Вернуться к обычному виду



Блог Яна Чеснова - Сообщения с тегом "Диоген"

  
  • Архив

    «   Ноябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30  
Чеснов Ян Вениаминович

Блог Яна Чеснова

Автор: Чеснов Ян Вениаминович

Окончил исторический факультет Московского университета (1961), ученик Б. А. Рыбакова, А. В. Арциховского, Н. Н. Чебоксарова, С. А. Токарева. Кандидатская диссертация (1965) и последующие исследования были посвящены народам Индокитая, их итогом стала монография «Историческая этнография стран Индокитая» (М.: Главная редакция восточной литературы, 1976. — 300 с; расширенное немецкое издание — нем. Historische Ethnographie der Lander Indochinas, Берлин, 1985). С 1965 г. научный сотрудник Института этнологии и антропологии АН СССР. В 1999—2001 профессор Университета Российской Академии образования. С 2001 г. ведущий научный сотрудник Института человека РАН, вошедшего в 2005 г. в состав Института философии РАН. В 1998 г. опубликовал учебное пособие «Лекции по исторической этнологии».
В 2007 г. вышла новая монография Чеснова, «Телесность человека: философско-антропологическое понимание» (М.: Институт философии РАН. — 213 с.).


Ночная игра со ставкой на женщину (начало статьи)

Полный текст статьи: Ночная игра со ставкой на женщину

Источник публикации: Ночь. Ритуалы, искусство, развлечения. Глубина темноты. Ред.-сост. Е.В. Дуков. М.: ЛЕНАНД, 2009. С. 106-122

кин Чеснов Я. В., снс ГИИ

Ночная игра со ставкой на женщину
Ментальности невозможного
Владимир Германович Богораз-Тан (1865-1936), народоволец, сосланный в 1889-1899 на 10 лет к чукчам, выучивший их язык, записал такое представление у этого народа. Считается, что днем реальные вещи их быта  молчат, когда разговаривают люди. Но они начинают говорить ночью, когда люди спят.

Голоса этих вещей – воображаемый синтез, объединенный только мыслью. Мысле-образы возникают из синтеза самых невероятных качеств. Вот скандинавским богам потребовались самые прочные путы для привязывания волка Фенрира. Эти путы по имени Глейпнир им сделали гномы из следующих материалов: из   шума шагов кошки, бороды жены, корней горы, из сухожилий медведя, дыхания рыбы и слюны птицы. Эти невозможные синтагмы рационально возможны, ибо слюна находится на бесконечном расстоянии от птицы, как и дыхание от рыбы и т. д. Находясь на дистанции от реальных вещей, перечисленные предикаты  образуют  мыслимое единство, занимающее непонятное место  «путы Глейпнир». Мысль, организующая  мифологический  образ   пут Глейпнир, вовсе не покидает это место. Но она действует,  позволяя символически-игровой реальности обрести самостоятельный когнитивный статус.  Исполнители и слушатели скандинавских саг, используя  никак  непреодолимую дистанцию, черпали этический подъем и эстетическое удовольствие, различая художественные конфигурации от реальных.

Так-то оно так, но ведь скальды в своей ментальности эпическую поэзию мыслили неотъемлемой жизнью богов и героев. Значит, обыденная повседневность была частью более широкой символической реальности, художественно выраженной.

Но почему  знание вообще в невероятном месте?  Устройством пут Глейпнир может владеть  дракон. Сверхзнанием обладает также, скажем, кентавр Хирон,  наставник Тесея, Ясона, Диоскуров и Ахилла.

Потому что Ничто, если оно только лишь помыслено, наполняется сразу  тем, что удалено от  тривиальной реальности – прежде всего знанием. Имя мудрого кентавара Херона происходит от греческого слова, означающего «руку». Он ведь нянчил на своих руках маленького Ахилла. А самого Асклепия обучал врачеванию. Видно, непростая рука был у кентавра Херона, а с явной благодатью. Это она соединяла обычный мир, где страдают, с описанным выше недоступным местом, откуда выходит самая невозможная мысль. Как это происходило и при чем здесь рука?

Есть мысле-образы краткосрочные, хотя и популярные. Другие, подобные китайскому дракону, живут  тысячи лет на манер универсалий. К долгоживущим можно отнести  кантовское  утверждение, что  наше бытие состоит из полагания вещей самих по себе. Такие вещи можно только созерцать, находясь в чисто теоретическом отношении, что, по словам А. В. Ахутина, было отмечено еще Пифагором[1]. Дракон тоже живет, сам себя полагая. Он лишь метафора внешнего мира[2]. Сила перечисленных полаганий в их самодостаточности, а не в истинности или пожности, и в том, что они , будучи устройством сознания, породили если не эпохи, то цивилизации, поставляя людям фонд мотиваций для труда, отдыха и искусства.
---
[1] Ахутин А. В. Античные начала философии. СПб, 2007.С. 283
[2] Чеснов Я. В. Дракон: метафора внешнего мира //Мифы Восточной и Юго-Восточной Азии.М.,1985