Вернуться к обычному виду



Блог Олега Фиговского - Сообщения с тегом "РАН Российская академия наук Фортов"

  
  • Архив

    «   Декабрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31          
Фиговский Олег  Львович

Блог Олега Фиговского

Автор: Фиговский Олег Львович

Prof. Oleg L. Figovsky is the founder, Director R&D of International Nanotechnology Research Centre “Polymate” (see at: http://www.polymateltd.com/), where he is carrying now many research works in nanostructured corrosion resistant composite materials and protective coatings based on polymer and silicate matrix. In 1982 he elaborated the first nanostructured anticorrosion composite materials based LG-matrix, where nanoparticles are forming during technological process by hydrolysis of TFS. Last his elaborations are nanostructured nonisocyanate polyurethanes, nanocellulose and nanocomposites based on epoxy-rubber binders.
Novel nanotechnologies invented by prof. Figovsky were a base for establishing a few of industrial production in USA, Canada, China, Russia and Israel.
He is also the President of IAI (Israel), member of European Academy of Sciences, Foreign Members of two Russian Academies of Sciences (REA & RAACS), the chairman of the UNESCO chair “Green Chemistry”. For few of his inventions in nanotechnologies he received gold and silver medals at the IENA-98 (Nurnberg, Germany).
From 1999 he is the editor-in-chief of the journal “Scientific Israel – Technological Advantages”, from 2008 – of the “Open Corrosion Journal” and from 2010 the journal "Resent patents on Corrosion Science".
In 2006 he received the Gold Angel Prize at the “Genious-2006” exhibition and in 2007 NASA Nanotech Briefs®’ Nano 50™ Award, Prof. Figovsky had many times keynote lectures, including for National Investment Banking Association (see at: http://www.nibanet.org/Figovsky-slideshow.html
For last ten years prof. Figovsky was a chief scientific adviser for 3 investment institutions.
Prof. Figovsky is now Director R&D of US investment and transfer technology company “NanoTech Industries, Inc.” (see at: http://www.nanotechindustriesinc.com/index.php). Prof. Oleg L. Figovsky has more than 500 patents and has published and lectured extensively. He is one of authors of the Encyclopedia of Surface and Colloid Science, (http://www.dekker.com/sdek/issues~db=enc~content=t713172975)
Prof. Figovsky was elected as a Presidium member of Russian Nanotechnology Society (2008). During last a few of years prof. Figovsky carrying his reviews as an expert of Israeli Ministry of Industry & Trade (BASHAN program), European Committee (7 framework program) and RusNano (Russia). He is a honorary professor of Voronezh University (VGASU) and Kazan State National Research Technical University. In 2009 prof. Figovsky became the VIP-expert of Russian Foundation for small and middle business.
Web-site: http://figovsky.borfig.com/


Академик Олег Фиговский (ЕАS, РААСН, РИА). Что сможет сделать новый президент РАН?

Академик Олег Фиговский (ЕАS, РААСН, РИА)

Что сможет сделать новый президент РАН?

Технологии, которые сейчас используются во всем мире, приходят к концу своего существования; требуется переход к новому технологическому укладу.  Россия старалась вкладывать в прикладные технологии, а чаще просто приобретать не самые новейшие импортные, и мало вкладывала в фундаментальные исследования – практически экономика и наука отсоединены друг от друга. Основным оплотом фундаментальной науки в России является Российская академия наук (РАН), в которой работает 13% научных кадров страны, которые по оценкам  РАН дают 60% фундаментальной научной продукции. Именно поэтому состоявшиеся в мае выборы президента РАН имели решающее значение для будущего фундаментальной науки.  Программы кандидатов в ключевых моментах были во многом схожи. Что самое главное? Для РАН должна закончиться "эпоха выживания", связанная с именем Юрия Осипова, и начаться "эпоха развития". РАН должна стать лидером модернизации страны, выходить во власть с прорывными проектами, инициировать их рассмотрение. Словом, от защиты от нападок академии надо самой переходить в атаку, к разработке научно-технической политики России, к созданию ясной программы ее движения вперед. РАН должна убедить власть, что только академия может обеспечить научное сопровождение модернизации. Такой подход дает академии шанс вернуть себе утраченные позиции.
