Восьмое. Государству делегировать часть своих полномочий по организации медицинской помощи профессиональным объединениям врачей, ассоциациям.

Эксперты также обращают внимание на необходимость реализации следующих мер не стратегического уровня, но которые требуют оперативного решения. Ряд этих мер уже озвучила Гузель Эрнстовна, я с вашего позволения повторюсь, поскольку у меня их намного больше.

Эксперты считают, что необходимо срочно остановить продолжающееся разрушение здравоохранения под прикрытием модернизации, оптимизации и реформирования.

Пересмотреть необоснованное сокращение числа государственных и муниципальных медицинских учреждений здравоохранения, числа медицинских кадров и стационарных коек.

Повысить эффективность расходования государственных средств на здравоохранение.

Отменить неоправданное строительство новых центров и приобретения дорогостоящего оборудования.

На переходный период внести изменения в закон об ОМС, исключив из ОМС страховые медорганизации и поручив им заниматься только ДМС.

Развивать приоритет врача первичного звена в здравоохранении.

Повысить статус главного врача.

Развивать эффективное функционирование лечебно-профилактических организаций.

Совершенствовать систему реабилитации.

Увеличивать объёмы и доступность бесплатной медицинской помощи для населения.

Проработать оптимальную иерархию медицинских организаций для города и села с привязкой их размещения к конкретным территориям в зависимости от численности и структуры населения, особенности расселения, расстояния, состояния дорог и транспортных сообщений.

Вы знаете, сегодня столько говорили об экономике, что, поверьте, о здравоохранении, которое, наверное, сейчас является самой острой темой социальной зависимости от численности структуры населения.

То есть вот этот вопрос о доступности бесплатной помощи для города и села с привязкой к размещению, он имеет для нашей огромной страны, наверное, самое ключевое значение.

Создать службу с участием врачебных ассоциаций по разработке лицензионных требований к получению медицинской профессии.

Повысить престижность и оплату труда врачей, медсестёр и преподавателей медицинских вузов.

Создать и внедрить электронную медицинскую карту пациентов.

И последний очень важный вопрос. Разработать систему мер по всестороннему совершенствованию системы лекарственного обеспечения, в том числе ускорить внедрение программы бесплатного лекарственного обеспечения её поэтапного внедрения.

Комиссия готова начать подготовку пакета законодательных инициатив по всем вышеназванным проблемам с участием представителей из заинтересованных министерств и регионов России, и врачебных ассоциаций, предприятий, учреждений системы здравоохранения с максимально широким привлечением граждан России на благо страны и народа.

Очень жаль, что фактически наше выступление не слышали многие депутаты фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Поэтому комиссия обращается с просьбой к руководству экспертного совета провести отдельное мероприятие по вопросу здравоохранения.

Поскольку, уважаемая Наталья Александровна, президент назвал народосбережение в России необходимостью в государственной политике. Позвольте выразить мнение профессионального, экспертного сообщества и граждан России, что именно партия "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" может стать основным локомотивом в разрешении столь острой для общества, почти для каждого человека в нашей стране проблемы достойной охраны здоровья и медицинской помощи в России.

И позвольте передать резолюцию комиссии, согласованную со всеми организациями, ассоциациями, с которыми мы работали, для изучения и для включения в обращение Сергея Михайловича к руководству нашей страны.

Председательствующий. Спасибо.

Так, и завершает выступления экспертов комиссии по здравоохранению Саверский Александр Владимирович, президент Лиги пациентов, член Общественного совета и Этического комитета при Минздраве России. Пожалуйста.

Саверский А.В. Добрый день, уважаемые дамы и господа, Наталья Александровна!

Спасибо за возможность выступить.

Будьте добры презентацию поставьте, картинки просто там есть, которые лучше видеть.

Я 15 лет возглавляю Лигу защитников пациентов и многие вещи вижу именно со стороны людей, которые жалуются, которым больно, которые плачут, и долго ломал себе голову, в чём основной ключ проблем, которые у нас, собственно говоря, возникают.

И вот посмотрите на такие некоторые блуждания Президента России Владимира Путина в оценке, собственно говоря, понятия медицинской услуги той самой. В 2013 году он говорит, что мы привыкли к термину "медуслуга", но вообще это неправильно, это вообще не сфера обслуживания. А в 2015 году вот уже на форуме ОНФ он говорит: я знаю, медики не любят, но всё-таки это услуга.

Но хочется всё-таки напомнить гаранту Конституции, что в Конституции слова "медицинская помощь" используются. И почему это важно? 323-й закон попытался эти слова объединить, услуга – это типа помощь и наоборот.

В действительности все мы понимаем, что услуга – это рыночная категория, которая обладает стоимостью, результатом, договорными особенностями и так далее. Помощь к этому не относится, это государственная функция.

И, собственно говоря, мой доклад, уважаемые коллеги, будет посвящен именно тому, чтобы разделить то, что мы смешали, потому что это смешение и является основой тех огромных проблем, которые мы сегодня в здравоохранении имеем.

Ну, прежде всего, посмотрите на основные парадигмы финансирования медицины. С чего всё началось? Значит, простые вопросы: может ли вообще больной человек за себя платить? Чем? Как? Как долго? Ну хорошо, на консультацию терапевта у меня там тысяча рублей, может быть, и есть, а если я, не дай бог, серьезно заболел, я ведь не работаю. И что тогда?

И посмотрите, в ответе на эти вопросы возникла вот такая схемка, когда в средние века каждый сам за себя платил и поэтому умирал, потому что денег не было, в ответе на эти самые вопросы.

С развитием технологий появление фабрик позволило создать больничные кассы – тот самый котел, где здоровые платили за больного, и это был впервые страховой принцип.

Далее больничные кассы отделились от страховых компаний и в развитом обществе мы получили уже страховые компании.

Дальше ещё один уровень, когда государство приняло на себя этот груз страховщика, и уже давно государства являются глобальными страховщиками в системе здравоохранения, они платят.

Советский Союз пошел ещё дальше впервые в истории: он осуществил функцию создания собственной системы здравоохранения, своих собственных сетей государственных учреждений, и он не просто платил, а своими силами (это дешевле) оказывал помощь.

И что мы же сделали в 1991 году? Мы вдруг всё это развернули и сказали: ну вот мы, что можем, то делаем, а ты там крутись как можешь, сам пациент. И опять в средние века вектор пошел.

На сегодняшний день, как вы знаете, по оценкам Счётной палаты, в прошлом году рост платных услуг составил 25 процентов, по итогам полугодия этого, по оценкам ОНФ, рост – 16 процентов. Смертность, как вы сегодня слышали, растет. И я думаю, что эти вопросы абсолютно взаимосвязаны.

Но давайте подумаем, может быть, это нормально, пусть и платит. Какова цена-то здоровья? Есть бытовая фраза: здоровье бесценно. А теперь представьте себе этот бесценный товар на рынке. В определенной ситуации вы заплатите любые деньги, лишь бы ваш ребенок жил, то есть это правда, оно бесценно, и мы имеем на рынке бесценный товар.

 Но, более того, мы думаем, что мы платим за результат, а исполнитель, считая, что он получает деньги за процесс, правда, говорит об этом только в суде, ... никаких гарантий. Да вы что? Наука, медицина - это искусство.

Ещё одна большая проблема, которая говорит о том, что это нерыночные отношения - свобода воли. Как вы знаете, Гражданский кодекс начинается, буквально, с этого принципа: свобода воли, свобода договора.

Ну какая у пациента свобода воли? Он зависим абсолютно: он боится, он боится болезни и поэтому сразу попадает в зависимость к врачу. И он не обладает информацией достаточной для принятия решений. А он не знает, что ему нужно, что у него болит и как вообще лечить? И нужно ли вообще лечить?

А у капитала, если мы говорим о рынке, задача - заработать. Заработать на чём: на болезнях, на страхах, на зависимости? И пациент превращается в идеальную мишень для зарабатывания денег. Сами вспомните - это просто сейчас даже примеров не надо приводить.

Таким образом у пациента нет автономии воли, то есть это по определению противоречит гражданскому обороту прав и мы не можем рассчитывать, что это отрегулируется рынком. Заплатишь любые деньги, напоминаю.

А что же тогда такое охрана здоровья? Это функция государства. Посмотрите: все основные охранительные функции - это охрана государства, охрана правопорядка, охрана безопасности, границ. Это всё функции государства. Почему мы основную функцию, одну из основных - здоровье вынесли и пытаемся отрегулировать рынком? Это, конечно же, ошибка.

И представьте себе на рынке прокурора, армию, там, не знаю, таможню. Сегодня мы слушали, там коррупцию. Да, это безумие.

И то, о чём Елена Леонидовна говорила, возник действительно конфликт двух систем, причём дело в том, что если бы мы их развели отдельно: частную и государственную и хранили бы их отдельно, потому что там совершенно разные принципы регулирования действительно, но это ещё, ладно, можно было бы как-то терпеть, но дело в том, что мы их в одну кучу свалили в одном лечебном учреждении. К чему это привело? Платно или бесплатно лабороскопия, лаборотамия? 

Это по всей стране, уверяю вас. В одном же регионе у вас будет ФОМС, территориальный фонд говорит, что это входит в базовую программу госгарантий, а Минздрав будет говорить, что, нет, не входит. Это правда. Вот четыре месяца понадобилось федеральному Минздраву, чтобы разобраться в этом вопросе и так и не ответили, что сколько стоит, что входит в программу госгарантий?

Это всё на самом деле противоречит Конституции, потому что вся медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях в здравоохранении оказывается бесплатно. Там слайд будет по этому поводу.  

И вертикаль действительно утрачена, не знаю, мало кто знает, но, оказывается, ведь наш Минздрав-то не обладает вообще никакими полномочиями, этими полномочиями обладает ФОМС. У нас баня, а через  дорогу - раздевалка. У нас ФОМС обладает нормативно-правовыми функциями и деньги у него. И поэтому министры местные бегут там, на местах, к территориальному фонду деньги просить.

Ну и в принципе смешение: оплата за тарифы, оплата за души, оплата за результаты, оплаты по клиническо-статистическим группам и всё это не отдельно, а вместе: чего хочешь, то выбирай. В результате что происходит? В результате хаос, который возник, он просто пожирает все ресурсы, которые только могут быть, как чёрная дыра, о которой Матвиенко в своё время говорила, что здравоохранение - чёрная дыра. Не здравоохранение чёрная дыра, а как раз таки противоречия, которые созданы, о чём тоже говорилось.

Но посмотрите, нам говорят все: право выбора лечебного учреждения, с учётом территориально-участкового принципа. То есть это как? Врач с другого участка ко мне не пойдёт. Какой же это выбор?

Полис, который в Конституции не написан, я там гражданин, я могу придти и сказать: а не надо мне по 326-му закону, по ОМС, вы мне по Конституции помощь окажите.

Дальше. Страховщиков у нас пытаются объявить, что они сейчас всех застрахованных защитят. Да как же они защитят, у них прямой конфликт интересов? Они не хотят ..., деньги-то через них, как бы почти их, они не будут тратить ни на объёмы, у меня голова болит вместе с ногой. А чего это вы ему голову лечите? Он же с ногой поступил. Бах, увеличение объёмов. Невыгодно, чтобы они это сокращали.

Увеличение, контроль качества. То же самое, какой контроль качества в моих интересах? Им контроль стоит дороже, короче говоря, естественно, они не заинтересованы в увеличении расходов, ну и так далее. Целый ряд противоречий, которые порождают действительно хаос и пожирание ресурсов.

Пожалуйста, прочитайте Конституцию - это очень важно, вот в этой части, тут каждое слово на своём месте. Что? Медицинская помощь. И здесь нет никаких объёмов, вот необходимая, соответственно, достаточная помощь должна быть оказана. Где? В государственных, конкретно в государственных и муниципальных учреждениях. Поэтому создание, например, государственно-частных партнёрств лишает граждан конституционного права на бесплатную медицинскую помощь, потому что оно реализуется только в государственных и муниципальных учреждениях, понимаете, то есть, форма указана.

Дальше. Кому гражданам, незастрахованным лицам, ни кому-то ещё, именно гражданам, да, бесплатно, за счёт каких-то там поступлений, но мы не можем читать Конституцию, как гражданам бесплатно за счёт граждан, иначе всё, это конец правовой структуре.

Платить в системе можно только за труд врачу. Анализ показывает, что как только вы вводите любой фактор, за который вы платите и который зависит от системы, результат ли это, вот хотите, за результат? Давайте, прекрасно, за результат платить. И вам тут же нарисуют, сначала объявят всех больными, а потом прекрасно выздоровевшими, понимаете.

