Вернуться к обычному виду



Блог Яна Чеснова - Сообщения с тегом "ментальность"

  
  • Архив

    «   Ноябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30  
Чеснов Ян Вениаминович

Блог Яна Чеснова

Автор: Чеснов Ян Вениаминович

Окончил исторический факультет Московского университета (1961), ученик Б. А. Рыбакова, А. В. Арциховского, Н. Н. Чебоксарова, С. А. Токарева. Кандидатская диссертация (1965) и последующие исследования были посвящены народам Индокитая, их итогом стала монография «Историческая этнография стран Индокитая» (М.: Главная редакция восточной литературы, 1976. — 300 с; расширенное немецкое издание — нем. Historische Ethnographie der Lander Indochinas, Берлин, 1985). С 1965 г. научный сотрудник Института этнологии и антропологии АН СССР. В 1999—2001 профессор Университета Российской Академии образования. С 2001 г. ведущий научный сотрудник Института человека РАН, вошедшего в 2005 г. в состав Института философии РАН. В 1998 г. опубликовал учебное пособие «Лекции по исторической этнологии».
В 2007 г. вышла новая монография Чеснова, «Телесность человека: философско-антропологическое понимание» (М.: Институт философии РАН. — 213 с.).


Экзистенция: аристократизм

Полный текст статьи: http://yanchesnov.awardspace.com/Article4/Existential_Aristocratism.htm
Опубликовано: Журнал «Философия и культура» №8 (44), Август 2011 С.145-156
Я.В. Чеснов
Экзистенция: аристократизм
Existension: aristocratism

Резюме


Экзистенция как навык жить в условиях взаимопонимания шире этнических и локальных границ. Огромную коммуникативную роль в этом сыграл личный (демократический) аристократизм. Будучи порожден механизмами воспроизводства человечества семейным способом, аристократизм в сущности биотехнологичен. Следовательно, соответствует природе человека. В подтверждение этой точки зрения приведен большой и оригинальный кавказский материал.
Abstract
Existension as a mode to live under the conditions of reciprocity is wider than its ethnic and local boundaries. Personal (democratic) aristocratism played a vital communicative part in it. As it was born through the mechanisms of familial procreation of humanity, aristocratism is, in essence, biotechnological in nature. Thus it conforms to the nature of man. To substantiate this point of view, an extensive and original data from the Caucasus region is provided.



Экзистенция: аристократизм

Антропологическая герменевтика
    Антропологические основания явления, как и философские, нуждаются в квалифицированных  дескрипциях и определениях. Как правило, обе процедуры идут рука об руку, особенно при философско-антропологическом подходе к состояниям человека. В то же время они невозможны без привлечения широкого историко-культурного контекста. Так, порой порицаемый, но, однако, ценимый и часто используемый М. Фуко, мало бы значил для философии без досконального изучения им конкретики, «археологии» явлений, будь то история клиник или тюрем в Европе.  Без позитивных фактов обсуждение любой проблемы не уйдет дальше деклараций и описания мышления самого мыслителя.
      Здесь поставлена задача проанализировать аристократизм как экзистенциальный феномен. Для этого нам придется найти философско-антропологическое ядро аристократического типа личности, исторически менявшей свои контуры,  дожившей до наших времен не только на  Балканах или на Кавказе. Эту личность можно встретить и в толпе большого индустриального города. Она даст о себе знать специфическими чертами  дружелюбного, но не амикошонского демократического аристократизма. Ее ядро - аристократическую ментальность: исторически устойчивый   склад автономных установок, ценностей, которые направлены извне как к обществу, так и к природной среде. Автономная позиция к обществу при навыках периодической жизни в природных условиях (охота или военная обстановка) создает ту консервативную основу личности, которую надо признать исходным аристократизмом.
Общественное сознание современности слишком редко касается проблемы аристократии и
аристократизма вообще. Сказывается то, что по словам одного философа, «после ХIV века Европу покинул дух рыцарства, освободив место для капиталистической экономики, инквизиции и Реформации»1. Но если последовательно проследить концепцию автора приведенного мнения  А. М. Пятигорского, буддолога, изрядно потрудившегося на ниве методологии и философии, то аристократизм окажется в оппозиции не к тем или иным формам хозяйствования и локальным условиям конкретной страны,  а в оппозиции к истории как таковой. У названного автора аристократизм выступает как форма  антиисторизма и даже бунта против истории2.
На позиции А. М. Пятигорского явно сказались  взгляды Ф. Ницше, который уделил проблеме аристократизма достаточно внимания в «По ту сторону добра и зла» и  в «Веселой науке». Аристократизм для Ницше заключался в благодарности жизни,  тогда как страх перед жизнью, по Ницше, характерен для черни.  Уместно здесь отметить неоднократные заметки Ницше, что горы выпрямляют дух человека, что они создают благоприятные условия для того, чтобы доброта возрастала до уровня благородства.
После Ницше хочется назвать еще одного немца-страдальца, тоже философа, но богослова, повешенного фашистами в апреле  1945 года - Дитриха Банхоффера. Сидя в тюрьме, он задумывался о том, что полюсами исторического процесса является единообразие (под этим он явно подразумевал тоталитаризм) и «отбор лучших, т.е. аристократизм».3
Общий метод, который я намереваюсь использовать в применении к личностному аристократизму, можно назвать антропологической герменевтикой. Ее преимущества в изучении интимных сторон достоинства человека безусловны, хотя на деле привлечены будут разные герменевтики, способные дать целостную картину только в совокупности. Попытка дать такую картину может быть оправдана тем, что представленный текст резюмирует не только размышления над фактами об  изначальном личностном аристократизме у разных народов, но также исследовательскую работу, проведенную среди народов Кавказа  на протяжении  30  лет.
Библиография
1.     Пятигорский А.М. Вспомнить странного человека. М., 1999.
2.     Пятигорский А.М. Избранные труды. М., 1995.
3.     Банхоффер  Д. Сопротивление и покорность. М., 1992.