 Именно на этом постоянно настаивает Владимир Фортов. Академия должна стать генератором идей в экономике, занять пассионарную позицию в выработке и реализации стратегии развития России. А в центре внимания всей системы РАН должен быть поставлен талантливый человек. Ему надо создать условия, чтобы он с максимальной отдачей мог работать семь дней в неделю и 24 часа в сутки. Теперь эти сложнейшие задачи ему предстоит решать. Победил в первом же туре и с большим перевесом – 58.3%голосов – академик-секретарь Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН Владимир Фортов. Многие участники общего собрания академии с удовольствием подчеркивали демократический и одновременно цивилизованный характер выборов, ставя их в пример остальной России — ни фальсификаций, ни административного нажима.
  В интервью журналу «Эксперт» Владимир Фортов сказал: «Для всех нас важнейшая задача придумать модель инновационного развития, которая вовлечет бизнес в инновационный процесс. Эта модель у каждой страны своя. Нам предстоит найти эту систему. И тогда наука будет востребована». Что ж, если академии удастся предложить стране свой вариант инновационной системы, в которую сама она войдет неотъемлемой частью и которая обеспечит инновационный рывок, это будет выдающееся достижение и для академии, и для ее президента.
  В интервью журналу «Профиль» президент РАН академик Фортов говорил, что Академия «чувствует необходимость перемен, и мы будем вводить то новое, что не нарушит основных принципов Академии наук и в то же время сделает ее работу более динамичной, более гибкой и более устойчивой к разного рода возмущениям. Из этой избирательной кампании я вынес то, что в академии накопилось достаточно проблем, часть из которых можно решить только сверху, но со многими мы можем справиться самостоятельно. Одна из таких проблем - ротация кадров. Я убежден, что на руководящих должностях в академии люди не должны находиться больше двух сроков подряд. Я намерен просить коллег ввести эту норму в устав. Я уверен, что это поможет делу. Еще одна серьезная проблема — нас душит бюрократия. Она разъедает академию и тормозит работу. Количество бумаг, каких-то отчетов и бессмысленных справок, на мой взгляд, уже перешло все рамки приличия. С этим надо бороться, не надо плодить чиновничью макулатуру, которую никто никогда не прочитает, а требовать только те бумаги, без которых действительно нельзя обойтись».  Далее академик Фортов подчеркивает, что Академия наук сконструирована для фундаментальных исследований, «академическая наука дает первый импульс, который затем подхватывают другие  сектора прикладной науки, оборонной науки, вузовской науки и корпоративной. На мой взгляд, Академия наук должна организовывать эффективную передачу знаний от фундаментальной науки к прикладной. Тем более что в академии собраны высококлассные специалисты в самых разных областях, а руководство страны не раз обращалось к нам с предложениями активнее выдвигать новые идеи и проекты. Академия наук должна занять тут агрессивную позицию, быть генератором идей».
По предложению президента РАН были избраны десять вице-президентов, половина из которых заняли этот пост впервые; средний возраст вице-президентов на 10 лет моложе, чем в прошлом составе. Интересно, что группа, союзником которой, якобы, был министр науки и образования Дмитрий Ливанов, лоббировала на пост президента РАН главу Курчатовского института Михаила Ковальчука, младшего брата бизнесмена Юрия Ковальчука. Но академики продемонстрировали свое отношение к нему, «прокатив» Михаила Ковальчука на перевыборах руководителя Института кристаллографии. В итоге его вообще решили не выдвигать в президенты.  Все вышеизложенное говорит в пользу выбора президентом РАН именно академика Владимира Фортова. Остается надеяться, что избранный президент РАН будет утвержден в своей должности Президентом России, ибо в случае его отказа, новые выборы должны состояться не позже, чем через 6 месяцев.
Ситуацию в Российской науке недавно прокомментировал лауреат Нобелевской премии Андрей Гейм. Он с сожалением отмечает, что экономика и наука отсоединены друг от друга. Под давлением рынков, которые хотят лишь прибыли - как можно больше и как можно скорее, сокращаются капиталовложения в университетскую и академическую науку, в фундаментальные исследования. "Те компании, которые вкладывают на 50 лет вперед, просто не выживают в этой системе", - констатирует ученый.  У государства и налогоплательщиков к науке обывательское отношение, - жалуется Гейм. "Новые прорывные технологии, например, технологии "холодного термояда",  финансируются исключительно государствами, и налогоплательщики этих стран недовольны, что до сих пор ничего не сделали". Подгоняют и власти - тот же американский конгресс винит ученых, что "не укладываются в сроки", хотя ни о каких конкретных сроках в столь серьезных исследованиях не может быть речи.