За услуги  - 70 процентов приписок показал вот переход на подушевое финансирование, сразу сократилось на 70 процентов количество услуг в Москве в переходе с 2013 на 2014 год из-за изменения системы финансирования, представляете. И ещё приписки, говорят, есть. Сколько их, вообще, непонятно.

Сейчас клиника в статистические группы платит. Врач, если не дурак, а ему главврач там стоит и говорит: "Ты что, за аппендицит-то пишешь? Ты напиши перитонит разлитой, группа подороже будет". Понимаете, мы ничего в результате вот этих всех приписок, мы лишены абсолютно возможности в масштабах макроэкономики что-то планировать, потому что мы просто не понимаем, сколько у нас в реальности, чем люди болеют, понимаете.

Поэтому можно ориентироваться только на два фактора основных: это удовлетворённость пациента конкретно врачом и учреждением, и от этого платить премии, плюс смертность в конкретном регионе, в конкретном районе. Я заканчиваю.

Поэтому то, о чём говорила Елена Леонидовна, здравоохранение на содержании у государства, мне остаётся только сказать последнее, чтобы вы это хорошо запомнили. В действительности здравоохранение - это структура, которая ведёт реальную войну, войну с болезнями. Там есть и смертность, там есть врачи - это офицеры, там есть персонал - солдаты, там есть боеприпасы - лекарства и так далее, это реальная война, это армия.

Если, представьте себе армию, которая управляется рыночными механизмами. Кто больше заплатит, с тем и повоюем, да. Заплатите, как вот мне вчера в этом, в Фейсбуке по этому поводу отписались, а что, частные компании военные - это разве плохо? Я говорю, ага, хотите посоревноваться с ФРС по поводу количества денег у вас и у ФРС? У ФРС их будет больше, я вас уверяю, и они нашу же армию частную направят против меня. Это абсурд.

Или представьте себе армию, которая управляется страховыми компаниями. Ни один приказ Главнокомандующего вовремя к этим, к вашей армии не придёт, она обречена на поражение, подумайте об этом. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Александр Владимирович.

У нас следующий выступающий, у нас один из самых активных и эффективных наших членов экспертного совета - Расторгуев Валерий Николаевич, доктор философских наук профессор факультета философии МГУ.

Пока Валерий Николаевич идёт к микрофону, я хотела сказать для всех. У нас очень много выступающих, и вот часть выступающих уже не дождалась своей очереди и собираются выходить.

Хочу всем сказать, у нас ведётся стенограмма. Эта стенограмма будет опубликована на сайте Экспертного совета, поэтому те, кто не успел выступить, но имеет доклад, доклады будут все опубликованы на сайте, поэтому, пожалуйста, можно в письменном виде тогда мне передать. Спасибо.

Пожалуйста, Валерий Николаевич.

Расторгуев В.Н. Уважаемый председатель, уважаемые коллеги! Я буквально несколько тезисов, поскольку само наше заседание по сути было очень показательным.

Вот в первой части заседания, которое было посвящено экономическим проблемам, я, например, вынес из большинства докладов один довольно чёткий вывод, который заключается в том, что кризис, по сути, рукотворный, о котором мы говорим, поскольку существует огромное количество инструментов, которые могли бы погасить сейчас наиболее негативные явления, связанные с дефицитом и прочее.

Это на самом деле так. Кризис не настоящий, кризис рукотворный.  Кстати, обращаю ваше внимание на своеобразный юмор нашего президента, который в своём обращении или диалоге с обществом, сказал о том, что мы говорили о кризисе, в котором находились, как о чёрной полове, теперь мы поняли, что это была белая полоса. И при этом он сказал, что это как раз свидетельствует о выходе из кризиса. То есть, мы прошли пик, сказал он. И я бы продолжил, и впали в пике.

То есть, конечно, здесь очень своеобразная логика, но я должен сказать, что за этой логикой есть правда. В чем эта правда заключается? Она заключается в том, что мы путаем причины и следствие, почему, очень ярко об этом свидетельствует сегодняшнее заседание.

Мы полагаем, что причина кризиса - это экономические неурядицы, это хаос в планировании, это ошибки, это преступления, это коррупция, ну и так далее по списку, можно по алфавиту разложить, причин тысячи.

А вот свертывание социальных гарантий, свертывание вот ключевых вопросов, о которых сейчас говорилось, а именно государственно-бюджетные модели, на которых зиждется большинство наших социальных гарантий, так вот это уже следствие. То есть, ну, действительно, когда такой большой кризис, то приходится экономить на чем? Ну на всём. Поэтому давайте все вместе, как говорится.

Друзья мои, вот здесь причины и следствия меняются местами. Дело в том, что строго говоря настоящий кризис, это Черчилль как раз об этом писал, он различал настоящий и ненастоящий, это мировой кризис, его работа, настоящий кризис, он дает шанс обществу не умереть. Почему шанс? Потому что впервые правящий класс в период настоящего кризиса сталкивается лоб к лбу с большой стратегией. То есть в условиях настоящего кризиса те, кто не хочет принимать стратегических решений, потому что их надо готовить, это длинные стратегии, их надо отрабатывать, они принимают их молниеносно, как воины во время войны, командующие фронтов, принимают роковые решения, пишет он. И это действительно так.

То есть в час Х вот когда разразился настоящий кризис, государство хватается за стратегию. И только в этот момент приходят большие стратегии, кстати.

В качестве примера приведу, вот мы ездили с Сергеем Михайловичем в Крым, я как раз делал доклад о том, что у нас нет в России стратегии интеграции, писаной стратегии, но реально она есть, потому что у нас реально есть Крым.

То есть вот настоящий кризис когда разразился, и когда мы были вынуждены, как говорится, наперекор логике больших стратегий и продумываний, у нас нет стратегии до сих пор реинтеграции, принять реинтеграционную стратегию, то есть воссоединить Крым, то есть мы создали прецедент, кстати, большие стратегии осуществляются по прецедентному праву в кавычках, потому что это не правовая сфера, это немножко другое, это принцип принятия политических решений.

Ну а теперь о причинах и следствиях. Так вот, вчера было 75 лет Панарину Александру Сергеевичу, может быть кто-то из вас слышал, это мой большой друг покойный, замечательный мыслитель, он как раз говорил о природе кризиса рукотворного в нашей стране, который специально производится. И он говорит - глупо и наивно смотреть на этот кризис в отрыве от того, что происходит в Европе и мире.

А что происходит в Европе и мире? И вот здесь вопрос о причинно-следственных связях. А происходит следующее. По сути идет покушение на социальное государство вообще.

То есть для чего вот, например, происходит то, что сегодня, например, можно назвать настоящим, более чем настоящим кризисом для европейцев? Вот эти огромные толпы мигрантов и так далее, которые нельзя контролировать, остановить, это полное разрушение всех социальных институтов, они перегружены, они рушатся на глазах, и мало того, здесь возникает главный эффект - обычные граждане понимать начинают, что причина этой страшной катастрофы, которая пришла, она рукотворная, причина этой страшной катастрофы, которую можно было предотвратить, это и есть социальное государство. Если бы не было там вот этого социального государства, построенного после войны, ну потому что между молотом и наковальней оказалась Россия, между Советским Союзом с его социальными гарантиями и так далее, перераспределением, государственно-бюджетными гарантиями социальных прав, так вот когда и Соединенные Штаты Америки, так вот они выбрали модель социального государства, чтобы не проиграть в этой гонке. Теперь они могут спокойно, учитывая, что блока не существует, биполярная система ликвидирована, они могут ликвидировать, но как ликвидировать, для этого нужно изменить психологию людей, они должны возжелать уничтожение социального государства, потому что они видят, что это губит их отечество, разрушает всё до основания, включая сюда и сами социальные гарантии, которые становятся невыполнимыми, а только декларируемы в конституциях.

Так вот в этом контексте наше, извините, отсутствие стратегии, о чём мы говорили, не раз сегодня это звучало, отсутствие этого ориентира и так далее. Это совершенно понятно, это не отсутствие стратегии, это всё та же стратегия, которая укладывается в эту модель. То, что касается, я хотел сегодня сделать достаточно развёрнутый доклад о структурах научного сообщества, которое могло бы помочь в этой ситуации, как это делается на Западе хотя бы, ну, на Западе, вы знаете, существуют мозговые фабрики и так далее, в России нет ни одной, вообще, строго говоря, по рейтингу. Вообще ни одной.

Но в России был механизм, который позволял экспертам консолидированно и независимо работать, будучи встроены в систему власти. Это была академия наук, как вы помните, между которой и высшей властью не было посредников. Но что сделала сегодня наша власть? Она поставила систему посредников, так ведь? Которые полностью, так сказать, обессмыслили функционирование РАН как мозговой фабрики. Я мог бы здесь детально всё это изложить и показать, и плюсы, и минусы, там есть и плюсы, конечно, потому что после ликвидации отраслевой науки как в принципе, а её нельзя было содержать после ликвидации отраслей. Так вот понятно, что академия это всё равно, что статуя без рук, которую поставили на хозяйство. То есть сделай что-нибудь, а рук-то нет. То есть отраслевой науки нет, осталась академическая, вузовская и прочее. Поэтому академия действительно не нужна в этом виде в значительной степени, но и мозговых-то фабрик мы тоже не создаём, понимаете, да? Поэтому я бы сейчас прочитал лекцию о том, что все политические концепты, которыми мы пользуемся абсолютно все, не из нашей вообще науки и фабрики идут, а разработаны специально для демотивации. Но это уже другой вопрос, к сожалению...

Я с огромным удовольствием прослушал сегодня все доклады и должен сказать, что у меня картинка сложилась достаточно целостная. Действительно, причину и следствия нам не дают увидеть, а она очевидна.

Хочется закончить оптимистически. Тем, с чего начал, с Черчилля. То есть когда настоящий кризис, а он придёт, как плата за то, что мы сейчас делаем, за искусственный кризис, он разразится, вот тогда мы встретимся лицом к лицу со стратегией великой, и тогда, может быть, такие решения, как присоединение Крыма или интеграционная стратегия, будут не просто по факту, но будут хотя бы и осмысленно приняты властью.

Спасибо.

Председательствующий. Валерий Николаевич, спасибо большое. Ваш развёрнутый доклад мы ждём, он будет тогда в стенограмме, спасибо.

Следующий у нас по списку Старостин Сергей Алексеевич, доктор юридических наук, профессор кафедры административного права Московского государственного университета имени Кутафина.

Сергей Алексеевич у нас выступает от секции по административному праву. Секция провела огромную, колоссальную работу.

Старостин С.А. Спасибо.

Уважаемые коллеги, я понимаю, регламент, обед. Буквально две минуты.

Ровно полтора года назад вот в этом зале мы провели "круглый стол". Это вот то мероприятие было, когда, вы знаете, за тринадцать лет действия нынешнего Кодекса об административных правонарушениях только проблемы. Вот наш активный законодатель, наверное, не очень корректно, тактично говорить об этом, но настолько его совершенствовал, что сегодня он не удовлетворяет никаким требованиям, и надо было что-то делать. И вот до полуторагодовалого этого мероприятия только писали и говорили. И вот тут получилась ситуация, что вот это стало точкой отсчёта, когда началась действительно реальная работа, и сегодня я слышал, что не очень-то слушают учёных.

Вот это тот случай, когда учёных послушали, и мы сделали кодекс, он называется Кодекс об административной ответственности, проект этого кодекса, он 30-го числа внесён в Государственную Думу.

Колоссальнейшая работа. Здесь труд не только учёных, лучших административистов нашей страны, это труд органов государственной власти, лучшего представителя судейского сообщества и так далее. Я презентую вот этот кодекс.

И, уважаемые коллеги, с Новым годом. Я на этом хотел бы закончить.

Председательствующий. Спасибо большое.

Хочу тоже... Не могу не сказать, что это как раз тот случай, когда выслушали учёных, и, собственно говоря, сами учёные сделали новый административный кодекс. Будем надеяться, что Госдума его примет.

Следующий у нас выступающий Новиков Александр Анатольевич - главный редактор журнала "Наша власть. Дела и люди".

Новиков А.А. Уважаемые друзья!

Я член Экспертного совета по избирательному законодательству, но я не буду говорить, поскольку совсем мало людей по избирательному законодательству. Я вообще хотел сказать буквально несколько моментов.