Ночная игра со ставкой на женщину (начало статьи)

Полный текст статьи: Ночная игра со ставкой на женщину

Источник публикации: Ночь. Ритуалы, искусство, развлечения. Глубина темноты. Ред.-сост. Е.В. Дуков. М.: ЛЕНАНД, 2009. С. 106-122

кин Чеснов Я. В., снс ГИИ

Ночная игра со ставкой на женщину
Ментальности невозможного
Владимир Германович Богораз-Тан (1865-1936), народоволец, сосланный в 1889-1899 на 10 лет к чукчам, выучивший их язык, записал такое представление у этого народа. Считается, что днем реальные вещи их быта  молчат, когда разговаривают люди. Но они начинают говорить ночью, когда люди спят.

Голоса этих вещей – воображаемый синтез, объединенный только мыслью. Мысле-образы возникают из синтеза самых невероятных качеств. Вот скандинавским богам потребовались самые прочные путы для привязывания волка Фенрира. Эти путы по имени Глейпнир им сделали гномы из следующих материалов: из   шума шагов кошки, бороды жены, корней горы, из сухожилий медведя, дыхания рыбы и слюны птицы. Эти невозможные синтагмы рационально возможны, ибо слюна находится на бесконечном расстоянии от птицы, как и дыхание от рыбы и т. д. Находясь на дистанции от реальных вещей, перечисленные предикаты  образуют  мыслимое единство, занимающее непонятное место  «путы Глейпнир». Мысль, организующая  мифологический  образ   пут Глейпнир, вовсе не покидает это место. Но она действует,  позволяя символически-игровой реальности обрести самостоятельный когнитивный статус.  Исполнители и слушатели скандинавских саг, используя  никак  непреодолимую дистанцию, черпали этический подъем и эстетическое удовольствие, различая художественные конфигурации от реальных.

Так-то оно так, но ведь скальды в своей ментальности эпическую поэзию мыслили неотъемлемой жизнью богов и героев. Значит, обыденная повседневность была частью более широкой символической реальности, художественно выраженной.

Но почему  знание вообще в невероятном месте?  Устройством пут Глейпнир может владеть  дракон. Сверхзнанием обладает также, скажем, кентавр Хирон,  наставник Тесея, Ясона, Диоскуров и Ахилла.

Потому что Ничто, если оно только лишь помыслено, наполняется сразу  тем, что удалено от  тривиальной реальности – прежде всего знанием. Имя мудрого кентавара Херона происходит от греческого слова, означающего «руку». Он ведь нянчил на своих руках маленького Ахилла. А самого Асклепия обучал врачеванию. Видно, непростая рука был у кентавра Херона, а с явной благодатью. Это она соединяла обычный мир, где страдают, с описанным выше недоступным местом, откуда выходит самая невозможная мысль. Как это происходило и при чем здесь рука?

Есть мысле-образы краткосрочные, хотя и популярные. Другие, подобные китайскому дракону, живут  тысячи лет на манер универсалий. К долгоживущим можно отнести  кантовское  утверждение, что  наше бытие состоит из полагания вещей самих по себе. Такие вещи можно только созерцать, находясь в чисто теоретическом отношении, что, по словам А. В. Ахутина, было отмечено еще Пифагором[1]. Дракон тоже живет, сам себя полагая. Он лишь метафора внешнего мира[2]. Сила перечисленных полаганий в их самодостаточности, а не в истинности или пожности, и в том, что они , будучи устройством сознания, породили если не эпохи, то цивилизации, поставляя людям фонд мотиваций для труда, отдыха и искусства.
---
[1] Ахутин А. В. Античные начала философии. СПб, 2007.С. 283
[2] Чеснов Я. В. Дракон: метафора внешнего мира //Мифы Восточной и Юго-Восточной Азии.М.,1985