Рассматривая результаты выборов президента РАН академика Фортова, коллегу Гейма по МФТИ, Андрей Гейм желает ему всего лучшего - «У меня спрашивали, за кого я бы голосовал, я побоялся сказать, что за Фортова, поскольку иногда поддержка отдельными людьми (типа меня) - это все равно, что бросание черного шара. Поэтому я ничего не сказал. Но, откровенно говоря, я не хотел видеть Жореса Алферова на этом посту хотя бы потому, что возраст уже не тот. Все-таки эта работа требует физической выдержки». И далее замечает, что «существование двух министерств будет вести к постоянным конфликтам между Академией наук и Министерством науки. Никто не любит революции и перестройки - особенно в России.  От них все устали, но что-то с этим нужно делать. Пока же все надеются, что дело как-то само утрясется. Мнение, которое я слышал от многих людей, работающих в РАН, что и академия незамечательная, но Министерство науки еще хуже. Может быть, эта точка зрения справедливая, ведь как бы ни были плохи или хороши академики, они являются экспертами или, по крайней мере, были экспертами в науке, они хорошо знают систему. Эксперт гораздо лучше, чем чиновник, который ничего о науке не знал и пытается только из политических соображений руководить ею. Эта точка зрения правильная, и к ней нужно относиться с уважением. В то же время нужно осознать, что существовать одновременно в качестве исполнительной и законодательной власти в науке - это исключительная ситуация, она осталась только в России, Китае и Северной Корее.
Академия - это уважаемое сообщество, уважаемый клуб людей, которые что-то сделали в науке, которые являются экспертами. 90% западных академиков из Британского королевского общества или Американской академии наук бежали бы, как от огня, если бы им дали возможность распределять деньги, руководить институтами и тому подобное. Это клуб, который должен давать советы обществу, народу, политикам, государству. Его функция совещательная, а статус высокий за счет наличия экспертизы по многим вопросам.
Рассматривая ситуацию с «Роснано», Андрей Гейм говорит: «С "Роснано" то же самое случилось - хотели как лучше…. Те же самые программы вкладывания в высокие технологии существуют в Норвегии, Арабских Эмиратах. Но почему-то, как всегда, в России получились бюрократия и коррупция. "Роснано" использовали совершенно не в тех целях, в каких должны были.  Я вам расскажу историю. На какой-то конференции ко мне подошел израильтянин. Он около трех лет постоянно бывал наездами в Москве, но кроме слова "здравствуйте" практически ничего по-русски не знает. Я у него спросил, какое у него впечатление от "Роснано". А он мне отвечает: "Откат". Поскольку он по-русски не говорит, я спрашиваю, а что это такое. А он мне опять говорит: "Откат". Мы общаемся по-английски с ним. Он мне пояснил, что это русское слово. Я ему говорю, что такого русского слова не существует, если только в контексте "откат пушки". Другого контекста я три года назад не знал. После этого я приехал в Манчестер и спросил визитера из Москвы, что этот израильтянин имел в виду. И он объяснил мне новую концепцию этого слова, о которой я не знал. Теперь я знаю, что подразумевают под откатом в России. Но представьте, человек знает три слова по-русски: "здравствуйте" и "за здоровье" и "откат". Эта история много о чем говорит, отсюда и мое мнение о "Роснано".
Что случилось с российской демократией, я вижу, читая отдельные газеты, отдельные сайты вроде вашего. Как всегда, в России любят покритиковать, за что журналистам и платят. Критика конструктивная всегда приветствуется, но, кажется, что всех можно критиковать, за исключением Путина. С моего западного взгляда, что называется, из-за бугра очень заметно, что министры стали мальчиками для битья. Скажем, продажа ответов на госэкзамены - это настолько серьезно, что должно в функции президента входить. Это серьезное дело, серьезная открытая коррупция и политический, а не административный вопрос. Каким-то образом мальчиком для битья стал тот же самый министр Ливанов. На Западе министры - политики, здесь министры не политики, а назначенцы главы государства. Требования было бы возможно предъявлять, скажем, президенту Путину или членам Государственной думы, которые являются профессиональными политиками, а Ливанов - профессиональный администратор» - заканчивает своё интервью Андрей Гейм.