Сегодня уже ушла эйфория от принятого, от нашего внимания к тем законам и к той законодательной деятельности, которая царит в Государственной Думе. В последнее время стали проявляться в нашей правовой системе достаточно много и негативных явлений. Это, прежде всего, резкое увеличение количества законов и других нормативных актов, которые, в общем-то, от их принятия резко уменьшилась эффективность законодательства в целом. В связи с бесконечными улучшениями и новациями само законодательство усложнилось. Его качество снижается из-за крайней спешки неподготовленных законопроектов, их внутренней и взаимной противоречивости, недостаточной адекватности социальным реалиям.

Я хотел бы сказать, что, в общем-то, есть главенствующий принцип, который должен быть в создании законодательства. Если исходить из того, что право это возведённая в закон воля народа, то, безусловно, главенствующий принцип должен быть таков, чтобы законы работали, они должны, как минимум, отражать не только интересы власти, но и запросы, потребности и ожидания общества, а также соответствовать духу времени и уровню мировой цивилизационной планки.

 При этом должны быть понятны следующие вещи. Законодательство не должно быть в законы наши, они должны быть относительно просты, понятны и соответствовать четырём "не": не перегружены деталями и мелочами; не противоречивы внутренне и относительно норм других законов; не содержат взаимоисключающие понятия и положения; не допускать двусмысленных толкований и разночтений; и быть, самое главное, практически реализуемыми по существу на всех уровнях и всеми структурами, которым они адресованы.

Что же происходит на сегодня?

Мы видим то, что сегодня при обилии самих законов, чрезмерном объёме этих законов, их порой изворотливо путанном языке, в котором порой тонет смысл, замысел и суть. Сегодня уже даже социальный блок мы послушали выступления, они достаточно характерно говорят о том, что, мне даже легче говорить, о том, что какие ФЗ были приняты, как они немножко исказили в отношении тех же медицинских услуг и так далее.

Избыточная детализация, обилие изъятий, изменение последующими законами свидетельствует не только поспеть, но и, скорее всего, о низком профессионализме тех, кто принимает закон, прежде всего, а это, прежде всего, депутатский корпус и экспертное сообщество, которое готовит в основном. И это приводит к эффекту обманутого ожидания, не дают желаемого результата.

Поскольку времени мало и все, ещё желают люди выступить, наши эксперты уважаемые, я хотел бы сказать о том, что сегодня, конечно, пока нет целостной общегосударственной программы законотворчества, к сожалению. Эта программа очевидна и здесь требуется создание института и федерального вмешательства, и роль таких институтов, безусловно, как Конституционного Суда. Но несомненно важный момент и соединение взаимодействия федерального центра и субъектов Российской Федерации.

Один из самых слабых вопросов - взаимодействие Государственной Думы и субъектов законодательных инициатив в регионах. Поэтому предложение, уменьшить, остановить законотворческий вал, так как многое просто не подходит под слово "хорошо", значит, надо взять тот принцип "лучше меньше, да лучше". Всемерно бороться за краткость самих законов, ясность и лаконичность языка и форм законодательства. Сделать одним из непреложных правил отражение реальных причинно-следственных связей, о чём говорил предыдущий выступающий, в тех процессах и в системе отношений, которые регулируются данными законами.

Самое главное придать законам, особенно федеральным конституционным, статус базисного, общеметодологического звучания нормативного акта, не претендующего на всеобъемлющий документ с бесконечной детализацией и конструктивным .... И принимать законы не только актуальные, что называется "на злобу дня", но непременно с прогностическим эффектом.

Так как мы спешим, я конкретный пример, который сегодня, можно говорить, на злобу дня.

Значит, депутат Лысаков, знаете, выступил. Обрадовались, когда "Платон", столько было протеста, более 56 регионов России в отношении этой системы "Платон", значит, выступил и обрадовался, говорит: мы в ближайшие дни, Госдума резко уменьшила количество штрафов, значит, штрафы от столкновения по "Платону" почти в 100 раз, до 5 тысяч с 450.

Спрашивается вопрос? А как же прежние законы, какие другие депутаты кто принимал этот закон, как думали, что видели об этом? Вот это я к тому, о том, что надо думать, прежде чем принимать законы.

Желательно, чтобы вот эти идеи, которые были высказаны в короткой лаконичной форме, были восприняты всерьез и надолго.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Пожалуйста, Зубец Алексей Николаевич.

Зубец А.Н. Можно мою презентацию?

Добрый день, уважаемые коллеги, те кто выдержал три часа этого испытания, интеллектуальной пытки, кто дожил до нынешнего момента в этом зале.

Тема моего выступления "Ведение социального стандарта. Социальный стандарт как потребность нынешнего современного общества".

Эта тема она прямо вытекает из тех задач, которые стоят сегодняшний день перед социально-экономическим развитием страны и задачами социально-экономического развития.

Следующий слайд. Если мы возьмем данные вот международные, есть такой международный проект "Международные исследования и ценности", то мы увидим, что в нашей стране достаточно высокий запрос на борьбу с неравенством, на то, что, ну у нас там четверть населения, более четверти населения на сегодняшний день считают, в полной степени убеждены, что в нашей стране должна быть введена политика, нацеленная на преодоление разрыва между богатыми и бедными.

Следующий слайд. И в то же время наша страна лидер среди всех стран мира, один из лидеров по убежденности населения в том, что необходимо обкладывать налогами богатых и передавать эти деньги малоимущему населению.

То есть на сегодняшний день Россия относится к числу лидеров по настроениям, связанным с эгалитарной составляющей социального развития.

Дальше. Если мы возьмем данные, которые делал, по исследованию, который делал ВЦИОМ, вот тут два исследования 1990-го и 2015 года, то мы увидим по большему счету за последние 25 лет в нашей стране мало чего поменялось, а в основном несправедливо распределены доходы в 1990 году, по мнению 43 процентов населения, последние данные за 2015-й год это 56 процентов населения считает, что доходы у нас распределены несправедливо. С другой стороны уменьшилось количество тех, кто считает, что скорее несправедливо распределены доходы. Тем не менее очевиден социальный запрос на исправление этой неправильной социальной ситуации.

Дальше. Мы проводим достаточно большой объём исследований, посвященный бедности, крайней бедности в нашей стране и вот на этом графике представлена, ну с учетом последних наших результатов динамика крайней бедности в России. То есть численность групп и людей, которые считают, что им с трудом хватает на питание. Мы видим, что пика это группа, считающих свой уровень жизни неприемлемо плохим достигло, как ни странно на этапе достаточно быстрого роста в 2007 году, просто рос разрыв бедных и богатых, соответственно из-за этого большое количество людей считало, что они крайне бедны. Потом этот отрыв стал сокращаться и минимума он достиг в прошлом году, но в этом году снова в нашей стране стало расти количество тех, кто считает себя неприемлемо бедными.

Дальше. Причём среди этих людей много очень много пожилых людей. То есть у нас вот эта вот бедность, крайняя бедность, смещена в старшую возрастную группу и группу с низким образовательным уровнем.

Дальше. Ещё одно наше исследование, посвященное самооценке населения, как люди себя чувствуют экономически. Мы видим, что число наименее обеспеченных людей, которым хватает не более чем на предметы первой необходимости (это коричневый столбец) достигла опять же локального пика в 2009 году, это было самое жёсткое время прошлого экономического кризиса, потом оно начало снижаться, и в этом году мы имеем снова рост, рост бедности. И сегодня более половины населения страны - 54 процента считают, что им хватает не более чем на предметы первой необходимости.

Красный столбец это количество людей, которые могут себе купить, по крайней мере, новый автомобиль, то есть автомобиль и выше. Соответственно, количество этих людей в нашей стране достигло пика опять же в 2013 году, и на сегодняшний день мы имеем снижение количества платёжеспособного населения. Дальше.

С другой стороны, наша страна это социальное государство, и мы должны руководствоваться положениями Конституции, которые говорят о том, что политика страны направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. И эта тема неоднократно упоминалась в президентских посланиях. Дальше. То есть если мы говорим о социальной функции современного государства, то оно должно повышать качество жизни людей.

Мне нравится подход, который содержится в индексе социального прогресса, который говорит о том, что качество жизни распадается на три составляющие: базовые потребности, основа благополучия и возможности для развития самореализации. Дальше.

На сегодняшний день наша социальная политика ориентирована на то, чтобы люди не умирали. Коллеги, которые выступали здесь по медицинской части, они об этом очень хорошо сказали. В общем, даже эта задача решается не вполне эффективно. Но тем не менее основная цель сделать так, чтобы люди не умирали с голоду и от отсутствия медицинского обслуживания.

Я считаю, что наша задача состоит в том, чтобы сделать так, чтобы люди чувствовали себя в нашей стране хорошо. То есть социальный стандарт должен защищать человека от страданий социального характера. И именно в этом состоит главная задача социального государства. Дальше.

Что надо иметь в виду? Надо иметь в виду, что наши сограждане ориентируются на ближайшее собственное окружение. То есть люди узнают о том, что им жить хорошо или плохо, исходя из того, что они видят вокруг себя. У простого среднего статистического человека нет собственного инструмента для измерения там монетарной или материальной бедности, поэтому главное это состояние той среды существования, в которой живёт человек.

И мы видим, что большая часть людей хочет жить, ну, либо как их окружение, либо чуть-чуть лучше, чем то социальное окружение в рамках которого... в рамках населённого пункта они существуют. Дальше.

Вот это интересный график один из результатов наших исследований, который состоит в том, что бедность и неравенство это связанные факторы. Здесь вот представлен ВВП на душу населения по оси "х", по оси "y" - бедность, то есть доля нижних 10 процентов в общих доходах населения, а вот диаметр пузырька, это количество насильственных убийств на 100 тысяч жителей в год.

Мы видим, что существует достаточно чёткая граница такая вот вогнутая, которая отделяет страны, где либо высокая бедность, либо высокое неравенство от тех стран, где эти два фактора не совпадают. И мы понимаем, что когда люди говорят о бедности, по большому счёту, они говорят о неравенстве. И вот предыдущий график, он как раз об этом и говорит, что люди ориентируются на собственное социальное окружение, и важно обеспечить достаточно высокую степень равенства, которая, по большому счёту, является эквивалентом борьбы с бедностью. И борьба с неравенством, и борьба с бедностью - это, по сути, одно и то же, одна и та же задача по своей социальной сути, которая приводит к снижению социального напряжения. Дальше.

Результаты, которые мы проводили, расчёты, результаты исследований, расчёты по этим результатам, которые мы проводили, показывают, что на сегодняшний день тот самый социальный стандарт, его можно измерить в деньгах. Например, здесь приводятся результаты по достойному доходу, сумму, которую должен получать человек, чтобы жить достойно, по стране в целом. Если мы берём медианное значение - это 52 тысячи рублей в месяц и 66 тысяч, если берём среднее, притом, что в 2015 году у нас средняя зарплата 34 тысячи рублей в месяц. То есть, по сути, люди хотят, ну, социально, с точки зрения обеспечения социальных стандартов существования повысить свой доход в 1,5-2 раза, и этого хватит на удовлетворение тех основных потребностей, которые существуют в настоящий момент среди нашего российского населения. Дальше.

Здесь приведены данные по разным городам России по этому самому социальному стандарту. Мы видим, что самая высокая стоимость жизни и самый высокий социальный стандарт имеются в Москве.

Два самых низких значения - это Астрахань и Волгоград, ну практически в два раза, менее чем в два раза по отношению к московскому значению, ну ровно потому, что там дешевле стоимость жизни и меньше возможностей для повышения собственного уровня благополучия.

Дальше.

А дальше возникает вопрос, вот этот социальный стандарт, который мы предлагаем продвигать в качестве нормы жизни и ориентирована, которые должна ориентировать социальная политика, да, к которым должна стремиться социальная политика, этот социальный стандарт, он существует объективно, или это вот люди просто хотят удвоить собственные доходы.

Мы берем данные, наши данные по желаемому уровню потребления в нашей стране, слева, и правое - это Соединенные Штаты. И мы видим, что разрыв между желаемой суммой вот этого стандарта, социального стандарта среди самых бедных и богатых россиян, незначительно отличается. Самые бедные считают, что этот стандарт 60 тысяч рублей, самые богатые - 85. Притом что доход между ними различается более чем в 10 раз, ну там даже в 20 раз. Значит, эта величина существует объективно.

После этого мы берем данные американские ... , и смотрим, какие суммы разные группы американцев, американских домохозяйств, считают для себя приемлемым в зависимости от собственного дохода. И мы видим, что самые богатые американцы считают, что достойная сумма для нормального существования, она ниже, чем те доходы, которые у них есть уже сейчас.