Аналогичное суждение высказывает журналист Андрей Колесников в своей статье «Режим движется к интеллектуальному банкротству», посвященной отъезду из России одного из лучших российских экономистов, ректора Российской экономической школы, профессора Сергея Гуриева.     Автор отмечает, что: «Раньше первоклассных  экспертов не слушали, хотя позволяли им стирать подошвы о белодомовский паркет и кремлевские ковры (и наоборот). Теперь, судя по всему, их будут профилактировать и преследовать. Это начало погрузки живого товара на философский пароход.    Преследование Гуриева — мощнейший удар по науке: Россия лишает себя репутации в этой области гуманитарного знания. Не удивлюсь, если следующими под ударом или диким давлением окажутся другие работавшие на власть по-настоящему профессиональные структуры — ВШЭ или Академия народного хозяйства. А самого Гуриева объявят «иностранным агентом», потому что у него жена работает в Париже. Дальнейшее развитие событий многое прояснит: Гуриев был в высокой степени близок Дмитрию Медведеву, особенно в начале его правления, и если премьер-министр не сможет за него заступиться, если экономическое сообщество, знающее цену Гуриеву, не проявит солидарность, — значит, и в самом деле лучшим ученым надо готовиться к эмиграции, а каким-нибудь «православной социологии» или «чекистской экономике» к торжеству».
Это весьма прискорбно, и было бы желательно, чтобы президент РАН высказал свое весомое мнение по этому вопросу. К ситуации с преследованием Гуриева примыкает и увольнение  с поста зам. Главы Минобрнауки Игоря Федюкина, возглавившего борьбу по наведению порядка в системе защиты диссертаций. Незадолго до увольнения он дал интервью, в котором, в частности, сказал, что «Бессодержательные атаки на нашу команду - прямое следствие той борьбы против халтурщиков и плагиаторов, которую мы ведем. Мы понимаем, что затронули серьезные экономические интересы и встретили сопротивление. Мы были к этому готовы, и мы убеждены, что без наведения порядка в системе защиты диссертаций российская наука не сможет развиваться. Ее просто задушит волна халтуры, которая разрослась у нас до немыслимых масштабов. Поэтому мы продолжим работу. С нашей точки зрения, эти атаки означают, что мы все делаем правильно».
Какой вывод из этих двух примеров могут сделать молодые ученые? На этот вопрос отвечает проф. Юрий Магаршак (США): «В настоящее время возникает ощущение приближения очередной смены эпох в российской научно-технической политике. Однако, процесс идет как-то робко. Нет вброса в общество видения очередного светлого будущего и бодрых лозунгов. Просто сообщения следственных органов и Счетной Палаты констатируют, что эпоха передовых инноваций закончилась очередным криминалом. Есть надежда, что борьба с плагиатом в диссертациях дойдет и до технической сферы. А закон о защите чувств верующих не будет распространен на материальные законы природы. Текущую эпоху можно назвать «виртуальные инновации вместо промышленности» или «имитация развития с целью изъятия средств из производственного сектора экономики». Это, конечно, не активная деиндустриализация 90-х и нулевых, а скорее хорошо известное из западной практики надувание «инновационных пузырей» (по сути аналог финансовых пирамид), при котором хоть что-то перепадает и лояльным «технарям» за имитацию прогресса. Расшатывание устоев текущей системы внушает надежду на выработку в дальнейшем сколько-нибудь разумного механизма развития хотя бы в критичных для РФ научно-технических областях и минимизации участия в этом «эффективных менеджеров» из числа лиц без профильного образования.
Далее Юрий Магаршак замечает, что «Прорывные «инновационно-модернизационные» модели, программы (включая некоторые ФЦП) и проекты РФ это не более чем механический перевод и адаптация доступных из интернет западных программ. Исторически первый и наиболее яркий пример – это заимствование Национальной нанотехнологической инициативы США (NNI) с добавлением пока еще мифических возможностей в области военных технологий и просто фантазий. На первых нано конференциях гордо заявлялось, что это наш новый «Манхэттенский проект», забавно вспомнить. Не столь забавно сравнить это с менее затратными, и выполненными в тот же период под руководством (возглавляемого нобелевским лауреатом) Министерства энергетики США, результатами программы США по снижению энергетической зависимости. В результате выполнения которой была существенно снижена стоимость добычи сланцевых углеводородов и исчез термин «энергетическая сверхдержава».    Фактически за пост-советский период в РФ, не считая добычи сырья, было создано только производство небольшой части технологичного ширпотреба, да и то силами зарубежных компаний и без передачи РФ ключевых технологий. А все остальное – это, в основном, система кормления бесполезных функционеров и их команд, финансирование неэффективных ФЦП, а также банальный вывод средств из РФ под различными обоснованиями. Забавно смотреть, как очередной высокий руководитель РФ (с гуманитарным образованием и умным лицом) осматривает очередной купленный с большой переплатой тривиальный западный прибор типа хроматографа или автоматической многоканальной пипетки. И это только видимая часть айсберга. Трудно оценить бесполезные затраты на закрытые программы, которые, по возрожденной советской традиции, в разы выше затрат на открытые. Забавно читать статьи западных экспертов об усилении промышленного шпионажа со стороны РФ. В рамках текущей концепции «инновации без промышленности» промышленный шпионаж это тоже форма растраты госбюджета. Добытые технические решения (даже если они реальные, а не модифицированы и подброшены вражеской контрразведкой, как во времена последних лет Союза) внедрять негде, а моральное старение быстро обесценивает даже уникальную информацию».
Российские инновации в обозримом будущем могут быть востребованы только отечественной высокотехнологичной промышленностью, конечно, если таковая будет создана. Проекты «инновационного прорыва» без создания отечественной промышленности (классические инновационные пузыри) напоминают советские лозунги «прыжка из первобытно-общинного строя в коммунизм». Такие лозунги использовались для дестабилизации некоторых стран третьего мира, а их практическое внедрение приводило там к экономическому хаосу и гражданской войне.  Одной из программ инновационного развития России является проект «Сколково», который сейчас критикуется практически всеми экспертами. Мне не интересно говорить о коррупции, откатах, о чем прекрасно говорил Андрей Гейм. Но неужели создатели «Сколково» не понимают, что инновации по заказу не случаются, сколько в них не вкладывай инвестиций. По мнению Дмитрия Быкова «среда не возникает по требованию сверху - она формируется снизу, даже если есть официальный запрос на нее. Новосибирский академгородок и Дубна были, конечно, по меркам свободного мира абсолютными шарашками, но помимо государственного заказа на НТР существовал и заказ всего общества на появление нового поколения интеллигенции, на новый научный и культурный авангард. Сегодня с этим заказом туго, потому что общество сознательно и целенаправленно растлевалось двадцать лет, — но, глядишь, при первых намеках на перемены новый класс заявил бы о себе не только на площадях. А то сейчас, кажется, он стопроцентно уверен в своей невостребованности — нельзя же серьезно участвовать в имитациях, вкладывать душу в работу так называемого большого правительства или по свистку выдавать решение «проблемы тысячелетия». Дмитрий Быков спрашивает: « а что предлагается интеллектуальной России вместо сколковского прорыва? Отъезд или вымирание предполагаются сами собою, но это надо как-то вербально оформить, найти подходящий лозунг. Нельзя же сказать просто: «Подите вон!», скажем, «Все на подъем научного и культурного уровня Запада» или — проще — молодежное движение «Разгрузи Родину». Если мне кого и жаль в этой ситуации по-настоящему (кроме Медведева, конечно), — так это молодых и симпатичных людей, поверивших в идеи большого правительства и т.п. Конечно, поверили они не в демократизацию и даже не в инновации, а в то, что участие в этих проектах принесет им бонусы. Лицами они торганули, а бонусов нет и не будет. Что поделать, братцы, сочувствую от души. Но не огорчайтесь: скоро тут будет уже совершенно не важно, кто и чем торговал. Какие там принципы, когда страна грамоту забудет».
Мысли, высказанные Дмитрием Быковым, продолжает в своей статье «Повальное бегство россиян из России» Игорь Шишков. В частности, он пишет: «Самое первое ощущение от России у меня в последние годы: из России уезжают люди. Из России уезжают русские и ее заселяют таджики, но это уже отдельная история. Вокруг меня уезжают все. Если позволяет состояние — уезжают сами.
Знакомый бизнесмен говорит: «Все, жить перебираюсь в Болгарию. Бизнес будет в России, а жить буду в Болгарии. Я не могу жить в унижающих человека условиях. Одни пробки чего стоят».
Очень часто уезжают те, кто заработал немного денег и не выдерживает в этой среде.