То есть это подтверждает с разных сторон, там, на американской статистике, на нашей, что социальный стандарт - это цифра, которая существует в действительности, что при определенном повышении качества жизни люди считают, что этого им достаточно, для того чтобы жить нормально.

Следующий.

Возникает следующий вопрос. Вот этот социальный стандарт, который мы предлагаем в качестве одной из составляющих современной социальной политики, он, как он будет влиять на экономическое развитие. И исследования по мировым базам данных показывают нам, что существует оптимальный уровень социального неравенства, и денежного и вещного, потому что вот сверху индекс ... и среднегодовой рост ВВП на душу населения в разных странах.

Мы видим, что есть определенный оптимальный уровень неравенства, который приводит к наилучшим результатам, с точки зрения развития экономики. А снизу количество автомобилей на тысячу жителей в среднем с 2000 по 2014 год. Мы видим, что здесь та же самая картина. Есть определенная точка вещного неравенства, которая в наибольшей степени стимулирует развитие экономики.

При увеличении богатства, благосостоянии населения, темпы роста экономики снижаются, но они не падают до нуля, то есть введение социального стандарта и введение достаточно высокого стандарта качества жизни в качестве эталона потребления не убивает перспективы развития экономики.

Дальше.

Ну и основные выводы.

Бедность и неравенство - это сообщающиеся сосуды. Если мы хотим... У нас вот в нашей стране сегодня нет возможности увеличить доходы населения. Но при этом, и есть такая задача, потому что, ну, есть задача стабилизировать социально-экономическую обстановку. Борьба с бедностью является эквивалентом, который заменяет для нас повышение уровня доходов населения, потому что по сути два эти движения, да, борьба с бедностью и борьба с неравенством, приводят к одному и тому же результату.

Социальный стандарт, по нашему мнению, это стандарт, который позволяет людям причислять себя к среднему классу, и уведение социального стандарта и стремление к нему позволит всей стране увеличить в значительной степени долю среднего класса среди населения.

И надо понимать, что ориентироваться надо, прежде всего, не на денежное неравенство, а на вечное, то есть у нас большая проблема в нашей экономической науке состоит в том, что в наших экономических исследованиях прежде всего речь идет о денежном неравенстве. Но никто в нашей стране не носит там табличку на груди с надписью, там, "у меня счету столько-то денег", да? То есть люди ориентируются, когда они смотрят на собственное положение, оценивают собственное положение, они смотрят на количество знаковых предметов, товаров и услуг, которые есть у окружающих людей.

То есть когда мы говорим о перспективах экономического роста и социальной диагностики, в первую очередь надо делать акцент на обеспеченность населения теми или иными знаковыми предметами потребления, и именно, если мы говорим о введении социального стандарта, именно это должно быть нашей целью.

Пять основных знаковых предметов потребления, как и товаров, которые для нас важны, которые, с нашей точки зрения, являются знаковой принадлежностью человека к среднему классу - это собственное жильё, обеспеченное там современной бытовой техникой, возможность купить автомобиль, возможность вывезти свою семью на отдых, купить своей семье платные образовательные услуги и медицинские услуги.

Вот здесь коллеги говорили о том, что платная медицина - это плохо, хочу их разочаровать: у нас половина страны уже живёт в состоянии платной медицины. Да, и этот процесс по факту уже необратимый, то есть платная медицина в нашей стране давно состоялась и разговоры о том, что надо вот всё сделать государству - это не вполне реалистичные разговоры. Это так, лирическое отступление.

Поэтому тема социального стандарта, если возвращаться к основной нашей теме, имеет большое значение, потому что это есть тренд социально-экономического развития России и без этого, без введения такого социального стандарта наша страна развиваться не может.  

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Алексей Николаевич.

Я думаю, что мы, спасибо за интересный действительно доклад, я думаю, что мы где-то после нового года, до весны, до лета проведём специальный "круглый стол" на эту тему, чтобы поподробнее обсудить.

Кочетов Валентин Васильевич. Пожалуйста.

Кочетов В.В. Уважаемые коллеги, наука и техника начинается вначале с терминологии, со стандартизации и так далее. Мы всем говорим во всём мире и у нас тоже, все говорят: экономический рост.

Экономический рост измеряется в деньгах. Америка специально устраивает кризисы, делая и путём, и работает на основе теории и западной страны и у нас тоже - экономической теории.

Функциональным ядром этой экономической теории является теория экономического роста. Что такое рост? Рост измеряется по производственной, так называемой "производственной функции", рост выпуска продукции, в зависимости от ... денег на труд и на капитал.

Производственной функцией названа она по той причине, что ещё в 1928 году прошлого века Коб и Дуглас - два американских экономиста попытались оценить развитие экономики обрабатывающих отраслей, обрабатывающих отраслей промышленности.

Ну и они, таким образом, на основе статистических исследований выявили такую формулу - выпуск продукции в деньгах в зависимости от денег на труд и на капитал.

Западные экономисты потом обнаружили, а за счёт чего же всё-таки развиваются страны и развивается экономика? Благодаря техническому прогрессу. Тогда решили добавлять в коэффициент учёт технического прогресса. Каким образом? В прошлый период, допустим, там в пятилетний период или, допустим, за год на 2 процента увеличился экономический рост, правда, в денежном выражении. Ну давайте мы на следующий период поставим 2, 2,5 процента.

Ну эта безразмерная величина, она не отражает производство. Ведь суть производства заключается в том, что в процессе изготовления продукции из материалов, энергии человеко-часов труда с помощью орудий труда. Но экономисты не догадались, так эти четыре физических ресурса выявить и структура себестоимости продукции не отражает ресурсной структуры себестоимости. Видите в чём дело? Так вот, значит, противовес.

Да, теперь дальше. Следующий плакат.

Экономика России и других стран неуправляема, что представляет угрозу развала страны. Я не буду читать, вы мысленно читаете быстрее, чем я говорю. Непрофессионализм, саботаж, игнорирование, мировое распространение экономической теории, экономический рост в долларах США создаёт подобный рост инфляции в других странах.

Следующий плакат. При неэффективном управлении падает уровень жизни населения. Вот посмотрите: сравнивается несколько стран. В области сельского хозяйства 372 процента от 100 процентов,  в 3,7 раза рост производительности труда в Норвегии выше, чем у нас.

В промышленности - в 5,8 раза производительность труда в промышленности России меньше, чем в Норвегии.  Ну там строительство, услуги и так далее.  Источник показан внизу. Причём, сравнение произведено между Норвегией и Россией по тому количеству граждан, живущих в одинаковых климатических условиях со средней годовой температурой плюс 6 градусов, то есть, абсолютно в одинаковых условиях.

Следующий плакат. Ну вот при почти одинаковых температурах, написал я и так далее.

Каково же получается потребление металла в разных странах в расчёте на душу человека в течение года?

Оказывается, в Южной Корее 842 килограмма на человека, в России было 218. В Южной Корее в 2010 году... У нас было около 300, здесь - 1122 килограмма, одна тонна с лишним на человека в год.

Так вот, каким образом Южная Корея развивается. Но наши экономисты, финансисты и лингвисты, управляющие страной и правительством, совершенно не имеют представления, что такое рост и что такое развитие. Неужели им надо напоминать о том, что, чем отличается развитие ребёнка от его роста? ...

Следующий плакат.

По уровню жизни населения Норвегия занимала первое место в мире, Россия - 47-е  в 2005 году, в 2015 году - ну прочитайте быстрее сами этот плакат, эти вещи.

Население даже самых малых южноамериканских стран Боливии - 9 миллионов человек, и Гайаны - 0,7 миллиона человек живёт дольше, чем в России. Лучше, чем у нас, живётся даже в Южной Африке. (Ссылка - РБК "Рейтинг")

Так, теперь о нашем банке, который говорит, что у нас, вроде, банк может работать и так далее. Давайте вот мы и прочитаем.

Общий оборот денег в Центробанке в 2013 году составил 1 квадриллион 147 триллионов рублей. В 2013 году у Центрального банка было 66 тысяч сотрудников со средней зарплатой выше 105 тысяч рублей.

Европейский ЦБ координирует финансовую политику 18 стран и управляет капиталом более 500 миллиардов рублей евро, а при штате 1,6 тысяч человек, а в ФР США - 16  тысяч сотрудников. Представляете, какой наш Центробанк очень богатый, раздутый штат во много раз. А какие дворцы построены на юге.

Дальше, следующий плакат.

Минэкономики не умеет ни управлять, ни прогнозировать. Сценарный прогноз долгосрочный социального развития на ... не содержит индексов ресурсосбережений по отраслям материального производства, это важно для экономики страны. Указанный процент роста, вообще, непригодный для регулирования расхода ресурсов. Для этого необходимы ресурсные структуры производства

Дальше плакат.

Альтернатива разорительной экономики. В 2009 году было зарегистрировано научных открытий "Закономерная связь социально-экономического...", вы это прочитали.

Она выделяет физические ресурсы, четыре вида ресурсов, я об этом говорил.

Дальше. Откройте другую папку, плакаты 1, 2, 3-й. Нет-нет, отдельно папка там есть. Нет её? Ну ладно, хорошо, давайте дальше.

Следующий плакат.

Отраслевое управление. Что такое отраслевое управление? Отрасль характеризуется наибольшим расходом ресурсов себестоимости продукции таким образом. Например, металлоёмкие отрасли. Это обрабатывающий и машиностроительный оборонно-промышленный комплекс.

...ёмкие и материалоёмкие, перерабатывающий и агропромышленный комплексы. Сырьё, по сравнению с материалами и с металлами, является сыпучим или жидким, его легко добывать, его легко перерабатывать, не требуется такой энергии, как добыча руды с километровой глубины в скальных породах, которые потом надо переплавлять и которые потом надо ... обрабатывать штучным и сложно-технологическим способом в машиностроении и ...

Энергоёмкая теплоэнергетика. Основные затраты в себестоимости составляют нефть, газ, уголь, кокс и так далее.

Наукоёмкие. Это электроника, информатика и так далее.

Поэтому необходимо отраслевое управление. Именно оно позволяет прогнозировать в последующий год по сравнению с предыдущим годом, насколько процентов уменьшится потребление металла на единицу производимой продукции, энергии труда человека и износ орудий труда.

Образцом управления до сего времени могут служить основные направления. На основе ... структуры издержек производства по технологической функции рассчитывают контрольные цифры в удельных расходах ресурса.

Следующий плакат.

Предложения.

В соответствии с Конституцией предложить президенту, Госдуме, правительству создать отраслевые министерства.

Продолжайте. Вы сами быстро можете читать.

Аналогом может служить государственное управление Советом министров СССР великой страны, создавшее мощное государство до 1970 года. Развал СССР происходил из-за падения экономики под влиянием политической пропаганды в мире гарантированности оплаты труда, при социализме вызвавшей утрату материального стимулирования технического персонала народного хозяйства.

Я это сам на себе хорошо испытал, когда ещё будучи техником-архитектором перед поступлением в горный институт, старшим конструктором в ... работал временно, во время каникул, учась в горном институте, проектировал подземные фундаменты астрономической обсерватории имени Ломоносова. Тогда я сдельно получал. И зарабатывал в 1950 году, в 1951 году порядка 2 тысяч рублей. Но это получалось больше, чем у руководителя архитектурной мастерской, мой начальник Морозов. Поэтому нормоконтроль мне в полтора-два раза снижал зарплату. Примерно по 1 тысячи рублей я получал.

Когда проверялось качество документации, в зависимости от качества документации ставился коэффициент, и сдельной была оплата труда. Когда инженерно-технический персонал лишён был сдельной... Да. ... поступил ... работать. И своего главному конструктору сказал о том, что я вот получал вот такую зарплату, когда я работал будучи студентом и так далее. Валентин Васильевич, я в то время до 5 тысяч рублей получал, работая таким-то образом ... проекты, да, а сейчас что я получаю.

Нарушен был стимул. Два принципа, ленинских принципа нарушены были в этом плане.

В "Литературной газете" я потом написал о том, что, там была дискуссия, дефицит кадров или мифы и реальность. Я написал статью о том - "Дефицит кадров или дефицит стимулов". В связи с этим получается что? Что у нас опал стимул труда. Они сделали из качества продукции. В 60-х годах начала борьба за качество продукции, потому что у нас стало низкое качество продукции. И в этой статье я писал о том, что, в конце концов, это падёт наша экономика и будет опасные, тяжёлые экономические последствия для Советского Союза.