Бизнесмен из Перми улетает из России, говорит мне: «Все, я больше не могу. У меня фабрика производила чулки-носки, стояло новое оборудование, работали три сотни человек. Меня вызвали в адмнистрацию и говорят: “Почему они работают в неурочное время?“. К черту. Оборудование уезжает в Узбекистан, фабрику сдаю под склад, буду стричь купоны и жить у моря».
  Далее Игорь Шишков отмечает, что «из России бегут люди. Кто может, бежит сам, кто не может, вывозит детей и родителей. Они знают, что в путинской России жить нельзя. Зарабатывать деньги в ней можно, более того, нигде в мире нет таких норм прибыли, как в России. Но жить — нельзя. Россия перестала быть приспособлена для жизни. Мы превратились в страну третьего мира с точки зрения инфраструктуры и безопасности. У нас нет нормальных школ, больниц и университетов. Любое соприкосновение с государством требует денег, нервов и бумаг, и все больше и больше. Буквально любая часть свободного жизненного пространства заполняется бюрократическими инструкциями, как в запертой комнате кислород вытесняется углекислым газом. И вот когда люди, которые устроили России кирдык, объясняют нам, в чем проблема, они говорят: «Это потому, что вокруг враги». Запад нас не любит. Видимо, это Запад затопил Крымск. Агенты Запада пробрались в его администрацию и вредительски не сообщили жителям о потопе. Видимо, это Запад снял асфальт с дороги после проезда Путина и, вражески внедрившись в черепушки чиновников, побудил их строить мост в никуда на остров Русский. Видимо, это Запад расставляет гаишников-оккупантов на въездах в Москву и это агенты ЦРУ облучают путинских чиновников, чтобы те воровали миллиарды. Их облучают, они воруют. И тогда у нас у всех рождается тот же вопрос, который родился у Алексея Навального: если виноват Запад, то чего же Бастрыкин покупает дом на Западе? Почему же тогда гражданин Финляндии Тимченко живет в Швейцарии?»
Рассматривая данные экспертного заключения Госдумы, Геннадий Гудков отмечает, что 93.3% всего российского экспорта составляют сырье и материалы. Из 93.3% экспортируемого сырья - 62.0%- нефть и нефтепродукты, 11.2%- газ, 10.2%-черные металлы и полуфабрикаты, 3.6%- минудобрения, 2%- каменный уголь, 4.3%- лесоматериалы, цветные металлы, руда и железные концентраты. Из технологичной продукции в России пока еще покупают оружие (2.3%) и 4.4% - "по мелочам". Ни машин, ни станков, ни часов или же белья, пользующихся популярностью хотя бы в Африке мы не производим.    Но ведь если нет конкурентоспособной на мировом рынке отечественной промышленности, то нет спроса ни на новые технологии, ни на, тем более, опережающие их фундаментальные исследования. Так что новому президенту РАН академику Фортову придется разгребать «авгиевы конюшни». Вот только прислушивается ли к нему руководство России, ведь одними разговорами об отечественных инновациях создать модернизационную экономику никому не удастся.
В это время в мире широко используются инновационные технологии. Так, такие технологии в здравоохранении (Healthcare Information Technology) являются наиболее динамично развивающимся направлением. По прогнозам агентства Intelligence Compass к концу 2013 года рынок IT-технологий в здравоохранении составит $78 млрд и обеспечит среднегодовой 5% темп роста в течение ближайших пяти лет, до 2016 года он достигнет $ 92 млрд. Широко развиваются в мире и биотехнологии, в частности, биоматериалы, создаваемые по подобию имеющихся природных аналогов. Ученым все еще есть чему поучиться у природы, благо в последние десятилетия появились технологии, которые впервые позволяют скопировать по-настоящему уникальные природные материалы.
Вот, например, морские огурцы (голотурии) – это беспозвоночные длиной от 3 см до 2м. Обычно они мягкие и податливые, но в случае опасности становятся жесткими. Эта необычная смена свойств заинтересовала ученых из Case Western Reserve University, которые захотели разработать материал с аналогичными свойствами. Цель понятна: подобный материал очень нужен в медицине, например при имплантации нейроинтерфейсов, электроды должны быть жесткими, а уже во время эксплуатации в теле – гибкими и мягкими. Ученым удалось повторить этот природный «трюк». Для этого они создали нанокомпозит из крошечных волокон целлюлозы в гибкой полимерной матрице. В обычном состоянии это жесткий материал, но после добавления воды он становится мягким – то, что надо для имплантата.  
Еще один морской организм, морская губка, имеет очень необычный скелет, сделанный из стекла. Например морская губка под красивым названием Корзинка Венеры имеет длину до 25 см и отличается фантастической красотой: изящная ажурная цилиндрическая конструкция из тончайшего стекла. Однако при всей кажущейся хрупкости, скелет морской губки прочнее многих видов цемента и выдерживает тысячи килограмм давления воды. Ученые из Гарвардского университета всерьез заинтересовались морскими губками, которые не только имеют прочнейший стеклянный скелет, но и производят некоторое количество света благодаря биолюминесцентным бактериям. Конструкция подводного «светильника» действительно необычна: скелет представляет собой решетчатую цилиндрическую конструкцию похожую на ту, что используют инженеры для строительства опор мостов и каркасов небоскребов. Кроме того, стекло морской губки слоистое, что не только делает его прочнее, но и позволяет лучше проводить свет.  Благодаря тщательному исследованию скелета морской губки, ученые выяснили, что оно состоит из спикул – крошечных продолговатых кристаллов. И вот, в марте 2013 года ученые из Университета Иоганна Гутенберга и Института исследований полимеров Макса Планка наконец смогли воссоздать спикулы и повторить скелет морской губки. Искусственный аналог сделан из дешевого минерала кальцита и обладает уникальными качествами природного оригинала: необычайной прочностью и светопроводимостью.

     Расширяются постоянно и работы по применению графена для различных практических целей.    Как показали в своей последней работе ученые из США и Кореи, графен может использоваться для создания высокочувствительных газовых и химических датчиков. Правда, возможно это, только если углеродный материал содержит дефекты кристаллической решетки. Стоит отметить, что в рамках своих исследований ученые обнаружили один интересный факт: оказалось, что графен, не содержащий дефектов, ведет себя точно так же, как «дефектный», если он помещен на подложку с внешними дефектами.    В предыдущей работе команда ученых из University of Illinois (США) показала, что на основе графена можно построить датчики, фиксирующие даже одну молекулу газа, но только при условии, что этот материал содержит внутренние дефекты. Таким образом, обнаруженная теперь совместно с коллегами из Korea Research Institute of Standards and Science и Seoul National University (Корея) возможность строить такие электронные устройства, как химические полевые транзисторы или высокочувствительные газовые анализаторы, на «чистом» графене стала неожиданностью.
Открыта еще одна удивительная способность графена. Форма углерода толщиной в атом может выступить в качестве посредника, который позволяет вертикальным нанотрубкам расти практически на любой поверхности. Включая алмазы. Структура, состоящая из алмазной пленки, графена и нанотрубки, стала результатом нового исследования, проведенного учеными из университета Райса и НИИ Хонды США, под руководством Пулинела Аджаняна. Графен и металлические нанотрубки являются хорошим проводником, а в сочетании с металлическими основаниями они могут использоваться, в том числе, в передовой электронике. Большинство фотографирующих, как правило, не довольны чувствительностью датчика своей камеры, когда дело касается съемки в условиях недостаточной освещенности. Но в недалеком будущем это может в корне измениться благодаря работе группы ученых из Сингапура, которые разрабатывают новую технологию производства светочувствительных датчиков для камер, основой которых является графен, материал, представляющий собой кристаллическую структуру из атомов углерода, толщиной всего в один атом. Использование нового датчика, предположительно, сделает будущие камеры в 1000 раз более чувствительными к свету, а количество используемой датчиком энергии снизится при этом минимум в 10 раз.
Графеновые датчики имеют высокую светочувствительность благодаря тому, что они более эффективно улавливают в свою ловушку фотоны света, а высокая электрическая проводимость графена позволяет снять с датчика и обработать сигналы намного более низкого уровня, нежели позволяют это сделать обычные полупроводниковые датчики.    Новые графеновые датчики могут использоваться не только в бытовых фото- и видеокамера. Эти датчики имеют высокую чувствительность не только в диапазоне видимого света, но и в инфракрасном также. Поэтому такие датчики можно будет весьма эффективно применять в камерах, контролирующих движение на дорогах, инфракрасных камерах для приборов ночного видения и в камерах спутников, делающих высококачественные снимки земной поверхности. Согласно заявлению профессора Ван Киджи (Wang Qijie) из Технологического университета Нанянга (Nanyang Technological University), графеновые датчики для камер разрабатываются таким образом, что их изготовление будет возможно с помощью существующих технологических производственных методов. Это означает, что новые датчики, на основе наноструктур из графена, легко и без технологических затруднений заменят CCD-датчики современных камер.