Мою статью, она была с политическим уклоном, против выступала опережающей политики по сравнению с экономикой, надо наоборот, политика зависит от экономики. Послала на экспертизу в Институт социальных проблем, в Ленинград. По политическим соображениям её не опубликовали.

Дальше. Рекомендуемый примерный состав отраслевых министерств. Это было как в Советском Союзе сделано, многое похоже.

Машиностроительный комплекс (комплексы выделены), включая оборонно-промышленный комплекс. Энергетика. Строительный комплекс. Сельского хозяйства. Пищевой промышленности. Химической и так далее. Топливный и так далее. Ну вы читайте сами. Центральный банк также.

Отраслевые комплексы России должны включать подотраслевые министерства в соответствии с общероссийским классификатором видов  экономической деятельности ... , новый документ, который после Советского Союза был доработан, переделан и действует в настоящее время. Этого наши правители совершенно ничего не знают.

Председатель правительства и отраслевые министры должны быть выдающимися техническими специалистами, без которых невозможна конкурентоспособное производство. Академия наук, госкомитет по науке и технике, Госплан, Госкомстат, отраслевые министерства и так далее. Читайте дальше.

Госкомстатом РФ, России количество социально-экономических показателей всех глубинных территорий России и открыто публикующихся... снизить налоговые нагрузки и так далее. Следующий есть или всё? А, нет. Сократить разницу в доходах богатых, обеспечить бесплатный... Читайте дальше.

Создать комиссию по пересмотру нашей экономики, вместо финансовой, денежной экономики, которая играет на пользу Соединённым Штатам Америки, в убыток всем другим странам, вот.

Всё-таки надо заняться социальной экономикой, которая обеспечивается инженерной экономикой, потому что именно инженеры создают конкурентные технологии, продукцию и производство. Это открытие распространяется на все страны мира, в любой независимой... на основе национальной идеи вот этого татарина Галимуллина в благополучии каждой семьи, самореализации, она формализуется точно для этой технологической функции.

Спасибо за внимание.

Дополнительные доклады:

Доронин С.А.: Доронин Сергей Александрович — Депутат фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", Заместитель председателя комитета Государственной Думы по аграрным вопросам.

Уважаемые коллеги! 4 декабря в Думе состоятся Правительственный час, где выступит Министр сельского хозяйства. Это  повод ещё раз задуматься о той ситуации, которая сложилась в агропромышленном комплексе. И не только в АПК, но и на селе в целом.

Вопрос, таким образом, не только экономический, но и социальный. На селе, напомню, живёт около 40 миллионов человек. А если учесть, что они производят продовольствие, то есть продукцию, потребителями которой является практически вся страна, данная проблема касается десятков миллионов семей.

Самая острая проблема на сегодня: кредитная задолженность. Есть расхожая фраза, что общество у крестьян в неоплатном долгу. По смыслу это правильно. Но согласно бухгалтерским книгам всё, почему-то, с точностью до наоборот. Это село, оказывается, в неоплатном долгу у банков.

Приведу официальные данные: в трети субъектов федерации хозяйствам не хватает денег даже на выплату процентов по кредитам. То есть можно предположить, что одна треть АПК является банкротом.

То же самое подтверждается данными из других источников. По оценкам экспертов, сельское хозяйство имеет самый высокий из отраслей экономики уровень просроченной задолженности по кредитам – в 1,5 раза выше, чем в среднем по экономике. При этом ситуация ухудшается. В 2015 году предприятия АПК ещё сильнее снизили качество обслуживания кредитов.

В ноябре в Государственной Думе прошли парламентские слушания «Финансовые механизмы для решения проблемы избыточной долговой нагрузки на предприятия АПК». Перед этим мы обратились ко всем крупнейшим банкам с просьбой сообщить, каков в данной отрасли размер просроченной и проблемной задолженности. К сожалению, большинство из них, фактически, не стало этого делать, отделавшись запутанными отчётами. Видимо, цифры таковы, что открыто обнародовать их просто страшно.

Хочу отдать должное Россельхозбанку: они честно ответили на поставленный вопрос, предоставив подробную статистику. Чтобы вас не утомлять, я приведу всего несколько цифр в качестве иллюстрации.

По состоянию на первое октября нынешнего года просроченная задолженность предприятий АПК перед банком выросла почти на 27%. Цифры огромные: 140 млрд. рублей. Это, подчеркну, только по одному кредитному учреждению. А ведь есть, напомню, ещё Сбербанк, ВЭБ, и другие.

За тот же период резко вырос уровень просроченной задолженности по кредитам, выданным предприятиям АПК. Даже по официальным данным это почти 16%. Как говорят специалисты, среди всех отраслей российской экономики сельское хозяйство выглядит по данному показателю хуже всех.

Но и это ещё не самое страшное. Уровень ссудной задолженности по реструктурированным кредитам по предприятиям АПК составляет в Россельхозбанке 39%. То есть огромная часть долгов находится, мягко сказать, «в зоне риска»: хозяйства оказались не готовы выплатить их вовремя. Пока такие займы, как правило, пролонгируют. Но вечно так продолжаться, очевидно, не может.

Сложность ситуации подтверждают также отзывы субъектов федерации, поступающие к нам в Комитет Государственной Думы по аграрным вопросам. Вот письмо оренбургского Минсельхоза: «Основной проблемой для сельхозтоваропроизводителей области остаётся закредитованность предприятий… Краткосрочная пролонгация кредитов не решает проблемы укрепления финансовой устойчивости предприятий АПК».

Вот другое сообщение, от Минсельхоза Нижегородской области: «Около 30% от общего количества сельскохозяйственных организация имели сумму кредиторской задолженности, превышающей объём полученной выручки более чем в 2 раза. В связи с этим сельскохозяйственные товаропроизводители Нижегородской области вынуждены отвлекать значительную часть выручки на обеспечение выполнения обязательств, что существенно снижает их инвестиционный потенциал».

Поэтому делать вид, что в отрасли не существует данной проблемы, как пытаются некоторые, просто нельзя. Игнорировать её сейчас – значит лишь ухудшать положение.

Тем не менее, я ни в коем случае не призываю превращать предстоящую сегодня дискуссию в поиски ответа на вопрос «Кто виноват?». То, что сегодня необходимо – это решить «Что делать».

В целом, речь должна идти об изменении аграрной политики.

Первое. Особые трудности испытывают хозяйства тех регионов, где предприятиям не хватает средств даже на оплату процентов. Для этих субъектов федерации необходима особая программа поддержки. Без неё решить проблемы невозможно: оплатить долги они просто не в состоянии. Причём понятно, что раз речь идёт о целых регионах, то это объективная ситуация, а не вина конкретных хозяйств: просто там сложились такие экономические условия.

Второе. При планировании государственных расходов на ближайшие годы необходимо заложить в федеральный бюджет ассигнования, необходимые для реструктуризации задолженности предприятий в таких регионах.

Третье. Пора менять сам подход к реализации инвестиционных проектов в агропромышленном комплексе. Делать упор на дальнейшее поощрение кредитования, то есть рост задолженности, очевидно, не правильно.

Какие это меры? Экспертами предложены следующие решения:

·        Нужно гарантировать сельхозпроизводителям сохранение постоянной ставки выданного кредита на весь срок действия соглашения;

·        Нужно активно практиковать компенсацию части понесённых затрат как элемент стимулирования капиталовложений. Именно так действуют, к примеру, в Германии.

·        Нужно, наконец, упростить схему выделения средств для компенсации части процентных платежей. Они должны направляться из бюджета непосредственно банкам. Тогда хозяйствам не придётся отвлекать для этого собственные средства, а затем дожидаться из казны компенсации.

Четвёртое. Пора, наконец, рассмотреть вопрос о создании банка (или агентства) «плохих долгов». Его миссия: выкуп проблемных активов кредитных организаций и долгов организаций. При этом их дальнейшее погашение должно осуществляться в размере доли прибыли предприятий (50%) с минимальными процентами либо без процентов. Это позволит вернуть, по крайней мере, часть средств, полученных хозяйствами. Важно и то, что подобное решение обеспечит устойчивость государственных банков, которые являются основными кредиторами отрасли.

Наконец, пятое. Для расширения практики долгосрочного инвестиционного кредитования стимулировать использование земли в качестве предмета залога. Об этом мы говорим много лет, но сделано, увы, очень мало. А сейчас проблема приобретает особую остроту: на дворе кризис, активы дешевеют, и залогов просто не хватает. А кредитование для расширения производства нужно, как воздух.

В завершение мне хотелось бы зачитать ещё одну цитату из того же письма Россельхозбанка, поступившего в наш Комитет: «Текущий уровень финансовой устойчивости предприятий АПК оценивается как… недостаточный для своевременного обслуживания полученных займов».

Это очень деликатная фраза, из которой любой финансист сделает заключение: во многих субъектах федерации на селе назревает настоящая катастрофа.

Вывод прост. Нужно срочно спасать деревню, увеличивая объёмы поддержки крестьян. Иначе стране придётся «пересаживаться» на импортное продовольствие, которое в таком случае ещё и подорожает. А значит, десятки миллионов семей будут платить за продукты втридорога.

Я знаю, что многие коллеги это прекрасно понимают. Так давайте решать эти задачи сообща.

Спасибо!

Литвиненко В.А.: Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова, профессор., член-корреспондент  Академии менеджмента в образовании и культуре РФ.

Тема  доклада: «Неостратегия  социально-экономической политики России. Анализ социально-экономической политики».

В социальной сфере наиболее актуальна работа по развитию науки и образования, сохранению здоровья населения и развития здравоохранения и решению демографической проблемы и повышению уровня жизни населения:

·              финансовые вложения требуются в развитие науки, образования и здравоохранения;

·              наиболее важна работа по повышению уровня морали и нравственности населения; контролю идейно-духовного состояния общества; воспитанию патриотизма;

·              финансовые вложения в формирование семейных установок; воспитание патриотизма и создание необходимого идейно-духовного климата;

·              сохранение здоровья населения;

·              развитие здравоохранения;

·              решение демографической проблемы;

По оценке, численность постоянного населения Российской Федерации на 1 октября 2015г. составила 146,4 млн.человек. С начала года число жителей России возросло на 175,9 тыс.человек, или на 0,12% (на соответствующую дату предыдущего года также наблюдалось увеличение численности населения на 223,2 тыс.человек, или на 0,15%).

Увеличение численности населения за январь-сентябрь 2015г. сложилось за счет естественного и миграционного приростов. При этом миграционный прирост составил 96,1% от общего прироста населения.

Сценарий развития социально-экономической политики: первое направление - улучшение социального климата в обществе, снижение бедности и уменьшение дифференциации населения по уровню доходов. Основными факторами борьбы с бедностью и улучшения благосостояния населения являются высокие темпы экономического роста, и прежде всего создание эффективных рабочих мест и рост заработной платы. Огромное влияние на улучшение социальной ситуации окажут позитивные изменения в системах образования и здравоохранения как за счет повышения доступности и качества их услуг, снижения неформальных соц. платежей (что освободит бюджеты домохозяйств от значительных дополнительных расходов), так и за счет позитивного воздействия обновленной системы образования на возможности успешной экономической деятельности населения. Для снижения бедности и дифференциации населения по доходам должен быть осуществлен комплекс мер социальной политики, направленных на: повышение минимального размера оплаты труда и оплаты труда работников бюджетных организаций, что позволит снизить бедность среди работающего населения; повышение среднего размера трудовой пенсии по старости до уровня, обеспечивающего минимальный воспроизводственный потребительский бюджет; повышение эффективности социальной поддержки отдельных групп населения.

Второе направление - повышение эффективности государственной поддержки семьи, в том числе: развитие системы предоставления пособий в связи с рождением и воспитанием детей; усиление стимулирующей роли дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих детей, включая расширение рынка образовательных услуг для детей и масштабов строительства доступного жилья для семей с детьми; создание механизмов оказания дополнительной поддержки неполным семьям с детьми и многодетным семьям с низкими доходами, семьям, принимающим на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей; развитие программ социального сопровождения и помощи семье в воспитании малолетних детей путем развития детских дошкольных учреждений, профилактики семейного неблагополучия; полное завершение к 2020 году процесса модернизации и развития системы социального обслуживания семей и детей в соответствии с международными стандартами социального обслуживания семей и детей в развитых европейских странах; совершенствование порядка и процедуры усыновления детей, приема детей в замещающие семьи.

Третье направление - реабилитация и социальная интеграция инвалидов, в том числе: организационное и институциональное совершенствование систем медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов; повышение уровня социальной интеграции инвалидов и реализация мероприятий по обеспечению доступности для инвалидов жилья, объектов социальной инфраструктуры, транспорта; создание инфраструктуры реабилитационных центров, обеспечивающих комплексную реабилитацию инвалидов и их возвращение к полноценной жизни в обществе.

Четвертое направление - социальное обслуживание граждан старших возрастов и инвалидов, в том числе: обеспечение доступности социальных услуг высокого качества для всех нуждающихся граждан пожилого возраста и инвалидов путем дальнейшего развития сети организаций различных организационно- правовых форм и форм собственности, предоставляющих социальные услуги, сочетания заявительного принципа обращения за социальными услугами с выявлением нуждающихся в социальном обслуживании лиц, оказания социальных услуг в первую очередь лицам с особыми потребностями; развитие всех форм предоставления социальных услуг гражданам пожилого возраста и инвалидам (нестационарной, полустационарной, стационарной и срочной социальной) с целью поддержания способности указанных лиц к самообслуживанию и (или) передвижению, оказания эффективной поддержки семьям, предоставляющим пожилым людям и инвалидам родственный уход на дому.

Пятое направление - развитие сектора негосударственных некоммерческих  организаций в сфере оказания социальных услуг, в том числе: преобразование большинства государственных и муниципальных учреждений системы социальной защиты, оказывающих услуги пожилым и инвалидам, в некоммерческие организации и создание механизма привлечения их на конкурсной основе к выполнению государственного заказа по оказанию социальных услуг; обеспечение равенства условий налогообложения поставщиков социальных услуг различных организационно-правовых форм, сокращение административных барьеров в сфере деятельности негосударственных некоммерческих организаций; создание прозрачной и конкурентной системы государственной поддержки негосударственных некоммерческих организаций, оказывающих социальные услуги населению, реализация органами государственной власти и органами местного самоуправления программ в области поддержки развития негосударственных некоммерческих организаций, сокращение административных барьеров в сфере деятельности негосударственных некоммерческих организаций, введение налоговых льгот для негосударственных некоммерческих организаций, предоставляющих социальные услуги; содействие развитию практики благотворительной деятельности граждан и организаций, а также распространению добровольческой деятельности (волонтерства).

Шестое направление - формирование эффективной системы социальной поддержки лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации, и системы профилактики правонарушений, в том числе: интеграция лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в жизнь общества, внедрение моделей и программ развития навыков и умений самостоятельной жизни у людей, испытывающих трудности в интеграции и социализации;  формирование системы социальной реабилитации несовершеннолетних и граждан, освобожденных из мест лишения свободы и осужденных к мерам наказания, не связанным с лишением свободы, развитие механизмов ювенальной юстиции; формирование и развитие механизмов восстановительного правосудия, создание службы пробации, обеспечивающей социально- психологическое сопровождение лиц, освободившихся из мест лишения свободы, и реабилитационное насыщение приговоров судов, в части реализации принудительных мер воспитательного воздействия, реализация технологий восстановительного правосудия и проведения примирительных процедур; обеспечение гуманизации пенитенциарной системы, включая обеспечение эффективной образовательной и воспитательной работы в системе исполнения наказаний.

Финансовые аспекты  реализации стратегии  социально-экономической политики: в настоящее  значительно снижаются доходы  населения,  происходит рост тарифов коммунальных платежей,  не снижается уровень инфляции вводятся дополнительные сборы, растёт безработица. 

Совершено аргументировано некоторые эксперты делают вывод, что Центральный банк, повышая ключевую ставку, дорогими кредитами  негативно действует как на предпринимательскую деятельность, так и на  население - при получение кредитов на потребительские нужды. Наоборот, необходим мораторий на любые новые налоги и сборы, чтобы стимулировать предпринимательскую активность. С другой стороны, доходы граждан надо не замораживать, а наоборот, индексировать по фактической инфляции, чтобы стимулировать потребительский спрос.

ЦБ  России должен не повышать ключевую ставку, а снижать, чтобы кредит был дешевым и доступным.

Так остатки бюджетных средств, которые были закачаны в банковскую систему в 2014г. составили триллион рублей.  Это расходы бюджета на здравоохранение и образование вместе взятые. Из этих средств почти ничего не было реально инвестировано.  По данным  Счетной палаты  временно свободные средства  составили  883 млрд. рублей.

Данные финансовые средства должны были быть направлены в инфраструктуру и реальную экономику, но так до нее и не дошли. Деньги, которые лежат на депозитах в банках, тоже увеличивают денежную массу, но если они не идут на инвестиции, а идут на спекуляции на валютном и фондовом рынках.

В настоящее время сложилось очень нерациональное распределение фонда зарплаты. По головной компании Газпрома: фонд платы труда - 34 млрд. рублей в 2014 году. А вознаграждения только членам совета директоров и членам правления - 3 млрд.

Здесь и необходима дифференцированная система налогообложения для изъятия сверхдоходов, которые должны быть направлены в социальную сферу.

Вполне можно согласиться с точкой зрения первого заместителя председателя Комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству  Госдумы РФ Михаила Емельянова, что важнейшей задачей денежно-кредитной политики Центрального Банка России должно быть не только поддержание устойчивости рубля и борьба с инфляцией, но и обеспечение экономического роста.

В условиях действия санкций Запада и падения цен на нефть, являющейся основным источником доходной части Государственного бюджета, надо предусмотреть снижение кредитной ставки финансирования коммерческими  банками в первую очередь для предприятий агроотрасли и агропромышленного производства, инвестиционных  проектов. Данная ставка должна быть меньше уровня рентабельности данных предприятий. Вышеуказанное приведёт к реализации программ реиндустриализации и импортозамещения, что   может быть реализовано путём введения дифференцированной ключевой ставки Банка России.  Необходимо Банком России создание специального Фонда льготного кредитования.  Для этого необходимо внести соответствующую поправку в закон о Банке России.

Вышеуказанное позволит  реализовать траекторию социально-экономического роста.  Также необходимо разработать  и принять Закон о государственном регулировании  нормативов ценообразования  для продуктов продуктов, товаров и услуг первой необходимости для обеспечения социальной защиты населения не в ущерб деятельности коммерческих организаций, не допуская их сверхприбыль. Это и сдержит инфляцию. Необходимо отказаться от монетаристской политики, которая завела экономику  в режим «падения»  и реализовать неофинансовую политику, обеспечивающую траекторию социально-экономического роста.

Литвиненко А.В.: Литвиненко Артур Владимирович — доцент Московского Государственного Машиностроительного Университета. Тема доклада: «Экономическая стратегия в условиях нестабильности финансового рынка и социально-экономической напряженности в России».

В России в первом полугодии 2015г. рецессия углубилась, оказав серьезное воздействие на домохозяйства (граждан). На фоне напряженной геополитической обстановки и сохранения международных санкций экономика продолжила адаптироваться к шоку, связанному с ухудшением условий внешней торговли в 2014 году. На протяжении первого полугодия 2015 года цены на нефть и газ оставались низкими, что еще более обострило уязвимость России к волатильности на сырьевых рынках. В результате ослабления рубля некоторые отрасли получили ценовое преимущество, что позволило им нарастить экспорт и привлечь инвестиции в ряд не сырьевых отраслей. При этом существенного роста экспорта в не сырьевых отраслях достичь не удалось. Что касается инвестиционного спроса, то он продолжил сокращаться третий год подряд. Неопределенность экономической политики в условиях сохраняющейся геополитической напряженности и санкций послужили причиной продолжающегося снижения инвестиций в частном секторе на фоне роста капитальных издержек и сокращения потребительского спроса. Рекордный спад потребительского спроса был вызван резким падением реальных зарплат и доходов, которые в первой половине 2015 года упали на 8,5%, что свидетельствует о глубине рецессии. Однако сокращение реальных зарплат также стало основным механизмом, через который рынок труда приспосабливался к резкому снижению спроса, поэтому уровень безработицы повысился лишь незначительно – с 5,3% в 2014 году до 5,6% в первом полугодии 2015 года. На фоне обесценения реальных доходов существенно повысился уровень бедности, что еще более усугубило уязвимость 40% наименее обеспеченных домохозяйств.                                          Предпринятые правительством и центральным банком ответные меры экономической политики успешно стабилизировали ситуацию в экономике.          В условиях перехода к плавающему валютному курсу, импорт сократился в результате девальвации реального эффективного курса рубля на 17% в первом полугодии 2015 года. Это позволило укрепить сальдо счета текущих операций. Между тем, меры по поддержке финансового сектора, по-видимому, позволили несколько сдержать системные риски, при этом появились первые признаки стабилизации. Тем не менее, на фоне эффекта от девальвации рубля в декабре 2014 инфляция повысилась до беспрецедентных с 2002 года уровней. Даже в условиях углубления рецессии основной стратегической задачей ЦБ РФ в первом полугодии 2015 году стало снижение инфляции. Снижение цен на нефть повлекло за собой сложный период консолидации бюджета, обусловленный дальнейшим сокращением доходов федерального бюджета. В 2015 году ожидается, что реальные расходы бюджета сократятся на 5%, несмотря на временное увеличение расходов в первом полугодии за счет перенесения большей части расходов на начало года. Падение нефтяных доходов осложнило возможности государства по сдерживанию спада реальных доходов: так, пенсии и социальные пособия были проиндексированы на величину, намного ниже инфляции. Это ускорило уже тревожную тенденцию повышения уровня бедности, который поднялся с 13,1% в первом полугодии 2014 года до 15,1% в первом полугодии 2015 года.                                                      

Неблагоприятная внешнеэкономическая конъюнктура создает серьезные проблемы для краткосрочных перспектив экономического роста России. Между тем, неопределенность экономической политики остается, и эти перспективы зависят не только от внешних факторов, но и от внутренних возможностей по адаптации макроэкономики и бюджета к осложняющейся ситуации. Согласно предварительному базовому прогнозу нашей экспертной группы, в 2015 году экономика России сократится на 3,8%, а в 2016 году – на 0,6%, после чего прогнозируется незначительное восстановление экономики на 1,5% в 2017 году. Принимая во внимание высокую волатильностью цен на нефть, которая усугубляются рисками снижения прогнозируемого роста мировой экономики, в докладе представлены сценарии, основанные на оптимистическом и пессимистическом прогнозе цен на нефть. В пессимистическом сценарии, основанном на более низких ценах на нефть, реальный ВВП сокращается на 4,3% в 2015 году и на 2,8% в 2016 году, после чего в 2017 году прогнозируется нулевой рост. Даже в оптимистическом сценарии, который предполагает более высокие цены на нефть, реальный ВВП все равно сокращается на 3,1% в 2015 году, после чего в 2016 прогнозируется рост на 1,3% году, а в 2017 году – на 1,7%. Для целей прогноза предполагается, что международные санкции продлятся до конца прогнозного периода во всех сценариях.

По мере продолжающейся адаптации макроэкономики и бюджета к новым условиям, риски для финансовой стабильности и устойчивости бюджета повышаются. Следует с осторожностью подходить к мерам по укреплению стабильности финансового сектора и проводить непрерывный мониторинг, поскольку снижение стоимости активов в перенасыщенности банковском секторе России может подорвать балансы банков. Предпринимаемые правительством и центральным банком срочные меры обеспечивают краткосрочную передышку банкам, однако, при этом они могут усиливать системные риски и потребовать введения дополнительных мер по реструктуризации финансового рынка.

Благодаря переходу к плавающему валютному курсу, удалось предотвратить негативные последствия, связанные с недостаточно быстрой коррекцией относительных цен в экономике. По мере истощения бюджетных резервов на фоне низких цен на нефть поддержание устойчивости бюджета станет особенно острой проблемой. В этой связи, вероятно, предстоит сделать непростой выбор в ходе пересмотра проекта бюджета на 2016 год. Необходимо будет еще раз оценить приоритеты расходов бюджета, поэтому вновь ожидается дискуссия о предстоящем изменении бюджетного правила.   В условиях серьезных демографических изменений и ослабления роли нефтегазового сектора в экономике на передний план выйдут вопросы долгосрочной устойчивости бюджета. Именно эти факторы станут основной движущей силой глубоких структурных преобразований в российской экономике.