Первооткрыватель графена Андрей Гейм на вопрос о его промышленном будущем отвечает, что «обычно требуется 40 лет, чтобы новый материал из академической лаборатории превратился в коммерческий продукт. Графену только восемь лет, люди стали интересоваться графеном с 2007г., и уже несколько лет он в индустриальных лабораториях у того же Samsung, в куче японских лабораторий.    За последние два года все медленно начало рассеиваться в различные предложения. Я уже видел мобильный телефон Lenovo c тач-экраном, сделанным из графена: ничем не отличается от обычного. В настоящий момент это тестовый экземпляр. Есть надежда, что он будет дешевле нынешних смартфонов. Есть большая надежда, что боковая поверхность, которая никак не используется в современных мобильных телефонах, тоже станет тачскрином. Японская компания Sony делает 100-метровые рулоны графена. Я знаю компанию, которая называется Blue stone, у них та же задача: десятикилометровые рулоны графена производить на продажу. Изначальная цель - мобильные телефоны.    Все выглядит очень оптимистично и, по сравнению с другими материалами, происходит со скоростью света. У графена много титулов. Похоже, что он заслуживает титул материала, который быстрее других перешел из науки в настоящее производство. Остается подождать несколько лет, чтобы увидеть этот материал в коммерческой продукции.   Кто знает, что может случиться, когда имеется абсолютно новый класс материалов, не имеющих толщины, их толщина - один атомный слой, меньше невозможно представить. Теперь мы имеем новый класс материалов, которые мы можем по желанию складывать как конструктор "Лего". Ты можешь конструировать все, что можешь представить».
Специалистам из японской компании «Спайбер» /Spiber Inc/ первым в мире удалось наладить технологию массового производства так называемого паучьего шелка - текстильного волокна, которое, как считается, является прочнее стали и эластичнее нейлона. Об этом говорится в опубликованном сегодня заявлении компании. Ранее производители текстиля по всему миру предпринимали неоднократные попытки воссоздать вид волокна, из которого паукообразные плетут свою паутину, но с экономической точки зрения это всегда выходило крайне нерентабельным. Однако, по заявлению компании "Спайбер", ей удалось разработать технологию, позволяющую в сжатые сроки создавать большое количество этого уникального волокна без серьезных финансовых затрат. Также японские специалисты смогли разработать метод, благодаря которому "паучий шелк" можно преобразовывать в синтетическую пряжу без использования дорогостоящих и токсичных химических препаратов. Продукция, изготовленная из такого чудо-волокна, по заверениям компании, чье название созвучно с английским словом "паук" /спайдер - spider/, будет отличаться невероятной прочностью, долговечностью и эластичностью.
Ученые из Western University при помощи канадского синхротрона CLS нашли способ резко снизить цену топливных ячеек. Это может открыть дорогу в массовое производство очень перспективному источнику энергии, который пригодится на всех видах транспорта, в быту и на производстве.     Суть новой методики заключается в «разбивке» платинового катализатора на наночастицы и даже отдельные атомы, способные ускорять химические реакции.    Новая технология решает проблему перерасхода платины. Новый метод осаждения атомных слоев (ALD) позволяет наносить именно столько катализатора сколько нужно – хоть один атом для использования в наномашинах. Это резко снижает цену топливной ячейки без потери ее производительности, которая, к слову, итак уже достаточно высока для коммерческого использования. Разработать новую технологию осаждения атомных слоев удалось с помощью синхротронного излучения установки CLS и электронного микроскопа со сверхвысоким разрешением. Благодаря этому ученые смогли отследить химические свойства платины и найти оптимальный способ «разобрать» платину на мельчайшие из возможных частей, способных поддерживать каталитическую реакцию.
Остается надеяться, что новые нанотехнологии появятся и в недрах РАН, руководимой теперь академиком Владимиром Фортовым, в чьем таланте выдающегося ученого и прекрасного администратора я абсолютно не сомневаюсь. Наши официальные поздравления с избранием Владимира Фортова в президенты РАН опубликованы во втором номере журнала Израильской ассоциацией учёных (СУРИ) и INRC Polymate – “Scientific Israel – Technological Advantages” (vol. 15, № 2, 2013).