Несмотря на углубление рецессии, важнейшей стратегической задачей Банка России на первое полугодие 2015 года стало сдерживание стремительного ускорения инфляции. Под влиянием девальвации рубля в декабре 2014 года инфляция достигла уровней, не наблюдавшихся с 2002 года. Ввиду устойчиво высоких темпов инфляции ЦБ РФ постепенно ограничивал меры смягчения кредитно-денежной политики, которое он осуществлял с начала 2015 года, и в сентябре приостановил их. Меры в поддержку финансового сектора, по-видимому, снизили системные риски, и сейчас уже можно видеть первые признаки стабилизации. ЦБ РФ успешно перешел на свободно плавающий валютный курс, однако в мае возобновил небольшие интервенции в целях пополнения золотовалютных резервов.

По мере стабилизации рубля и снижения продовольственной инфляции индекс потребительских цен (ИПЦ) медленно снижался после того, как достиг своего пика (16,9%) в марте. В декабре 2014 года ЦБ РФ завершил цикл по ужесточению денежно-кредитной политики, а в январе начал осуществлять меры, направленные на ее смягчение. Однако под влиянием девальвации рубля и введенного Россией запрета на импорт продовольствия темпы продовольственной и базовой инфляция неуклонно превышали темпы общей инфляции; при этом продолжалось ускорение и непродовольственной инфляции. Продовольственная инфляция особенно сильно бьет по бедным домохозяйствам (населению). При этом к февралю цены на продукты питания выросли по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 23,3%, после того, как в 2014 году они увеличились на 15,4%. Во втором квартале инфляция несколько замедлилась вследствие ослабления потребительского спроса, а сезонное снижение цен на плодоовощную продукцию и рост производства в сельском хозяйстве способствовали сдерживанию продовольственной инфляции. Продовольственная инфляция осталась на высоком уровне, превысив 18%. Вышеуказанное привело в настоящее время к росту социальной напряжённости в России. Поэтому актуальным, в настоящее время в условиях кризисных явлений, является выработка экономической стратегии в рамках проводимой государством социально-экономической политики.

Экономическая политика государства в широком смысле, должна, безусловно, с одной стороны, включать в себя социальную политику и, с другой стороны, быть именно социально-экономической в целом, так как этой форме экономической политики отведена особая роль в сравнении с другими ее формами. Например, промышленная политика, финансовая политика и другие, все они необходимы для реализации социальной ориентации экономики и выступают средствами ее достижения. Социально-экономическая политика государства в целом имеет блочную структуру, также как и ее социальная форма, которая включает в себя: политику доходов, политику качества трудовой жизни, политику социальной защиты населения, политику в области жилищно-коммунального хозяйства, политику занятости и другие. Именно активная роль социальной политики по отношению к экономике современного периода позволяет рассматривать политику государства как социально-экономическую.

Поэтому важность выработки новой экономической стратегии государства с учетом социальной ориентации экономической политики, в условиях расширяющегося кризиса, как никогда сегодня актуально.

В экономическую стратегию государства необходимо включить:

1.           Стимулирование экономических процессов способствующих позитивному социально-экономическому развитию общества. Прежде всего, это - слаженность работы государственных, общественных и рыночных институтов в одном направлении, что способствует формированию такой экономической системы, которая позволяет своевременно разрешать перманентно возникающие противоречия в обществе.

2.           Обеспечение целостности социально-экономической политики государства как системы. Её нужно всесторонне экономически и социально анализировать и научно обоснованно прогнозировать, предвидеть результаты действий, исходя из доминанты общего, т.е. фундаментальных ценностей.

3.           Проводить оптимальную координацию действий государственных территориальных субъектов и хозяйствующих на данной территории предприятий (организаций) в определенном заданном направлении с целью эффективного использования ограниченных производственных ресурсов, динамического развития экономики данной территории и за счет повышения профессиональных способностей кадров. Особенно это касается проведения подготовки кадрового резерва, как управленцев, так и специалистов-профессионалов.

4.           В государстве все уровни власти (каждый на своем месте) проводят социально-экономическую политику с определенной долей своего собственного предпринимательства и для создания рыночной среды на всех уровнях экономической системы. Социально-экономическая политика государства наиболее эффективна только при относительно равных условиях развития частного предпринимательства и предпринимательства государственного. Проще, конечно же, и история об этом свидетельствует, раздать объекты государственной собственности в аренду или приватизировать с удовлетворением чиновниками в первую очередь своих личных интересов под видом общественных. Поэтому создание нового высокоразвитого механизма рыночной экономики в России должно учитывать это важный фактор.

5.           В условиях трансформации современного общества, как в России, так и во всем мире необходимым является перестройки модели нашего общества, которая должна стать одним из важнейших самостоятельных результатов грамотной социально-экономической политики. Это, на мой взгляд, самое важное, что предстоит сделать, иначе в российском обществе может усугубиться раскол, как на социальном, так и на национальном уровне.

«Внешняя политика государства  есть отражение её внутренней политики» (А. Горчаков — министр иностранных дел, канцлер Российской империи).

Россию ожидает большое будущее, и здесь не обязательно проходить опиумный век, как было в Китае в XIXв. Потенциал российского человека огромен, и есть много свидетельств этому, и не обязательно далеко заглядывать в историю государства. Ни нефть, ни газ, ни вся таблица Менделеева которая есть в стране – это не главное. Главное это наш человек, гражданин и живущий здесь. Мне думается надо где-то потерпеть, подождать, а главное верить в него и иногда замечать что он есть и он сделает нас и нашу страну счастливой.

Спасибо!

Кирочкини В.А.: Кирочкини Виктор Алексеевич — Председатель экспертного Совета по госрегулированию в торговле НП СРО «Национальный Союз мясопереработчиков».

Тема Пленарного заседания очень хорошо корреспондируется как с прошлогодним Указом Президента Российской Федерации В.В. Путина от 06 августа 2014 г. за № 560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», так и с его «кризисными» последствиями.

Нет причин давать пояснения по данному Указу Владимира Путина, как и по «ответному эмбарго» со стороны   России, в результате чего был ограничен импорт ряда товаров, в список которых попали: говядина, свинина, фрукты, птица, сыры и молочная продукция, орехи и другие продукты.

Теме не менее, видимо осознавая абсурдность введённого Россией ответного «эмбарго», Правительство, понимая о важности продовольственного сегмента экономики в период перестройки на отечественное сырьё, о важности в стабильности работы бизнеса, занимающего производством продуктов питания в сфере мясо – рыбопереработки, молока и молочных продуктов, выпустило ряд поручений касательно данной линейки  пищевой продукции.

1.  Было дано поручение Председателя Правительства Д. А. Медведева от 25 октября 2014 года (ДМ П13-8001) о проработке вопроса об исключении готовой (переработанной) пищевой продукции из перечня товаров, подлежащих ветеринарному контролю (надзору) с целью снятия излишнего и дорогостоящего барьера, что позволит значительно снизить цены, в первую очередь, на продукты из мяса, рыбы, молока, являющимися основными и необходимыми белковыми компонентами в рационе населения страны.

2.  В марте 2015 года вышло поручение А. В. Дворковича (от 11.03.2015 № АД-П11-1470) продолжить Минсельхозу работу по проработке вопроса об исключении готовой (переработанной) пищевой продукции из перечня товаров, подлежащих ветеринарному контролю, что ещё раз подчёркивает значимость и важность проведения мероприятий по избавлению отечественного предпринимателя от излишних рисков, последствия которых, в свою очередь, рикошетом сказываются на всей экономике страны.

3.  20 марта 2015 года вышло поручение Председателя Государственной Думы С. Е. Нарышкина в срок до 20 мая текущего года подвергнуть приказ Минсельхоза России за № 281 анализу на предмет необходимости внесения соответствующих изменений в законодательные акты Российской Федерации, постановления Правительства РФ и нормативные правовые акты Минсельхоза России и Россельхознадзора.

Все эти три поручения касаются приказа Минсельхоза N281 от 17 июля 2014 года, устанавливающего новый порядок оформления ветеринарных документов, которые будут оформляться на товары из единого перечня, утвержденного Таможенным союзом. Данный перечень содержит практически всю переработанную пищевую продукцию, в составе которой присутствует хоть один компонент животного происхождения.

Нельзя не отметить, что Значительная часть Обращения Владимира Путина Федеральному собранию 3 декабря 2015 года  была посвящена ослаблению давления на бизнес. Президент поручил ограничить количество проверок, ввести для малого бизнеса «надзорные каникулы».

 Дословно:  «Мы не в первый раз говорим о необходимости контроля в надзорных органах, но процесс идет очень медленно. Надо максимально снять ограничения для бизнеса, этот бесконечный контроль и давление. Каждая проверка должна стать публичной. В следующем году запускается специальный реестр, где будет перечень организаций, проверок и обоснование их необходимости, — это позволит отсечь немотивированные или, еще хуже, заказные визиты проверяющих органов. Надо отказаться от принципа тотального, бесконечного контроля».

Необходима срочная и безотлагательная помощь со стороны Государства, со стороны его реального исполнительного органа для поддержки и сохранения встающего на ноги (самостоятельно и без помощи Государства) отечественного мясоперерабатывающего сектора экономики России.

Спасибо!

Абрамов М.Д.: Абрамов Михаил Давыдович — вице-президент ЭАЦ «Модернизация», к.т.н. Тема доклада: «О некоторых мерах по выходу из кризиса».

Результаты работы российского правительства говорят сами за себя: доля импорта в потреблении в 2014 году составила от 80% до 90% в станкостроении, в тяжелом машиностроении, в радиоэлектронной и легкой промышленности, в фармацевтической и медицинской промышленности. Соответственно доля российской продукции составляет от 20 до 10%. И эта доля снижается. Задача импортозамещения, которую поставил перед нами В.В. Путин, актуальна как никогда.

Главное звено, за которое можно вытащить «цепь» – налоговая система. Высокие налоги и сложные налоговые процедуры ухудшают предпринимательский климат, снижают конкурентоспособность отечественной продукции, а также делают неконкурентоспособными производственные предприятия на рынке труда внутри страны. Российская налоговая система сложна, запутана и противоречива. Она плодит нищету, поощряет коррупцию и тормозит развитие реального сектора.

Прежде всего, нужно оптимизировать налоговое администрирование. Уже, как минимум, десять лет мы предлагаем сократить объем налогового отчета (декларации) с 50-80 страниц до 2-3 страниц. Никаких разумных возражений мы не слышали. Упрощение налоговой отчетности существенно снизит затраты предприятий на ведение бухгалтерии, а также повысит и собираемость налогов. Сегодня народ от уплаты налогов успешно уклоняется. При этом, одни уклоняются, чтобы выжить; другие из принципа: «зачем платить, если можно не платить». В Послании Федеральному собранию В.В. Путин говорил: «доходы государства не должны уходить, что называется, мимо кассы. Из-за «серых» схем при уплате таможенных сборов, акцизов на алкоголь, табак и горюче-смазочные материалы бюджет ежегодно теряет сотни миллиардов рублей. Это прямое воровство».

Изучением и разработкой рекомендаций по решению этих и подобных проблем мы занимаемся много лет.

Например, мы установили, что собираемость НДС не превышает 40%. Расчет элементарный. Облагаемая НДС добавленная стоимость в 2013 г., согласно Росстату, равна почти 46 трлн. руб. В том же году был собран НДС в размере 3,5 трлн. руб., а должны были собрать около 7,0 трлн. руб. Мы предлагаем считать НДС прямым способом – как произведение добавленной стоимости на ставку налога, снизить ставку НДС до 10%, сократить льготы и отменить возмещение НДС экспортерам сырья, которые значительную часть НДС возмещают не законно. Это видно из того, что с 2000 по 2012 год экспорт России вырос в 5,2 раза, а возмещение НДС – в 16 раз. Дополнительные доходы в 2013 году составили бы около 2,8 трлн. руб. В 2016 году они могут составить до 3 трлн. руб. При этом существенно улучшится предпринимательский климат. Ведь половина судебных дел по экономическим преступлениям связана с НДС и, в частности, с проблемами его возмещения.  

Собираемость НДФЛ и социальных взносов не превышает 50%. Расчет простой. Судя по собранному НДФЛ, доходы населения составили около в 2012 году 21,0 трлн. руб. А учтенные потребительские расходы – около 48 трлн. руб. И это при плоской шкале со ставкой 13%.

Мы предлагаем прогрессивную шкалу, при которой доход 15 руб. в месяц налогом не облагается, до 250 тыс. – 13%, до 1 млн. руб. в месяц – 30% и свыше 1 млн. – 50%. По западным меркам это очень щадящая шкала. Увеличение налоговой нагрузки почувствует 1% налогоплательщиков. С учетом вычетов половина населения будет освобождена от налога, а дополнительные доходы бюджета составят не менее 2,5-3,0 трлн. руб. Кстати, в 1934 году президент США Рузвельт и американский конгресс в целях выхода из Великой депрессии ввели максимальную ставку 91%, которая просуществовала до 1965 года. Сейчас в США максимальная ставка 39,6%. Введение прогрессивной шкалы – обязательное условие развития экономики. Ставки можно обсуждать, но прогрессивную шкалу надо вводить.  Такая шкала есть во всех странах ОЭСР, G20, БРИКС и многих других. Все возражения обусловлены либо корыстью, либо некомпетентностью.

Еще один тормоз развития экономики – таможенное администрирование. нелегальный импорт душит отечественного производителя, а нелегальный экспорт подтачивает бюджет. Таможенные потери российского бюджета от «серого» импорта и экспорта составляют около 2,5 трлн. руб. ежегодно. При этом простои на таможне превосходят все разумные пределы.

Предложения по исправлению ситуации содержатся в наших работах, выполненных по заданию Председателя Совета Федерации С.М. Миронова в 2011 году, по заданию Комитета Государственной Думы по транспорту в 2013 г. и других работах (см. на сайте ЭАЦ «Модернизация» в разделе «Наши труды»). Экономический эффект от реализации наших предложений соизмерим с размерами Федерального бюджета РФ. При необходимости, мы готовы убедить заинтересованных людей в справедливости наших предложений и разработать проекты директивных и методических документов, обеспечивающих их реализацию. Проверку эффективности наших рекомендаций целесообразно провести в Крыму, где многие проблемы власти Крыма решают не всегда успешно, что, как 20.12.15 сообщило «РИА Новости», вызывает озабоченность Правительства РФ. Но если в Крыму будут делать, как в России сегодня, то и результат получим такой же.

Цымбал В.И.: Цымбал Виктор Иванович — помощник депутата, Члена комитета Комитета ГД по энергетике.

Состояние российских дорог и организация дорожного строительства являются существенными проблемами России.

Общий объем финансирования деятельности системы Росавтодора РФ только в 2015 году составил более 400 миллиардов рублей.

В то же время по данным Счетной палаты, стоимость строительства дорог в Российской Федерации в 2,6 раза выше, чем в Европе, в 3 раза выше, чем в США, в 7 раз выше, чем в Китае.

В средствах массовой информации встречаются материалы журналистских расследований, из которых следует, что в некоторых случаях хищения бюджетных средств при строительстве автомобильных дорог составляют 50 % бюджетных ассигнований. То есть, говоря языком Дмитрия Медведева, «коррупционная составляющая» в системе Росавтодора обходится российскому бюджету в 120 миллиардов рублей! Это суммарный бюджет трех «средних» российских регионов!

В настоящее время в Российской Федерации разработаны современные технологии – аналоги европейским, которые зарекомендовали себя при строительстве автомобильных магистралей едва ли не во всех европейских странах, в США, Канаде и Австралии. Это преднапряженные железобетонные плиты с повышенной долговечностью, а также добавление в почву наряду с цементом небольшого количества специальных добавок – модификатора, что позволяет добиться чрезвычайно прочной и вместе с тем достаточно упругой основы для нанесения асфальтового покрытия. Эти технологии исключают создание «многослойного пирога» из песка, щебня и гравия, который является основанием для традиционных дорог, значительно снижают стоимость, сокращают сроки строительства и повышают сроки эксплуатации дорог до 12 лет.

В целях преодоления существующих проблем дорожного строительства предлагается: создать секцию Экспертного совета по данному направлению; разработать проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части стимулирования внедрения современных технологий и инноваций в сфере дорожного строительства"; уведомить Президента Российской Федерации и Правительство Российской Федерации и Минтранс России.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, я предлагаю прерваться, будем считать, что первая часть нашего мероприятия закончилась, вторую часть мы проведём в начале следующего года, всех вас пригласим, все вы обязательно выступите.

Большое спасибо за участие, ваши предложения для нас очень ценны. Спасибо.

 




Возврат к списку


Евгений Смирнов, 01.05.2016 19:28:15
Профессор А.А. Редько. Чем хуже лечат, тем страховщикам лучше! (23.04.16)
Евгений Смирнов, 02.05.2016 12:34:20
Тяжелая болезнь российской медицины
Отечественное здравоохранение превратилось в кормушку для страховых медицинских организаций
28 апреля 2016

http://www.mk.ru/upload/entities/2016/04/28/articles/detailPicture/10/fe/8­d/c65957268_9484842.jpg

Чем ближе политический сезон, тем активнее чиновники всех мастей рапортуют о чудесном увеличении продолжительности жизни россиян, о модернизации медицины и ее доступности. У народа же эти заявления в стиле «и тебя вылечат, и меня вылечат» вызывают если не разочарование, то как минимум недоумение. А эксперты, в свою очередь, понимают, что борьба за эффективность и сокращение расходов приводит к катастрофическому снижению качества оказания услуг.

Понятно, что денег у государства становится все меньше — и экономия неизбежна. Вопрос лишь в том — как и на чем экономить и чем это грозит в долгосрочной перспективе. Варианта как минимум два: можно «найти и обезвредить» неэффективные расходы в многоступенчатой системе финансирования здравоохранения, а можно просто проводить сокращения медперсонала, закрывать поликлиники, урезать зарплаты врачам. Сегодня, увы, приходится наблюдать второй вариант — простой и менее трудозатратный. В итоге реформа привела к тому, что лечить пора саму систему здравоохранения, иначе недалеко и до терминальной стадии.

О чем бы ни рапортовала на совещаниях у высшего руководства министр здравоохранения Вероника Скворцова, снижение доступности медицины очевидно. Простая математика: в 2000 г. в стране насчитывалось 10 404 медицинских стационара, в 2005 г. — 9479, в 2012 г. — 6472, в 2013 г. — 4398. Количество больниц сократилось почти вдвое за 13 лет! Снижение территориальной доступности стационарных учреждений здравоохранения очевидно. Количество станций скорой помощи сократилось с 3172 в 2000 году до 2704 в 2013 году. И нужно учесть еще, что это показатели до начала волны массового сокращения медучреждений ради якобы повышения качества оказания услуг.

Что за качество мы получили? Судите сами, приведу лишь факты. В 2015 году даже в относительно благополучной Москве сложилась острая нехватка коек в стационарах — 23 000 мест, по данным Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования (АСМОК). Всего же по России за 2,5 года было сокращено более 100 000 коек. В крупных городах ситуация еще относительно терпимая: «всего лишь» приходится занимать очередь за много дней заранее и молиться, чтобы врач ничего не пропустил, просто не успевая всех обследовать за отведенные новыми правилами «7 минут на душу». В регионах все куда плачевнее — все чаще речь идет о жизни и смерти. В 2015 году больничная смертность выросла на 2,9%, а в отдельных уголках страны цифры просто поражают. В Карелии, например, рост больничной смертности составил 4,6%. Здесь, по данным Росстата, количество коек в родильном отделении после начала проведения реформ сократилось в 5(!) раз: с 19,8 до 4,1 койки на 10 000 человек. В хирургии коек стало меньше на 10%, а в детском отделении их количество сократилось в 6 раз, с 67,4 койки до 11,7 койки на 10 000 человек. Все еще удивляемся тому, что в стране плохо с демографией?

Парадокс в том, что на этом фоне прекрасно себя чувствуют страховые медицинские организации (СМО). Система, при которой больницы и поликлиники получают средства не напрямую из Фонда обязательного медицинского страхования, а через посредничество СМО, опять же была направлена на повышение качества оказания услуг населению. СМО должны представлять интересы граждан в медучреждениях и бороться за повышение качества оказанных услуг. Но по факту никого там это качество не волнует. Мало кто вообще в курсе, что СМО должны защищать интересы граждан. Страховые медицинские организации — коммерческие. Они заинтересованы лишь в получении прибыли при минимальных трудозатратах. Формулировка Счетной палаты звучит так: «проверка показала, что страховые медорганизации не в полной мере осуществляют деятельность по защите прав застрахованных лиц». Фактически СМО занимаются двумя вещами: перечисляют средства из ФОМС в медучреждение (при этом не несут никаких реальных страховых функций) и выявляют формальные неточности в заполненных врачом документах с целью найти повод для взыскания штрафа с медучреждения. Все равно что черпать воду из дырявой лодки.

Оценки того, сколько денег «зависает» в страховых организациях, разнятся: от 17,4 млрд рублей, по мнению главы ФОМС (из них 13,7 млрд было выделено на «ведение дел» — по сути, это просто оплата услуг СМО, грубо говоря, их «комиссия», и еще 3,7 млрд СМО получили за счет штрафов, выставленных больницам), до 50 млрд, по оценкам фонда «Здоровье». По оценкам последнего, объем средств на «ведение дел» примерно равен объему средств, полученных в виде штрафов. В любом случае речь идет о десятках миллиардов рублей. На эти деньги можно обновить весь парк «скорой помощи» в 2016 году! В 1990-е годы СМО обеспечили необходимую инфраструктуру для Фонда обязательного медицинского страхования, но технологии не стоят на месте — и теперь проводить расчеты под силу и территориальным отделениям ФОМС.

Абсолютно своевременно в этой связи звучит предложение Счетной палаты полностью отказаться от СМО. Еще бы его услышали… Нет смысла кормить бесполезные структуры, когда люди гибнут от простейших заболеваний.

У нас уже есть четвертьвековой опыт использования страховой системы обеспечения здравоохранения, и опыт этот оказался далеко не лучшим. Пора бы уже остановиться «повышать качество» и начать повышать доступность медицины, перейдя от страховой модели к бюджетной, в которой финансирование медучреждений идет исключительно из бюджетных средств без привлечения специальных фондов. Так было раньше в СССР, так устроена медицина в Великобритании и Канаде сегодня, с той лишь разницей, что в Канаде финансирование идет из местных бюджетов, а в Великобритании — из государственного. При этом Россия на 32-м месте по уровню смертности (впереди в основном только африканские страны), Великобритания на 66-м месте, а Канада и вовсе на 113-м с показателем смертности почти в 2 раза ниже, чем в России. Единственный недостаток канадской медицины — длинные очереди на прием. В этом плане Великобритания с централизованным финансированием предпочтительней. Если не копировать всю систему бездумно, а позаимствовать лучшие элементы, то подобные недостатки можно минимизировать. Бюджетная система финансирования хорошо себя зарекомендовала и гарантирует предоставление медицинских услуг абсолютно всем гражданам в равной степени. К тому же она избавлена от нагромождения дополнительных органов вроде Фонда обязательного медицинского страхования, не говоря уже о страховых медицинских организациях. Бюджет получает средства за счет налоговых отчислений, упрощая задачу работодателю, для которого становится меньше разных отчислений, а оттуда средства напрямую распределяют в медучреждения. При такой системе врачам нет необходимости заниматься бюрократией, заполняя кипы бумаг для СМО, они могут концентрироваться непосредственно на своей работе. А государству проще контролировать финансирование. Если есть в приоритете развитие человеческого капитала, то при такой схеме проще увеличить финансирование, и вовсе не за счет Резервного фонда, а за счет сокращения действительно неэффективных расходов. Часто больницам приходится заниматься не своим делом, например содержать парк «скорых помощей». Не должны врачи следить за ремонтом и обслуживанием машин! Опыт Пермского края показал, что намного эффективней отдать эти функции подрядчикам, которые квалифицированно могут управлять доверенной техникой. По оценкам экспертов Института актуальной экономики, отказ от СМО и полная передача автопарка медучреждений может сэкономить до 17 млрд рублей в год без ущерба для доступности и качества медицины. Но пока сокращаются именно эффективные расходы — на медперсонал и содержание медучреждений, а неэффективные расходы все растут. Как могут импортные томографы, закупленные по баснословным ценам на радостях «модернизации», выкидываться гнить на улице, потому что помещения наших поликлиник, их оснащение и остальное оборудование оказались просто не адаптированы для работы дорогостоящих новинок?

Система здравоохранения срочно нуждается в новых подходах, а скорее в хорошо забытых старых. Главное — не изобретать велосипед, а воспользоваться лучшими мировыми и советскими практиками, избавиться от лишних структур, которые просто поглощают средства, но не приносят реальной пользы, и избавить больницы и клиники от непрофильных обязанностей.

Никита Исаев
http://www.mk.ru/print/article/1432089/
Евгений Смирнов, 20.05.2016 22:38:00

Чтобы оставить комментарий к этой новости, необходимо зарегистрироваться